“Учитель, воспитай ученика…”



Продолжаем обсуждение олимпиадного движения по литературе как методически эффективной формы школьного образования. Порой наше закономерное внимание к олимпиадам получает превратное толкование: якобы мы используем всероссийское мероприятие лишь для пропаганды собственной газеты, для повышения ее подписки. Такие суждения странно слышать из уст ответственных людей: им-то должно быть прекрасно известно, что проблемы с подпиской не у нас, а у наших читателей, причем по сугубо социальным причинам.

Необеспечение учителей средствами для приобретения ими необходимых методических и научных изданий общеизвестно и не здесь повторять то, о чем многократно пишет российская педагогическая пресса, и “Литература” в том числе.

Вспомним старую мудрость: брань на вороту не виснет, и займемся более полезными вещами, чем полемика с потерявшими ощущение реальности интеллектуалами. Предлагаем вашему вниманию статью Тамары Александровны ЗадорожнОЙ, учителя русского языка и литературы лицея № 230 города Заречный Пензенской области. У нее училась Елена Погорелая, победитель и призер

Всероссийских олимпиад школьников по литературе (2002, 2003, 2004 годы), ныне студентка филологического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова (мы печатаем ее отклик-воспоминание об олимпиадах).

Тамара Александровна делится своим опытом преподавания литературы филологически одаренным детям, но нам представляется, что ее методика пригодится многим словесникам.

Здесь же заметим, что эта статья по проблемам методической эффективности олимпиадного движения – не единственная в редакционной почте. Откликнулись и другие наши коллеги из Пензенской области, разных краев страны. Разговор только начинается, и мы надеемся, что у многих читателей есть свои общеинтересные суждения по этим проблемам и они заходят вынести их на обсуждение.

На страницах “Литературы” для этого всегда есть место.

Однажды после окончания городской олимпиады услышала от знакомой учительницы литературы: “Хорошо, что мои ученики ничего не заняли, а то пришлось бы их на область готовить”. Сказано это было настолько искренне, что ни о какой тщательно скрываемой обиде и речи быть не могло. Первая моя реакция – раздражение и досада: вытягивать слабого на тройку мы можем, почему же заниматься с сильными нет ни времени, ни желания?

Однако потом я поняла, что в словах коллеги есть нелегкая истина.

Что значит подготовить школьника к областной и всероссийской олимпиадам?

Это значит забыть, что твой рабочий день имеет какие-то границы, это перерыть груду словарей, справочников, пропадать в читальном зале в поисках нужного материала.

Это значит прочитать и прокомментировать с десяток творческих работ, начиная с комплексного анализа текста и кончая сравнительной характеристикой двух (а то и трех!) стихотворений. И все это, заметьте, за очень условную дополнительную плату (в некоторых школах литераторам даже часы факультативных занятий не всегда выделяют, ибо – вот логика! – ЕГЭ по этому предмету проходит по выбору ученика и не во всех регионах). Так что задумаешься, браться ли за эту колоссальную работу или, не дергая себя и семью, мирно заниматься коррекцией грамотности у слабых учеников, тем более что здесь и методики отработаны, и пособия имеются, а с одаренными…

Однако двадцатилетний опыт преподавания в школе подсказывает, что оставлять без внимания учеников, наделенных гуманитарными способностями, грешно. Думаю, многие учителя со стажем согласятся со мной, что детей, обладающих языковым чутьем, глубоко понимающих художественный текст, читающих не только по программе, но и для души, в последнее время становится все меньше и меньше. Более того, года два-три назад мне показалось, что наш брат гуманитарий вообще вырождается, иначе чем объяснить серые, скучные, написанные суконным языком работы, которые в массе встречаются на городских олимпиадах?

И как же не поддержать талантливого, умного, пытливого ученика, как не окружить его особой заботой? Мы ведь с ним “одной крови”, мы говорим на одном языке, который, к сожалению, плохо понимают математики и физики, часто записывая таких детей в неуспешные, ибо в точных науках они, мягко говоря, не блещут, а литература – это изящная словесность, она общей успеваемости не делает.

Поэтому и стремлюсь я десять лет, что работаю в лицее, вырастить единомышленника, друга, свое продолжение и свою смену. “Учитель, воспитай ученика, чтоб было, у кого потом учиться…” Наверное, недаром строчки из стихотворения Евгения Винокурова стали крылатыми именно в такой огласовке.

Но как воспитать такого ученика? Возможно ли это в строгих рамках программ, учебников, стандартов? Да, если это становится целью всего коллектива школы и делом чести словесника.

Безусловно, нужна система урочной и внеурочной работы с сильным учеником. Поделюсь тем опытом, который накоплен в этом направлении в лицее № 230. Уже десять лет в нем формируются гуманитарные классы с углубленным изучением русского языка и литературы.

Это в последнее время вопрос о профильном обучении остро встал перед учителями, а десять лет назад нам пришлось по кирпичику выстраивать систему преподавания в этих классах.

Конечно, первая проблема, с которой мы столкнулись, – это Программное обеспечение учебного процесса. После долгих поисков была создана модифицированная программа по литературе для 10-11-х классов, рассчитанная на шесть недельных часов (вместо трех по базисному плану). Программа преследовала следующие цели и задачи:

Обеспечить обучение учащихся с учетом углубления программного материала, расширить читательский кругозор, совершенствовать навыки литературоведческого анализа, увеличить объем теоретического материала по предмету, развивать творческие способности учеников.

Следующим шагом, обеспечивающим непременный переход количества в качество, стало обеспечение данной программы Тематическим планированием уроков литературы.

Разрабатывая систему уроков развития речи, внеклассного чтения, включая в практику уроки нестандартные, побуждающие детей к творчеству, придумывая оригинальные индивидуальные задания поискового характера, я прежде всего видела лица своих учеников, своих гуманитариев, и спрашивала себя, что им будет интересно, что увлечет их, заставит думать, спорить, дерзать и свершать открытия.

Так появился цикл уроков развития речи “Тайны ремесла”, на которых мы пытаемся заглянуть в творческую мастерскую писателя, определить особенности его стиля, останавливаемся на деталях, на которые часто не остается времени на уроке. Мы начали составлять ежегодные коллективные творческие сборники, в которые входили лучшие работы учеников, находки с уроков, наши общие удачи. Это и сборник викторин по жизни и творчеству Гончарова, Лескова, Островского, Ахматовой, Есенина, это и коллекция стилизаций и пародий на стихотворения поэтов Серебряного века, это и “Венок Лермонтову”, великому поэту и нашему земляку, это и сборник эссе “Заметки на полях школьной тетради”, в который вошли размышления ребят после прочтения того или иного литературного произведения.

Разные ученики – разные работы. Кому-то потребовалась серьезная помощь, кто-то с блеском справился сам. Но главным для меня стало то, что к концу 10-го класса изначально не пишущие ученики, испытывающие даже некоторый страх перед чистым листом бумаги, загорелись желанием создать что-то свое. Наверное, коллективный дух творчества, искренние похвалы одноклассников сыграли свою роль.

Кроме того, чтобы усилить работу по развитию речи, в гуманитарном классе был введен спецкурс “Культура речи” (разработан заслуженным учителем РФ З. А. Шилягиной).

Однако выстраивание системы урочной работы в гуманитарном классе было начальной ступенью в профильном обучении. Мы отдавали себе отчет в том, что надо продумать и Внеурочную работу с теми ребятами, которым школьного урока явно недостаточно. И снова пришли на помощь ученики, единомышленники. Опираясь на их интересы, на их читательские предпочтения, мы начали создавать Программы Факультативов, Спецсеминаров, которые затем стали основой Элективных курсов по литературе.

Например, видя склонность нескольких учениц гуманитарного класса к поэзии и самостоятельному творчеству, я разработала элективный курс “В волшебном мире поэзии (основы стихосложения)”. Наверное, эти встречи (их даже занятиями назвать нельзя, настолько тепло, доверительно они проходили) многим запомнились больше, чем уроки. Мы жили поэзией, сухие термины обретали плоть и кровь, когда мы обращались к стихотворениям Г. Иванова, О. Мандельштама, Б. Пастернака, А. Тарковского, М. Волошина… Я старалась, чтобы мои девочки открывали новые имена, новые стихи, чтобы вслушивались в их музыку, впитывали их ритм, интонацию…

И пусть на эти занятия ходили не все ученики класса, зато посещавшие их делали это без принуждения. И еще неизвестно, кому эти занятия давали больше – ученицам или мне, особенно если среди написанных девочками стихотворений вдруг появилось и такое:

В поезде

На последней странице
раскрыт Еврипид,

Занавешено плотно окно.
Мой попутчик, не верь:
ты не будешь забыт.
То, что было, – уже зачтено

Или в Списке дорог,
или в Списке имен.
Только там можно что-то хранить…
Мы гадаем по книге,
и рыжий плафон
упирается в лица страниц.

Свисший к полу,
шершавый, растрепанный плед
я на полку твою приберу.

На последней странице
пророчества нет.
Как ты думаешь, это – к добру?

Это уже не проба пера, это настоящая поэзия. И настоящий, хотя и юный поэт – Лена Погорелая, самая яркая моя звездочка, мой Ученик, встречи с которым иногда ждешь всю жизнь. Удивительно одаренная, отмеченная талантом, девочка жадно впитывала то, что говорили на уроке, а главное – после урока.

Общение с ней стало постоянным, покровительственное отношение “учитель-ученик” быстро переросло в прекрасное равенство, в редкое духовное родство и дружбу. Я сразу же поняла, что и учить Лену надо другому – и по-другому. Поэтому следующим шагом в работе с одаренными детьми стали Индивидуальные занятия.

Администрация лицея выделила два часа в неделю, чтобы я готовила девочку к олимпиадам разных уровней, занималась с ней исследовательской работой. Готовясь к поступлению в МГУ, Лена, человек безупречной грамотности, обучалась по особой программе и по русскому языку (учитель З. А. Шилягина).

Талант творческий оказался в этой девочке равным таланту трудолюбия. Шаг за шагом оттачивала она мастерство анализа текста, иногда по два-три раза переделывая уже готовые работы… Анализ эпизода, сравнительный анализ двух стихотворений, комплексный анализ текста…

Скучновато звучит, но какое удовольствие получала я, читая умный, тонкий, не по-детски серьезный и глубокий разбор текста!

А сколько мы спорили, какие открытия совершали вместе! Иногда одна только фраза, одно оригинальное замечания критика вырастали в исследовательскую работу. Прочитав в книге Л. А. Аненнского “Серебро и чернь” статью о Марине Цветаевой, мы нашли такой вывод автора: “Серебро – в пику золоту – важнейшая деталь. Знак талисманной верности самому себе”.

Не вывод, а настоящий подарок и Лене, и мне, одинаково горячо любящим Цветаеву. И на одном дыхании, меньше чем за год, был написан доклад на научно-практическую конференцию, тема его – “Золото и серебро в лирике М. Цветаевой”.

Спросите, как все успевали за два-то недельных часа? Тут уместно бессмертное грибоедовское “Счастливые часов не наблюдают”. Не столько работой стало это для меня, сколько частью той учительской жизни, о которой мечтаешь долгие годы и которая приносит несказанную радость общения с учеником, уже шагнувшим дальше тебя. И еще приносит вкус победы!

Интеллектуальной на пороге взрослой жизни, а кроме того, и победы на олимпиадах… Сегодня Лена Погорелая студентка второго курса филфака МГУ и по-прежнему мой друг.

Учитель, воспитай ученика… Путь этот очень долгий, очень трудный, но выбранный раз и навсегда. Каждый год приходят в класс новые лицеисты, и каждый раз мы начинаем этот путь с первого шага. В конце его не обязательно будут громкие победы и гарантированный успех.

Думаю, что и система, сложившаяся в лицее в работе с одаренными детьми, нацелена не на конечный суперрезультат. Главное, мне кажется, увидеть задатки в ребенке, развить их, насколько это в наших силах, подвигнуть к творчеству, помочь ощутить на губах “нежный вкус родимой речи”, научить смеяться и плакать над ровными печатными строками.

С каждым годом все трудней приходится учителю в достижении этих целей: интерес к гуманитарным наукам в обществе невысок, прагматично мыслящее молодое поколение подчас совершенно не восприимчиво к классической литературе, и вот уже гуманитарные классы набираются в лицее не каждый год – ограничиваемся подгруппами. Но если ничего не делать, если не бороться, то и правда вымрем, братья гуманитарии!

Планируя нагрузку на следующий учебный год, клялась и божилась, что возьму два 5-х класса и буду работать спокойно, без этого жесточайшего режима олимпиад, НПК, конкурсов, открытых уроков и т. д. Не выдержала все-таки и взяла 10-й. Сама. Добровольно.

И да здравствует начало нового пути!


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

“Учитель, воспитай ученика…”