Творчество Диккенса эпоха в развитии литературы Англии



Творчество Диккенса – целая эпоха в развитии национальной культуры Англии. Как романист, он известен во всем мире. Диккенс родился в Портсмуте, точнее – в его предместье Лендпорте, расположенном на острове Портси. Родословная писателя ничем не примечательна.

Его дед – Вильям Диккенс – служил лакеем, а потом дворецким в одном из имений. Женился на горничной Элизабет Болл. Он рано умер, оставив двух сыновей.

Самый молодой из них – Джон, отец Чарльза, – получил место чиновника морского казначейства. К среде мелких чиновников

принадлежала и мать писателя Элизабет Диккенс. Родители Чарльза были людьми добрыми и честными, но они жили легко и бездумно, из-за чего жизнь их многочисленных детей усложнялась бедностью и нуждами.

Служба требовала от Джона Диккенса частых переездов.

В 1814 г. семья переехала в Лондон, а через три года поселилась в городке Чатем. Годы, прожитые здесь, – самая счастливая пора в детстве Чарльза. Отец получил место в Адмиралтействе, и семья на некоторое время была обеспеченной.

Чарльз был впечатлительным ребенком и отмечался наблюдательностью.

Много картин детства навсегда запомнились ему: путешествие

по морю на яхте, прогулки с отцом по городу, посещение таверны, где вместе со своей сестрой Фанни он пел для посетителей. Чарльз замечал все смешное, имитировал интонации, жесты, мимику на радость окружающим. Любил читать стихи и петь песни. Под влиянием отца пристрастился к театральным постановкам.

Незабываемое впечатление произвели на него выступления знаменитого клоуна Гримальди. Но больше всего он любил читать. В библиотеке его отца были романы Д. Дефо, Г. Филдинга, Г. Дж. Смолетта, О. Голдсмита и “Дон Кихот” М. де Сервантеса, были здесь сказки “Тысячи и одной ночи”.

Читая романы Филдинга и Смолетта, как метко заметил Г. К. Честертон, Чарльз приобщился “к великой английской комедийной литературе, последним представителем которой ему судилось стать”.

Начальное образование Диккенс получил в школе Чатема. Тем не менее, к тому времени, когда ему исполнилось девять лет, относительное благополучие семьи пошло на спад. Отец запутался в долгах, в доме велись постоянные разговоры о платежах.

Настал день, когда, распродав почти все домашнее имущество, чтобы оплатить хотя бы часть долгов, Джон Диккенс отправился в Лондон, куда его перевели по делам службы. Это было в 1822 году. Десятилетнего Чарльза оставили в Чатеме заканчивать школьный семестр, после чего он сам вынужден был добираться в Лондон. С этого времени началась его новая жизнь.

Об этом тяжелейшем периоде в своей судьбе Диккенс не любил вспоминать и рассказывать.

Но о переживаниях оставленного в огромном и незнакомом городе ребенка, о его злоключениях и страданиях он писал во многих своих романах – в “Оливере Твисте”, “Дэвиде Копперфилде”, “Крошке Доррит”. За неуплату долгов отец Диккенса попал в тюрьму Маршалси. Туда же перебрались мать и младшие дети, а Чарльза устроили на фабрику по изготовления ваксы. За шесть шиллингов в неделю он содержал себя и помогал семье.

Рабочий день длился с утра до позднего вечера. В пасмурном заброшенном сооружении, которое называлось фабрикой, от затхлого воздуха тяжело было дышать. Иногда от переутомления и постоянного недоедания Чарльз терял сознание, но он никогда не жаловался, стоически терпел злоключения, одиночество, а иногда и отчаяние.

Больше всего он хотел учиться, но о школе мог лишь мечтать. В это время он познал Лондон.

Биограф Диккенса – Хескот Пирсон пишет об этой поре в жизни будущего писателя: ” …здесь, в лондонской трущобе, он, сам об этом не догадываясь, получил свое настоящее образование”. Он блуждал по городу, его хмурым окраинам, наблюдал за жизнью Ист-Энда, где проживали бедняки. “Какие ужасные воспоминания вынес я оттуда! – воскликнул Диккенс как-то. – Какие видения! Порок, унижение, бедность!”.

Эти картины и отпугивали, и вместе с тем неудержимо влекли к себе все еще хрупкого, болезненного и крайне чувствительного мальчика. Подсознательно он нагромождал богатый запас впечатлений. Все эти места он со временем изобразил, и много их жителей стали героями его произведений. Но откуда же оптимизм, неисчерпаемый юмор, ирония, если уже в детстве пришлось столкнуться с темными гранями жизни?

Об этом думали многие из тех, кто писал о Диккенса. Г. К. Честертон усматривает источник оптимизма Диккенса в проявленной в детские года способности выстоять, преодолеть трудности и страдание, что помогло ему с особой силой ощутить радость жизни.

“Фабричные колеса изготовляли ваксу, и, между прочим они изготовили наибольшего оптимиста столетия… Чарльз Диккенс, выстрадав те годы, когда мы по обыкновению счастливы, позднее, взрослым, радовался там, где другие плакали… Абсолютные оптимисты, одним из которых был Диккенс, не принимают мир, не восхищаются миром – они в него влюблены”.

Небольшое наследство, полученное после смерти родственницы, спасло семью Диккенсов. Родители заплатили долги, а Чарльз снова начал посещать школу, распрощавшись с фабрикой ваксы. В “Классической и коммерческой академии”, как называлось это учебное заведение, обучали английскому языку и латыни, литературе, математике, танцам и основам коммерции.

Чарльз был счастливым, учился с радостью, к нему вернулось счастье прерванного детства.

Его любили за приветливость, остроумие, веселые рассказы. Он был душой любительских спектаклей, для которых лично писал пьесы в стихах и прозе. В пятнадцать лет обучения закончилось, нужно было помогать семье.

Следующим этапом диккенсовских “университетов” стали судейские конторы, мир английского судопроизводства. В 1827 г. он получил место рассыльного, потом клерка. Начав разносчиком и переписчиком бумаг и деловых писем, Чарльз изучал стенографию и, овладев ее в совершенстве, начал получать заказы на составление репортажей о судебных заседаниях. Три года провел он в мире судейских чиновников, увидел много истцов и посетителей, выслушивал следственные признания, допросы подсудимых, наблюдал за характерами и судьбами разнообразнейших людей.

Появилось желание изложить все это богатство впечатлений не только в деловых отчетах, а и так, как он сам это видит, слышит и ощущает. Наибольшим желанием юного Диккенса в те годы было стать актером.

Он брал уроки сценического мастерства у актера Роберта Киле и надеялся стать членом труппы Ковент-Гардена. Был назначен день, когда его должны были прослушать, но из-за болезни Диккенс не смог появиться в театре. Актером он не стал, но любовь к театру и сцене сохранил на всю жизнь. В любительских спектаклях он играл во все периоды своей жизни, во многих городах Англии и США выступал с чтением своих произведений, и всегда успешно.

В семнадцать лет Диккенс пережил первую любовь – к Марии Биднелл, дочери директора банка. Мария охотно принимала ухаживания, но стать женой обычного стенографиста отнюдь не собиралась. Чарльз тяжело пережил боль и горечь неразделенного чувства.

13 марта 1870 г. Диккенс в последний раз появился на сцене перед лондонской аудиторией. Он прощался с ней, решив больше не выступать. “С этой ярко освещенной сцены я исчезаю теперь навсегда, – говорил Диккенс, – и, взволнованный, признательный, преисполненный уважения и любви, прощаюсь с вами”. Чарльз Диккенс умер 9 июня 1870 г. Он похоронен в Уголке поэтов Вестминстерского аббатства в Лондоне.

День его погребения – 14 июня – стал днем национального траура.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Творчество Диккенса эпоха в развитии литературы Англии