Творческий путь Чехова повести и рассказы (Чехов А. П.)



Литературная деятельность Антона Павловича Чехова продолжалась 25 лет – с 1880 года до середины 1904 года. В истории России эти десятилетия не были отмечены ни войнами, ни революционными взрывами. За чеховской эпохой закрепилась репутация мирного, бессобытийного времени.

Но в начале этой эпохи произошло убийство Александра II народовольцами, за которым последовали годы жестокого правительственного террора – аресты, ссылки, преследования, запреты, душившие живую мысль.

Это придавало “мирному времени” весьма своеобразный, мрачный,

характер. А конец жизненного и творческого пути Чехова ознаменовался необычайным оживлением общественной жизни – рабочими стачками, студенческими демонстрациями, активизацией демократической печати – всем тем, что на фоне начавшейся русско – японской войны привело в конце концов к бурным событиям 1905 года.

Внешне спокойная жизнь России конца XIX – начала XX века была полна подспудной тревоги, с одной стороны, и тайных надежд, с другой. В. И. Ленин дал точное политическое определение этому времени: “эпоха подготовки первой русской революции”.

Многообразные настроения того времени блестяще

отразились в творчестве Чехова, но не менее важно и то, что своими художественными произведениями он сам влиял на настроения своих современников.

Чехов-писатель вступил в эту эпоху студентом первого курса медицинского факультета Московского университета. Только что приехавший из Таганрога, где он провел детство, в Москву, ставшую для него навсегда любимым городом, энергичный и жизнерадостный, Чехов начал активно сотрудничать в юмористических журналах. Рассказы и сценки, подписанные веселым псевдонимом “Антоша Чехонте”, пользовались особенно большой популярностью среди читателей московских и петербургских еженедельников (“Будильник”, “Осколки”, “Зритель”, “Стрекоза” и т. д.).

Забавляясь курьезными положениями, в которые попадали герои молодого автора, не все читатели, однако, понимали, над кем и чем смеется Чехов.

Чехов-юморист бил точно в цель: он метил в подхалимство и ложь, в чинопочитание и невежество. Выставлял напоказ мелкое подличанье и рабскую психологию современного ему мещанина. Но главным врагом молодого Чехова была пошлость.

С годами отношение писателя к тем же порокам эпохи стало иным, более сдержанным внешне, как будто более объективным, но в сущности оно стало и строже и серьезнее.

В рассказах Антона Чехова (с юмористическими псевдонимами было уже покончено) уже чаще появляются грустные интонации. Художник смотрит теперь на жизнь и пристальнее и шире.

У раннего Чехова пошлость как выражение социальной психологии была характерна для косного, невежественного обывателя – главного героя его юмористических и сатирических рассказов. К концу 1880-х годов она поднялась из этих низких в интеллектуальном и нравственном отношении сфер в более высокие. Начиная с этого времени в центре внимания критического взгляда Чехова-художника нередко оказывается человек образованный, считающий себя независимой, иногда даже оппозиционно настроенной личностью,-интеллигент.

Борясь с пошлостью всю свою жизнь, Чехов сначала ее осмеивал, а затем, по словам Горького, изображал ее “бесстрастным острым пером, умея найти плесень пошлости даже там, где с первого взгляда, казалось, все устроено очень хорошо, удобно, даже – с блеском…”. Такую “плесень” легко разглядеть и в бережливости разумной и положительной Манюси (из рассказа “Учитель словесности”), со вкусом уст-раивающей уютное домашнее гнездо, и в кокетливых жестах помещицы, занимающейся филантропией и очень довольной своей особой (героиня рассказа “Княгиня”), и в добропорядочных и назидательных рассуждениях чиновника средней руки (Модест Алексеевич из рассказа “Анна на шее”).

В то же время Чехов чаще вводит в число своих героев людей иного плана – требовательных к себе, страдающих собственным несовершенством, ищущих оправдания своей жизни. С конца 1880-х годов такие люди становятся главными героями чеховских рассказов и повестей.

Четырнадцать произведений, предлагаемых вниманию читателя, написаны в 1888-1895 годах. Эти годы составляют менее трети писательского пути Чехова. По объему же рассказы и повести, вошедшие в книгу,- и вовсе небольшая часть его много-образного творчества (только за эти годы Чехов написал около 80 произведений – рассказов, повестей, фельетонов, пьес, а также документальную книгу “Остров Сахалин”).

Но, как мы увидим, и по этой небольшой части можно судить о том, что волновало Чехова как художника и гражданина, можно судить об основных линиях чеховского искусства.

В числе произведений, помещенных в настоящей книге, кроме повестей “Степь”, “Скучная история”, “Палата № 6”, – такие прекрасные создания чеховской прозы, исполненные глубокого лирико-философского содержания, как “Скрипка Ротшильда”, “Студент”. Чехов написал также целый ряд рассказов, построенных на столкновении ярких типических характеров – “Неприятность”, “Княгиня”, “Попрыгунья”, “Володя большой и Володя маленький”, “Супруга”, “Анна на шее” – и рядом с ними – единственный в своем роде памфлет о кокетстве бездельничающего интеллигента, вырядившегося в российского Гамлета (“В Москве”).

Середина творческого пути… Время деятельного сотрудничества в юмористических изданиях давно позади. Чехов уже широко известен – как автор нескольких книг, в которых были собраны лучшие его рассказы, печатавшиеся на страницах еженедельников и газет. При всей разноголосице в критике, встретившей сборники “Пестрые рассказы”, “В сумерках”, “Рассказы”, “Хмурые люди” не только похвалами, но и спорами и даже предостережениями молодому прозаику (который, по мнению, например, Н. К. Михайловского и А. М. Скабичевского, слишком много внимания уделял мелочам жизни, не достойным внимания беллетриста, что будто бы угрожало его таланту),- за Чеховым признавалось единодушно одно несомненное достоинство: дар новеллиста.

Среди своих сверстников, писавших в жанре короткого рассказа, Чехов выделялся и этим даром, и серьезностью содержания рассказов. Из крупных литераторов России Чехова-новеллиста оценили и Н. С. Лесков, знавший его еще в годы сотрудничества в “Осколках”, и Д. В. Григорович, и Я. П. Полонский и другие. К 1888 году относится первое знакомство Льва Толстого с рассказами Чехова, после чего он стал пристально следить за развитием молодого художника.

С появлением в мартовской книжке петербургского журнала “Северный вестник” повести “Степь” имя Чехова для читающей России прозвучало совсем по-новому, более весомо.

Обращаясь к жанру большой повести, Чехов сознавал ответственность этого шага. Он понимал, что всякое новое слово в искусстве сопряжено с обновлением его содержа-ния, с введением оригинальных тем, не замеченных прежде или забытых. Задумав написать повесть, события которой происходят исключительно в степи (целая “степная энциклопедия”), Чехов помнил о своем предшественнике – Гоголе: “В нашей литературе он степной царь”,- писал Чехов, чувствуя, как сложно будет ему после автора “Мертвых душ” поразить читателя.

Но с полным основанием верил он в то, что его изображение степи раскроет глаза другим молодым писателям и “покажет им, какое богатство, какие залежи красоты остаются еще нетронутыми и как еще не тесно русскому художнику”. Над художественной отделкой этой повести Чехов работал так тщательно, что позволил себе редкое для себя признание: “Удалась она или нет, не знаю, но во всяком случае она мой шедевр, лучше сделать не умею…” (письмо А. С. Лазареву-Грузинскому от 4 февраля 1888 г.), Слово шедевр Чехов употребил здесь не впадая в самовосхваление, имея в виду не результат своего кропотливого труда, а лишь его процесс. Но все-таки употребил!

Надежды Чехова не пропали даром. Подлинные ценители искусства, все крупные писатели того времени – Лев Толстой и Короленко, Салтыков-Щедрин и Чернышевский, Полонский и Плещеев высказались о “Стеши” с одобрением. Впечатлительный Гаршин, прочитав повесть, пошел немедля к другу и взволнованным голосом сообщил ему “замечательную новость”: “В России появился новый первоклассный писатель!”

С повестью “Степь” “Чехов-художник вступал в новую полосу творчества, талант его возмужал и окреп, повествовательное искусство достигло совершенства.

Если прежде в своих коротких рассказах Чехов удерживал читательское внимание быстрым развитием событий, живым диалогом, анекдотической концовкой, то теперь в “Степи” и вслед за ней в других повестях и рассказах) ему удавалось заинтересовать читателя спокойным, неторопливым повествованием, не обращаясь к острым сюжетам и неожиданным финалам.

Это было возможно потому, что на первый план в больших рассказах и повестях вышли проблемы более общего философского содержания: судьба родины, жизнь человека и его нравственные искания. Недаром именно в эти годы Чехов серьезно занялся писанием романа, оставшегося незавершенным. Принципы повествования, к которым он пришел в процессе работы над романом, были осуществлены в больших повестях, которые после “Степи” Чехов стал писать почти ежегодно “Скучная история” (1889), “Дуэль” (1891), “Палата № 6” (1892), “Рассказ неизвестного человека” (1893), “Черный монах” (1894), “Три года” (1895), “Моя жизнь” (1896).

Правда, в официальных рецензиях на повести Чехова неоднократно высказывалось мнение, что обращение его к крупной повествовательной форме в целом ему не удалось, что прекрасные описания природы в “Степи” не имеют будто бы единого смыслового стержня.

Встречая произведения Чехова этих лет с неизменно возрастающим интересом (дискуссии о новом рассказе или повести Чехова на страницах журналов или газет были обычным явлением), критика продолжала видеть в нем мастера короткого рассказа и, не всегда понимая новое качество чеховской прозы, обвиняла ее в “бессобытийности”, в медленном и тягучем развитии действия, в неубедительности финальных разрешений событий.

Источники:

    Чехов А. П. Степь. Повести и рассказы. В ступ, статья Э. Полоцкой.-М.: “Худож. лит.”, 1980.

    352 с. (Классики и современники. Русская классическая литература)..Аннотация: Настоящая книга А. П. Чехова включает повести и рассказы, написанные им в период с 1888 по 1895 год.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Творческий путь Чехова повести и рассказы (Чехов А. П.)