Тукай Г. биография



Габдулла Тукай (Тукаев Габдулла Мухаммедгарифович) родился 14/26 апреля 1886 года в деревне Кушлауч Казанской губернии (ныне Атнинского района РТ) в семье простого приходского муллы. Будучи пятимесячным младенцем, он лишился отца, а в возрасте четырех лет стал круглым сиротой. Дальнейшая судьба мальчика зависела от милости и доброты людей, усыновивших его, хотя и не надолго, и проявивших к нему родительские чувства.

Так, в 1892-1895 гг. его жизнь проходит в семье крестьянина Сагди в деревне Кырлай, недалеко от Кушлауч. Здесь Габдулла начал приобщаться

к трудовой крестьянской жизни, испытал ее радости и горечи, стал учиться и, как он сам потом признавался в своих воспоминаниях, Кырлай открыла ему глаза на жизнь. Действительно, впечатления кырлайского периода оставили в памяти и творчестве поэта неизгладимый след любви к родной земле и ее простым чистосердечным людям.

В дальнейшем детство Габдуллы продолжалось в городе Уральске. Будучи взятым туда в семью купца Усманова, где была хозяйкой его тетя по линии отца, он учился в медресе прогрессивно настроенных Тухватуллиных, кроме того посещал русский класс и проявил высокую одаренность. Начавшаяся в

стране революция всколыхнула жизнь и в таком небольшом городке, как Уральск.

Здесь появились первые татарские газеты и журналы “Фикер”, “Аль-Гасраль-джадид”, “Уклар” и другие. Г. Тукай сотрудничает в них и выступает с многочисленными стихами и статьями на темы, поднятые революцией. В начале 1907 года Тукай покинул медресе “Мутыгия” (Тухватуллиных). Началась его “вольная жизнь”.

Немало трудностей было на пути поэта. Революция шла на убыль. В начале 1907 года власти запретили издание тех татарских периодических изданий, в которых работал и сотрудничал Тукай. Осенью 1907 года Тукай приехал в Казань, чтобы посвятить свою деятельность новым творческим задачам.

Он здесь быстро входит в литературные круги и сближается с молодежью, группировавшейся вокруг газеты “Аль-Ислах” (“Реформа”). Однако его никогда не покидала мысль о необходимости продолжать традиции национальной сатирической печати, без которой он не мог представить развитие своего творчества и вообще татарской литературы. Частично это осуществилось в издании сатирико-юмористических журналов: “Яшен” (“Молния”), “Ялт-юлт” (“Зарница”).

Все свои творческие возможности Тукай, можно сказать, посвятил этим журналам. Через них он яростно боролся со всевозможными проявлениями реакции. Уже ранний период творчества Г. Тукая был отмечен страстной проповедью бескорыстного служения народу, хотя при этом у него преобладала еще риторика любви к нации.

Поэт быстро пережил такую просветительскую романтику, все глубже проникая в реальный мир народа. Позднее, в условиях жестокой реакции, он с болью отмечал, как бесчинствующее в стране зло подтачивает “душу народа, силы народа”. Поэтому он провозглашал: “Если хочешь волновать народную душу, пусть будет полон напев твой горькой печалью” (“Без заглавия”, 1908). В творчестве Тукая возникает целый цикл замечательных поэтических и очерково-публицистических произведений, в которых исчерпывающе ясно выражено отношение к народу.

Такие его стихотворения, как “Осенние ветры”, “Гнет”, “Дача” (1911), “Чего не хватает сельскому люду?” (1912), “Надежды народа…” (1913) и другие являются классическими образцами социальной лирики, в которых с потрясающей силой реализма раскрыта трагедия народных масс. В основе тукаевской поэзии лежит не разговорная, а напевная интонация. Поэтому она быстро подбирает для себя музыкальный ключ. Однако из этого не следует делать вывод, что он отвергал усилия некоторых поэтов, своих современников (например, С. Рамиева), обогатить разговорной интонацией татарское стихосложение.

Тукай утверждал, что “беда не велика, что размеры, ритмика, гармония различны. Важен только смысл и умение в совершенной форме пояснить этот смысл.., кроме разве написанного без каких-либо размеров произведения Тургенева “Отцы и дети”.В нем нет стихотворных рамок. А между прочим – поэзия”. В годы реакции было непоправимо подорвано здоровье Тукая.

Он находился в бедственном материальном положении. Коммерческое отношение книгоиздателей к его произведениям и незаинтересованность самого поэта в личном благополучии, несомненно, сыграли при этом немалую роль. Он вынужден был влачить нищенское существование в холодных номерах гостиниц.
В пору нового революционного подъема происходят значительные изменения и в жизни поэта. Несмотря на резкое ухудшение здоровья, в 1911-1912 гг. он совершает путешествия, имевшие для него большое значение. В начале мая 1911 года пароходом приехал в Астрахань, по пути знакомясь с жизнью Поволжья (“Дача”, очерк “Маленькое путешествие”).

Здесь Тукай был гостем своего друга поэта С. Рамиева, встретился с азербайджанским общественным деятелем и писателем Нариманом Наримановым, сосланным сюда за революционную деятельность в родном краю.
Весной 1912 года Тукай решается на более значительное путешествие по маршруту Казань-Уфа-Петербург. В Уфе он встречается с М. Гафури. Эта встреча оставила глубокий след в жизни обоих народных писателей, укрепила их симпатии друг к другу. Петербург встречает Тукая холодно.

Здесь он не находит людей, подобных Гафури. Разумеется, передовая национальная интеллигенция Петербурга не осталась равнодушной к визиту любимого поэта. Узнав о нем с опозданием, она стремилась оказать свое внимание. Прожив в Петербурге 13 дней, 6 (19) мая, Тукай покинул столицу и отправился в Троицк, а затем в казахскую степь – пить кумыс, надеясь этим поправить свое здоровье.

В Казань вернулся в начале августа. Работал в удушливой атмосфере типографии и, несмотря на плохое самочувствие, продолжал писать. Последние годы жизни и деятельности Тукая свидетельствуют о том, что писатель, все ближе постигая народную действительность, резко ощущал разлад с враждебным народу обществом и беспощадно осуждал все то, что могло бы лечь тенью на его гражданскую совесть (“Первое мое дело после пробуждения”, “По случаю юбилея” и др.).

Поэт вынужден был вести постоянную, непримиримую борьбу не только с жестокой действительностью, но и с собственными заблуждениями и иллюзиями, которые рождались в мучительных поисках правды и справедливости.
2 (15) апреля 1913 года в 20 часов 15 минут Габдуллы Тукая не стало. Он ушел из жизни в расцвете своего таланта.

Габдулла Тукай (настоящее имя – Габдулладжан Тукаев) родился 26 апреля 1886 года в семье муллы Мухаммедгарифа в деревне Кушлауч Казанской губернии (ныне Тукаевский район Республики Татарстан). Род Тукаевых, по преданию, насчитывал семь поколений мулл. О предках поэта известно очень мало: дед Тукая, Мухаммедгалим, в 1835 году получил “указ”, то есть свидетельство на звание муллы. Детство будущего поэта нельзя назвать счастливым.

Отец – простой мулла – умер, когда мальчику не было пяти месяцев. Позднее мать, оставив трехлетнего мальчика бедной старушке на воспитание, переехала с новым мужем в другую деревню. Через некоторое время Мамдуда взяла малыша к себе.

В доме отчима он жил на половине прислуги, зато мама была каждый день рядом. Для Тукая это было самое счастливое время в его жизни. Но счастье длилось недолго: мальчику не было четырех лет, когда мама умерла, и он остался круглым сиротой.

Отчим отправил его в деревню Училе, к дедушке – отцу матери, у которого и без внука было шестеро детей.
Так началась его горькая жизнь “в людях”. Габдулле пришлось называть мамой восьмерых чужих женщин. В многодетной и полуголодной семье Зинатуллы Габдулла оказался лишним ртом. И дед отправил внука в Казань.

Посадил мальчика ямщику в сани и отправил в неведомый путь. В Казани, на Сенном базаре, ямщик ходил по толпе и предлагал его на усыновление. Так Габдулла оказался в доме ремесленника Ново-Татарской слободы Мухаммедвали.

В его семье впервые улыбнулось мальчику счастье. Однако вскоре грянула беда: новые родители заболели и потому решили вернуть сироту в деревню Училе к деду, которому через некоторое время удалось отдать Габдуллу крестьянину Сагди из соседней деревни Кырлай. В 1892-1895 годы жизнь его проходит в семье Сагди, где не было нужды в куске хлеба.

Здесь Габдулла начал приобщаться к крестьянскому труду. Именно в кырлайский период он впервые осознал чувство любви к народу и родной земле. “Деревня Кырлай открыла мне глаза на жизнь”, – писал поэт в своих воспоминаниях (“Что я помню о себе”, 1909). Впечатления кырлайской поры оставили в его творчестве неизгладимый след.
В Кырлае Габдулла начал учиться. Однако и тут ему было суждено пережить тяжелые дни. Взрослые дочери Сагди умерли от разных болезней, а сам хозяин неожиданно стал калекой.

Его суеверная жена все эти несчастья связывала с пребыванием в своем доме сироты. Когда у нее родился сын, ее отношение к приемышу вовсе ухудшилось. К счастью для мальчика, в начале зимы 1895 года он был взят в семью сестры своего родного отца, Газизы Забировой (Усмановой), которая жила в городке Уральске.

Поэта давно тянуло в родные края. В своих мечтах он на “Паре лошадей” уже совершает путь в Казань. Город, покинутый им восьмилетним мальчишкой, теперь представляется ему пределом мечты: центром просвещения и культуры. Мальцом уехал он отсюда в неведомый городок на Урале-реке, а обратно возвращался уже зрелым неистовым публицистом, сатириком, общественным деятелем, признанным поэтом, великолепно владеющим, помимо родного татарского, русским, арабским, персидским и турецким языками.

С осени 1907 года начинается казанский, наиболее плодотворный период в жизни Тукая, составляющий около пяти с половиной лет вдохновенного служения своему народу, своей Родине. В Казани он с большим воодушевлением отдался творческой работе. Его никогда не покидался мысль о необходимости продолжить традиции свободной национальной печати, служащей “своей любимой идее”. Частично это осуществлялось в издании сатирических журналов, сперва “Яшен” (“Молния”), затем “Ялт-йолт” (“Зарница”).

Все свои творческие возможности Тукай посвятил этим журналам. Печатаясь в них, он яростно боролся со всевозможными проявлениями реакции. Его главным девизом стало:

С кем только жизнь в злой распре не бывала?
В борьбе ты ей не уступай нимало!
(“Жизнь”, 1908).
За свою недолгую жизнь в Казани Тукай выпустил тринадцать книг для детей школьного возраста, четыре книги по изучению устного народного творчества, а всего более тридцати книг. Подлинный расцвет поэзии Тукая падает на казанский период. Книгоиздатели заранее стараются заручиться в том, что именно им поручит поэт издание своих новых произведений.

Даже газеты и журналы либерального толка “Шура” (Совет), “Вакыт” (Время) в Оренбурге и “Юлдуз” (Звезда) в Казани с готовностью публикуют любую новую вещь Тукая. Тукай возымел такое высокое общественное признание, что даже журнал “Шура”, издававшийся на средства оренбургских баев-миллионеров, и тот пошел на публикацию одного из наиболее острой социальной направленности стихотворения Тукая “Дача”.

Последний год жизни
Жизнь в Казани на многое раскрыла глаза Тукаю. Меняется настроение его духа. Вдохновенное творческое горение сменяется в дни разгула черносотенной реакции хандрой, душевным надломом, а в десятые годы в нем снова оживают светлые надежды на новый революционный подъем…

Иногда он пускается в путешествие, желая хоть на время избавиться от удручающей атмосферы Казани. Побывал на Макарьевской ярмарке в Нижнем Новгороде, съездил в Гурьевку Симбирской губернии…

Несмотря на резкое ухудшение здоровья, в 1911-1912 годах Тукай совершает путешествия, имевшие для него большое значение. В начале мая 1911 года пароходом едет в Астрахань, по пути знакомясь с жизнью Поволжья. Весной 1912 года Тукай решается на более значительные путешествия по маршруту Уфа – Петербург.

В Уфе он встречается с Мажитом Гафури. Они еще раз убедились в своей идейной и творческой близости. Петербург встретил Тукая холодно. Прожив в Петербурге 13 дней, 19 мая Тукай покинул столицу и отправился в Троицк.

В середине июня он очутился в казахской степи, где надеялся поправить кумысом свое здоровье. Впечатления от этих поездок вылились в цикл ярких, красочных путевых заметок. Поэт вернулся в Казань в начале августа 1912 года. Даже будучи тяжело больным, продолжал работать в типографии, дыша воздухом, насыщенным свинцовыми испарениями, и писать несмотря ни на что.

Конец 1911 и первые месяцы 1912 года проводит в Училе, где пишет о тяжелой жизни многострадального народа. Со дня на день усиливается у поэта запущенная болезнь – туберкулез легких. В марте 1912 года он тяжело переживает внезапную смерть Хусаина Ямашева, замечательного сына татарского народа. Двумя стихотворениями отзывается Тукай на эту огромную для передовой татарской молодежи потерю.

В начале 1913 года здоровье Тукая резко ухудшилось. Однако он не перестает писать. Произведения последних месяцев жизни поэта еще полнее раскрывают его как великого патриота, гражданина, глубоко осмысливающего исторические судьбы родины.
Отправляясь из номеров “Амур”, где жил Тукай в апреле 1913 года, в Клячкинскую больницу Тукай сознает, что для него это – последнее “путешествие”. Накануне он зашел проститься к Ф. Амирхану, снимавшему номер по соседству. Фатих сказал ему:
– Выздоравливай скорей, чтобы нам с тобой поскорей свидеться!
Тукай ответил ему:
– Ты уж не спеши свидеться со мной, живи-ка подольше.

2 апреля Тукая не стало. Он умер, прожив неполные двадцать семь лет.

Жизнь после смерти
Такой многолюдной процессии Казань еще не знала. От больницы на перекрестке улиц, которые ныне носят имена Островского и Кави Наджми, процессия двигалась к татарскому кладбищу в Ново-Татарской слободе.
Похороны Габдуллы Тукая.
В этот день все татарские газеты посвятили поэту специальные номера. В знак траура был отменен рабочий день в издательствах и книжных магазинах, занятия во всех медресе. Редакции газет и журналов были завалены телеграммами соболезнования и скорби. Об этом же свидетельствует периодика Петербурга и Москвы.

Особенно много места уделяет трауру по Тукаю “Мусульманская газета”. Помимо телеграмм она публикует и русские стихи, посвященные памяти великого поэта. Большой интерес к личности и творчеству Тукая начинает проявлять русская и зарубежная печать. Имя Тукая означает целую эпоху в духовном развитии татарского народа, в становлении его литературы, искусства, культуры в целом.

Поэт навсегда останется жить в благодарной памяти народа. 2011 год объявлен годом Габдуллы Тукая в Татарстане. Значение Габдуллы Тукая для татарского народа огромно.

Он выполнил в своей культуре ту же историческую миссию, что и Пушкин в русской культуре, Шевченко в украинской, Абай в казахской.

Произведения Тукая большими тиражами издаются на русском и многих других национальных языках страны. Поэт продолжает жить вместе со своим народом, вместе с народами всей многонациональной России.
Его путь, путь к бессмертию и славе продолжается…


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Тукай Г. биография