Труды Ломоносова в области языка и литературы (Ломоносов М. В.)

Очень важное значение имеют научные труды Ломоносова в области языка и теории поэзии. Этими работами Ломоносов произвел существенную реформу в области русского литературного. языка и положил начало той системе стихосложения, которая стала основной в XVIII и XIX веках и дошла до наших дней.

Ломоносов любил свой родной язык и восторженно отзывался о нем. В предисловии к “Российской грамматике” он пишет о русском языке: “Карл пятый, римский император, говаривал, что испанским языком с богом, французским с друзьями, немецким с неприятелем, итальянским с женским полом говорить прилично.

Но если бы он российскому языку был искусен, то, конечно, к тому присовокупил бы, что им со всеми оными говорить пристойно.

Ибо нашел бы в нем великолепие испанского, живость французского, крепость немецкого, нежность итальянского, сверх того – богатство и сильную в изображениях краткость греческого и латинского языка”.

Но Ломоносов не мог не видеть, что русский язык в его время был сильно засорен как иностранными словами, так и устаревшими, обветшалыми церковнославянскими словами и выражениями. Ломоносов и поставил своей задачей очистить русский язык, раскрыть его богатства, развить русский литературный язык на народной основе. В этой своей работе Ломоносов пошел по пути сочетания того ценного, что он находил в славянском и в русском народном языке.

Ломоносов понимал, что славянский и русский – это разные языки, но в то же время и близкие друг другу, родственные. Он считал, что для русского литературного языка обращение к славянскому языку будет полезно. Богатство словаря, разработанность синтаксиса славянского языка – те ценные его стороны, которыми нельзя пренебрегать.

Кроме того, осторожное употребление славянского языка, родственного русскому, мыслит Ломоносов, предохранит русский язык от порчи его чуждыми ему иностранными словами и выражениями. Однако основным источником развития литературного языка должен явиться “природный язык”, на котором разговаривает русский народ.

Исходя из этих соображений, Ломоносов в своем рассуждении “О пользе книг церковных в российском языке” (1757) излагает свое учение о “трех штилях” Здесь он говорит, что в “российском” языке есть три рода “речений”, т. е. три рода слов. К первому относятся слова, которые являются общими и для славянского, и для русского языка, например: слава, рука, ныне, почитаю. Ко второму принадлежат такие славянские слова, которые хотя и редко употребляются, особенно в разговорной речи, но понятны грамотному человеку, например: отверзаю, господень, насажденный, взываю. “Неупотребительные и весьма обветшалые отсюда выключаются, напр. обаваю (очаровываю), рясны (ожерелье), овогда (иногда), свене (кроме)”.

К третьему относятся слова, которых нет в церковнославянских книгах, например: говорю, ручей, который, пока, лишь, т. е. слова чисто русские. От различного сочетания слов этих трех групп рождаются три “штиля” – “высокий”, “средний” (Ломоносов называл его “посредственным”) и “низкий”.

“Высокий штиль” составляется из слов первой и второй групп. Это стиль торжественный, величественный, важный. Им должно писать героические поэмы, оды, а в прозе – ораторские речи “о важных материях”. “Средний штиль” должен состоять преимущественно из русских слов, т. е. слов первого и третьего рода, к которым можно присоединять слова славянские, т. е. второго рода, но делать это надо с большой осторожностью, “чтобы слог не казался надутым”.

Этим стилем нужно писать трагедии, стихотворные дружеские письма, элегии, сатиры, а в прозе – исторические сочинения. “Низкий штиль” состоит исключительно из русских слов, которых нет в славянском языке. Им надо писать комедии, эпиграммы, песни, а в прозе – письма, “описания обыкновенных дел”.

Учение о “трех штилях” не было изобретением Ломоносова. Оно было известно еще в древнем Риме и на Руси в XVII веке. Но у Ломоносова эта теория принимает совершенно иной вид и особое значение. Во-первых, Ломоносов, вводя учение о “трех штилях”, преследует высокую цель – укрепить, утвердить положение русского языка как языка литературного, ограничив применение церковнославянского, приблизить литературный язык к разговорному; во-вторых, он-относит к каждому “штилю” определенные литературные жанры, стремясь к соответствию формы и содержания.

Последнее соображение ему подсказывалось классицизмом. Вот почему во все время господства в русской литературе классицизма у строгих его последователей учение Ломоносова о “трех штилях” будет сохраняться как закон.

Большое значение для укрепления национального русского языка имела борьба Ломоносова с засорением русского языка иностранщиной. Гениальный ученый и прекрасный знаток многих языков, он сумел найти русские слова для выражения научных понятий и тем заложил основание русского технического и научного словаря. Очень многие из составленных им научных выражений прочно вошли в обиход и применяются до настоящего времени, например: земная ось, удельный вес, равновесие тел, кислота, квасцы, воздушный насос, магнитная стрелка и другие5.

Без перевода Ломоносов оставил те научные и технические выражения и слова, которые или затруднительно было перевести на русский язык, или они очень прочно с давних пор вошли в русский словарь, но и их он старался приспособить к правилам русского языка, например: вместо употреблявшегося до него и в его время слова “квадратуум” он писал квадрат, вместо “оризонт” – горизонт, вместо “препорция” – пропорция.



Труды Ломоносова в области языка и литературы (Ломоносов М. В.)