Три “Золушки”



Идея цикла статей санкт-петербургского учителя литературы, кандидата педагогических наук, доцента РГПУ Татьяны Вячеславовны Рыжковой – показать коллегам, как и для чего можно использовать на уроке экранизации программных произведений (читатели знакомы с ее статьей “”Мастер и Маргарита”: Роман и фильм на уроках литературы” – она напечатана в № 8).

Традиция обращения к кино при изучении литературы насчитывает несколько десятилетий, некогда существовали даже специальные центры, где можно было брать напрокат школьные кинопленки по разным предметам. Теперь же технические возможности многих учебных заведений позволяют привлекать кино на урок гораздо шире. Однако подчас мы заменяем одно искусство другим: очень легко нажать кнопку видеомагнитофона и включить фильм – и урок идет, и говорить не надо, и Дети довольны.

Посмотрят, скажем, “Войну и мир” – и хоть не прочтут, но что-то в сюжете уловят. А тему урока в журнал можно записать так: “Просмотр и обсуждение учебного видеофильма”. Стильно, современно.

Только вот часто ли у нас это самое

обсуждение провести удается, причем так, чтобы оно “работало” на наш предмет, а не становилось формальным довеском к фильму? Т. В. Рыжкова предлагает нам такую систему работы с кино на уроке, которая позволяет делать экранизацию отправной точкой разговора именно о литературе. Мы встретимся в статьях с фильмами снятыми по “Собачьему сердцу”, “Маленьким трагедиям”, “Ревизору”, “Преступлению и наказанию” и другим произведениям, изучающимся в разных классах.

А начнем со знаменитой “Золушки”, которую предлагаем посмотреть с пятиклассниками.

Хорошо известно, что наши юные современники предпочитают изобразительный ряд словесному. Это происходит потому, что деятельность читателя в сравнении с восприятием других искусств особенно сложна: ведь слово не обладает, в конкретном смысле, вещественностью звука, линии, цвета, объема, движения. Для воздействия литературного искусства недостаточно понять и отвлеченно логические значения слов.

Эмоции и воображение питаются конкретными образами, оживающими в сознании читателя. Искусство кино – это, упрощенно говоря, и есть результат конкретизации в сознании режиссера словесных образов, который с помощью технических и человеческих ресурсов могут видеть на экране и другие люди. Все время говоря о необходимости развития у ребенка способности к конкретизации словесных образов, мы опаздываем, не успеваем активизировать эту функцию сознания, а, как указал Д. Н. Узнадзе, не востребованная в определенные период времени функция словно отмирает, “закрывается” уже навсегда.

Последствия педагогического опоздания мы видим в старших классах: в сознании читателя-школьника конкретизация художественного текста часто по-прежнему происходит пунктирно, прерывисто и неадекватно авторскому описанию. Причины этого явления хорошо известны, а вот приемы развития способности к конкретизации словесного образа, без которой невозможно полноценное восприятие произведения, сегодня нуждаются в уточнении.

Одним из эффективных способов решения проблемы является организация взаимодействия читательской и зрительской деятельности на уроках литературы, то есть обращение к изобразительному, театральному искусству и к кино.

Традиционный для методики путь от словесного произведения к его кино – или театральной интерпретации сегодня не дает желаемого результата, поскольку из цепочки выпадает основное, первое звено – чтение. Но вполне реально превратить кинематограф из соперника литературы в ее союзника. Опыт экспериментальной работы в начальной и средней школе (как моих коллег, так и мой личный) позволяет утверждать, что интерес к литературе повышается, а литературное развитие школьников протекает интенсивнее при специально организованном взаимодействии читательской и зрительской деятельности. Мы выделили ряд методических условий, обеспечивающих эффективность этого взаимодействия:

1) необходимо предварительное знакомство учеников со средствами кинематографической выразительности;

2) процесс взаимодействия читательской и зрительской деятельности должен проходить в несколько этапов:

подготовка учеников к восприятию кинофильма; обмен впечатлениями о кинофильме после его просмотра; создание проблемной ситуации, мотивирующей обращение школьников к литературному источнику; сопоставительный анализ кинофильма и художественного текста на уровне либо эпизода, либо целого;

3) в процессе изучения произведения литературы читательская деятельность, мотивированная зрительской, должна в конечном итоге преобладать над зрительской деятельностью.

В серии статей мы раскроем на конкретных примерах методику работы по организации взаимодействия читательской и зрительской деятельности школьников.

Этап I. Знакомство с языком кинематографа (начальная школа)

Содержание этого этапа – овладение младшими школьниками основами языка киноискусства. Ребенок 6-9 лет не обладает кинематографическим восприятием мира – он смотрит кинофильм как оживленную историю, не обращая никакого внимания на художественную форму произведения. Наивный реализм как особенность восприятия искусства проявляется при общении с любым его видом.

Принимая условность в содержании (волшебство, невероятные в реальности события и т. п.), наивный реалист любого возраста ищет только внешние логические связи между событиями, не догадываясь о том, что у каждого искусства есть свой язык, который позволяет в изображении увидеть дополнительные характеристики героев и обстоятельств, подсказки, намеки, авторское отношение к изображаемому, то есть подтекст. Только очень рельефные, заметные средства выразительности оказывают влияние на подсознание зрителя – наивного реалиста: внешний вид персонажа (приятный или нет, страшный или смешной), яркие манеры (грубость или мягкость), физические данные (сила или слабость), общее развитие (глупый или умный), очень четко проявленные нравственные качества (добрый или злой). Музыкальное сопровождение усиливает впечатления, если соответствует по характеру событиям или персонажам.

Более тонкие средства выразительности, такие как монтаж, свет и цвет, темпоритм, композиция, музыка, остаются за пределами внимания и осмысления.

Современный кинематограф может говорить на разных языках: от символического до примитивного, у каждого талантливого режиссера – свой язык, но научиться понимать его можно лишь зная основы кинематографического языка, общего для всех. Иначе искусство кино останется только зрелищным, не затрагивающим глубин души и сознания.

Младший школьник, открывающий для себя мир, с интересом постигающий его языки, довольно легко осваивает и язык кинематографа.

1. Знакомство учеников с художественным языком кинематографа начинается с основных понятий киноискусства. В основе работы – просмотр киноэпизодов из известных детям анимационных и художественных фильмов; ее цель – формирование представлений о Кадре, Плане, ракурсе, цвете, свете, звуке (шум, голос, музыка), монтаже Как изобразительно-выразительных средствах кинематографа. На этом же этапе ребенок учится описывать кадр, смотря на экран, видеть не только то, что изображено в кадре, но и как. Роль оператора дети открывают, смотря не только художественные, но и научно-популярные фильмы о природе: важно, с какой точки изображен предмет, какое впечатление он производит (например, горы могут быть показаны сверху или прямо, море увидено с высоты птичьего полета, с палубы корабля или с берега).

Рассматривая с детьми маленькие киноэпизоды, обращаем их внимание на фон, цветовую гамму, музыкальное сопровождение.

Процесс овладения языком киноискусства даже на таком элементарном уровне долгий. Он требует многократного повторения и занимает иногда несколько лет. Типичная ошибка учителя – введение всех терминов сразу на одном уроке, а на другом – уже составление с детьми киносценария по произведению.

2. Освоив основные термины и осознав возможности средств кинематографа, ребенок учится переводить зрительные образы, возникающие под влиянием литературного текста (чаще всего это эпизод рассказа или сказки), в целостное динамическое изображение и описывать его так, чтобы передать атмосферу и мысль эпизода и вызвать у предполагаемого зрителя определенное впечатление. Ставя перед детьми задачу – придумать кино, мы направляем его деятельность вопросами о том, что должен почувствовать зритель, что он должен понять, о чем задуматься и т. п. Эта работа проводится коллективно и в устной форме, все необходимые записи или пометки учитель делает на доске, прибегая к помощи заранее подготовленных карточек, схем, табличек и т. п.

Этот период тоже длится долго – до конца начальной школы, иногда захватывая 5-6-й классы средней школы.

Когда язык кинематографа освоен детьми на начальном уровне, когда они получили опыт составления школьного киносценария по эпизоду или небольшому произведению в целом, можно приступать к более сложной, серьезной работе, одновременно расширяя представления школьников о специфике искусства кино.

Этап II. Сопоставление литературного произведения с его киновоплощением (5-6-й классы)

В 5-6-м классах мы начинаем новый этап, на котором дети знакомятся с экранизацией литературного произведения как одной из его интерпретаций. Мы сравниваем литературное произведение и его экранизацию в целом. При этом мы не анализируем кинофильм в деталях, не останавливаемся на актерском воплощении образов персонажей, даже на позиции режиссера.

Наша задача – показать детям, что в основе экранизации – литературное произведение и сценарий, созданный на его основе, и что экранизация и ее первоисточник порой значительно отличаются друг от друга.

В 5-м классе игровое кино обычно приходит на урок литературы вместе с литературной сказкой. Это может быть “Снежная королева” Г. К. Андерсена и Е. Л. Шварца, “Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях” А. С. Пушкина, “Аленький цветочек” С. Т. Аксакова, “Черная курица, или Подземные жители” А. Погорельского, “Золушка” Ш. Перро и Е. Л. Шварца, “Три Толстяка” Ю. К. Олеши и др. – в зависимости от круга чтения, предлагаемого программой и учебником.

Все эти литературные сказки имеют киноверсии.

Покажем, как организуется читательская и зрительская деятельность на уроках в 5-м классе на примере сказок Ш. Перро и Е. Л. Шварца “Золушка”.

1. Независимо от того, успели дети прочитать киносказку “Золушка” или нет, на уроке смотрим фильм по сценарию Е. Л. Шварца, поставленный Н. Н. Кошеверовой. Перед просмотром спрашиваем, знают ли ребята сказку “Золушка” и видели ли фильм по этой сказке. Часто можно услышать названия, вернее, изложение сюжета современных зарубежных кинофильмов, в основе которых сюжет фольклорной “Золушки”. О “Золушке”, снятой Н. Н. Кошеверовой, некоторые дети знают, но от предложения посмотреть киносказку не отказываются.

Фильм длится 85 минут, следовательно, на его просмотр нужно отвести два урока подряд.

Первые впечатления от кинофильма дети высказывают после просмотра. Они спрашивают, почему фильм не цветной, но, несмотря на отсутствие в фильме уже привычных для нас спецэффектов, компьютерных технологий и прочего, он нравится детям, трогая их своей добротой и жизнерадостностью. Никаких сомнений в том, что в основе фильма известная им сказка Перро, у детей не возникает.

Поэтому после просмотра просим пятиклассников перечитать дома сказку Ш. Перро “Золушка” и принести ее текст на следующий урок.

Поскольку сказка Перро знакома всем с раннего детства, то перечитывать ее многие не считают необходимым. Поэтому сразу же даем задание установить, по этой ли сказке сняла фильм Н. Н. Кошеверова, и свое решение обосновать примерами.

2. Обсуждение фильма. Он проходит как сопоставление фильма и сказки Перро.

Вопросы для обсуждения.

– Понравился ли вам фильм? Какие эпизоды запомнились? Когда больше всего переживали и волновались?

За кого? Когда смеялись? Над кем или чем?

Почему?

Ответы детей на эти вопросы помогут учителю выявить эмоциональные доминанты в восприятии кинофильма, а детям “прокрутить” основные эпизоды фильма в воображении, вспоминая в процессе обмена мнениями “стершиеся” детали.

– Похож ли фильм на сказку Перро? Что общего у фильма со сказкой?

Обычно дети удивлены: перечитав, а многие впервые прочитав самостоятельно “Золушку” Ш. Перро, обнаружили, что фильм явно отличается от сказки.

Предлагаем детям Восстановить фабулу сказки и фильма, то есть кратко пересказать произведения, сохранив только самое главное. В результате школьники убеждаются в том, что фабула сказки Перро осталась в фильме без существенных изменений.

– Что же тогда отличает фильм от сказки?

Может быть, изменился конфликт или причины противостояния героев? Нет, и конфликт между мачехой и Золушкой остался. А чего нет в сказке Перро? Дети назовут множество отличий: и начинается по-другому, и король забавный, и фея не такая, и множество подробностей, которых нет в тексте Перро, и мальчик-паж и так далее.

Внешних отличий перечисляется очень много, но, конечно, отличий существенных, идейных, пятиклассники самостоятельно не видят.

– Кто же придумал все то, чего не было в сказке Перро?

Дети не обращают внимания на титры к кинофильму, а потому считают, что все придумала Надежда Николаевна Кошеверова и артисты.

После обмена мнениями рассказываем о том, что в основе любого кинофильма лежит литературный сценарий, что автор сценария фильма, который они посмотрели, а значит, и всего, что происходит на экране, – Евгений Львович Шварц, и знакомим учеников с тем, как писатель создавал свою “Золушку” (многие дети уже знакомы по начальной школе с ним как сказочником – автором “Сказки о потерянном времени”).

Киностудия “Ленфильм” в январе 1945 года предложила Е. Л. Шварцу написать сценарий по сказке “Золушка”. В дневниках писателя есть запись от 12 августа 1945 года: “Сценарий “Золушки” все работается и работается. Рабочий сценарий дописан, перепечатывается, его будут на днях обсуждать на художественном совете, потом повезут в Москву. Много раз собирались мы у Надежды Николаевны Кошеверовой – она будет ставить “Золушку””


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Три “Золушки”