Трагическое одиночество Базарова (по роману И. С. Тургенева “Отцы и дети”)

Боже мой! Что за роскошь “Отцы и дети”!..
Болезнь Базарова сделана так сильно,
что я ослабел, и было такое чувство, как
будто я заразился от него.
А. П. Чехов
В образе Базарова И. С. Тургенев изобразил тип нового человека, который зарождался в условиях социального конфликта, смены одного строя другим. В этом герое отразились все положительные и отрицательные черты представителя прогрессивной молодежи, в нем мы видим торжество нового, только зарождающегося, над старым, уходящим. Однако в образе мы отчетливо видим также и трагедию человека, Базарова, который еще не полностью осознает все ошибки и заблуждения новой идеологии.
Уже с первого знакомства с героем мы видим, что это сложная, во многом противоречивая натура. Этот внешне самоуверенный человек, на самом деле не так прост и однозначен. В его груди бьется тревожное и уязвимое сердце.

Он довольно резок в своих суждениях о поэзии, любви, философии. Базаров все это отрицает, но в его отрицании чувствуется какая-то двойственность, как будто он не совсем искренен в своих оценках. И ближе к завершению романа мы увидим, что так оно и есть.

Герой сам поймет и раскается в своих заблуждениях, откроет самому себе свою истинную натуру.
А пока перед нами убежденный нигилист, все отрицающий, кроме точной науки и проверенных фактов. Искусство он не принимает, считая его болезненным извращением, чепухой, романтизмом, гнилью. Такой же романтической чепухой видится ему и духовная утонченность любовного чувства: “Нет, брат, все это распущенность и пустота! – говорит он. – Мы, физиологи, знаем, какие это отношения…”.

Односторонен и, бесспорно, ошибочен его взгляд на природу, как на мастерскую. Таким образом, вот каким выступает мировоззрение тургеневского героя: нет любви, а есть лишь физиологическое влечение, нет никакой красоты в природе, а есть лишь вечный круговорот химических процессов единого вещества. Отрицая романтическое отношение к природе, как к храму, Базаров попадает в рабство к низшим стихийным силам природной “мастерской”.

Он завидует муравью, который имеет право “не признавать чувство сострадания, не то, что наш брат, самоломанный”. В горькую минуту жизни даже чувство сострадания он склонен считать слабостью, отрицаемой естественными законами природы.
Однако правда жизни такова, что кроме физиологических законов существует природа человеческого, одухотворенного чувства. И если человек хочет быть “работником”, он должен считаться с тем, что природа на высших уровнях все-таки “храм”.
Мы видим, как постепенно отрицание Базарова наталкивается на могучие силы красоты и гармонии, художественной фантазии, любви, искусства. От них герою никуда не деться, он уже не может игнорировать их существования. Его приземленный взгляд на любовь развенчивается романтической историей любви Павла Петровича к княгине Р. Пренебрежение искусством, мечтательностью, красотой природы сталкивается с противостоянием размышлениям и мечтаниям Николая Петровича.

Базаров смеется над всем этим. Но таков закон жизни – “над чем посмеешься, тому и послужишь”. И эту чашу герою суждено испить до дна.
Трагическое возмездие приходит к Базарову через любовь к Одинцовой. Это чувство раскалывает его душу на две половины. С одной стороны, он остается убежденным противником романтических чувств, отрицателем духовной природы любви. С другой стороны, в нем просыпается одухотворенно любящий человек, столкнувшийся с подлинным таинством этого высокого чувства: “Он легко сладил бы с своею кровью, но что-то другое в него вселилось, чего он никак не допускал, над чем всегда трунил, что возмущало всю его гордость”.

Он теперь уже начинает осознавать, что его служение прежним принципам оказывается слепым; что жизнь, на самом деле, гораздо сложнее того, что знают о ней физиологи. Уроки любви повлекли тяжелые последствия в судьбе героя. Его односторонние, вульгарно-материалистические взгляды на жизнь потерпели крушение. С их позиций он не мог разгадать две основные загадки, возникшие перед ним: загадку его собственной души, которая оказалась глубже и бездоннее, чем он предполагал, и загадку окружающего мира.

Его неодолимо потянуло к высшим проявлениям жизни, к ее тайнам, к звездному небу над головой.
Трагичное положение Базарова еще больше усугубляется в родительском доме, где его замкнутости и холодности противостоит огромная сила беззаветной, искренней родительской любви. И мечтательность, и поэзия, и любовь к философии, и сословная гордость – все то, что Базаров усматривал как проявление аристократической праздности, предстают пред ним в жизни его плебея-0тЦа. А значит, и поэзия, и философия оказываются вечным свойством человеческой природы, вечным атрибутом культуры.

Герою уже не убежать от обступивших его вопросов, не порвать живые связи с жизнью, окружающей и проснувшейся в нем самом. Отсюда и его трагический конец, в котором видится что-то символическое: смелый “анатом” и “физиолог” русской жизни губит
себя при вскрытии трупа мужика. И только смерть дает ему выход из трагического одиночества, она словно искупает ошибочную односторонность его жизненной позиции.
Таким образом, Тургенев в своем романе дает ясно понять, что трагизм Базарова – в бесплодности его желания подавить в себе человеческие стремления, в обреченности его попыток противопоставить свой разум стихийным и властным законам жизни, неудержимой силе чувств и страстей.



Трагическое одиночество Базарова (по роману И. С. Тургенева “Отцы и дети”)