Трагедия Гражданской войны в романе М. Шолохова “Тихий Дон”



Шолохов властно вошел в XX век со своими идеями, образами и населил литературу живыми человеческими характерами. Они пришли словно из самой жизни, еще дымящейся пожарищами войн, развороченной бурными переменами революции. Истоки, жизненная основа творчества, развороченное революцией время определили и эстетические принципы художника, которому удалось с такой мощной художественной силой выразить самый дух революции.

Делая самые первые шаги в литературе, Шолохов ступал по горячим, опаленным дыханием времени следам событий. Его “Донские

рассказы” тематически связаны с годами Гражданской войны, но большинство из них – об исходе этой войны, о трудном становлении новой жизни на Дону. По изображаемому времени эти рассказы близки к роману эпопее “Тихий Дон”, широкому эпическому повествованию о судьбе казачества в эпоху величайших революционных потрясений.
В “Тихом Доне” революционная борьба за социализм представлена в эпическом размахе, сама эпоха выражена в психологической и драматической глубине сложных человеческих отношений и противоречий. Начиная с провала империалистической войны, с бурного разворота революционных
событий, в России нет ни одного сколько-нибудь заметного события тех лет, которое не нашло бы какого-либо отклика в романе. Развал фронта и июльские события в столице, московское государственное совещание и контрреволюция, корниловский мятеж и бунт казачьих полков, революция в Петрограде и бегство корниловцев на Дон, вступление “перекипавшей в боях России” в Гражданскую войну и ход сражений на Дону, резкое столкновение мира революции и контрреволюции – отображение этих и других событий в романе обусловило своеобразие “Тихого Дона” как исторического повествования. Писатель резко переносит описание событий с одного участка фронта на другой, из ставки – в столицу, из донских хуторов и станиц – в Ростов и Новочеркасск…

В повествование вовлекаются десятки эпизодических героев, прежде всего революционеров. В конкретных лицах предстает и мир контрреволюции, и не только в своей генеральской верхушке, но и в рядовых живых персонажах.
Два мира, две силы, упорные в достижении своих целей – победить во что бы то ни стало, – действуют в эпопее, сталкиваясь лицом к лицу. Каждая из этих сил несет свою правду, й противостояние этих сил достигает наивысшей силы в сценах расправы над врагами. Страшное впечатление производит сцена убийства Подтелковым белогвардейского офицера Чернецова. Столкнув разъяренных боем противников лицом к лицу, Шолохов показывает, до какой степени доходит ненависть классовых врагов.

Потерявший самообладание от брошенных ему Чернецовым слов: “Изменник казачества! Подлец! Предатель!” – Подтелков устраивает самосуд над Чернецовым и его карательным отрядом. Зарубив Чернецова, он кричит выдохшимся лающим голосом: “Руби-и-и-и их… такую мать!

Всех!.. Нету пленных… в кровину, в сердце!” Все увиденное надолго врежется в память Григорию, вызывет в нем неприятие происходящего вокруг: “…не мог ни простить, ни забыть Григорий гибель Чернецова – и бессудный расстрел пленных офицеров”. Григорий действительно не забывает увиденное. “В самый разгар борьбы за власть на Дону” он покидает Подтелкова и встречается с ним уже у виселицы, в бешенстве напоминает бой под Глубокой и расстрел офицеров: “По твоему приказу стреляли? А? Теперича тебе отрыгивается!

Ну, не тужи!.. Ты, поганка, казаков жидам продал! Понятно?

Ишо сказать?” Расправа контрреволюции над подтелковцами предстает в романе в открытой авторской характеристике как “отвратительнейшая картина уничтожения”, как “безмерно жуткое, потрясающее зрелище”. В изображении с криками в голос разбегающихся от такого зрелища людей и казачек, закрывающих детям глаза, выражение народной оценки происходящей жестокой расправы.
Яростное столкновение полярных миров – самоубийство Каледина, трагическая гибель Подтелкова и судьба “заблудившегося” в борьбе Григория – исполнено глубокого историзма и воплощает всю остроту и непримиримость, историческую конкретность и размах гражданской войны. Трагизм гражданской войны на Дону показан Шолоховым и в среде казачества, где отношение к власти определяло выбор жизненной позиции. Третью книгу романа Шолохов начинает сообщением о том, что в апреле 1918 года “на Дону завершился великий раздел”.

Значительная часть “верховских” казаков, особенно фронтовиков, ушла с отступающими красногвардейскими отрядами, “низовские” же казаки преследовали их, оказавшись и на этот раз, как неоднократно в прошлом, на стороне старого мира. Гражданская война, вступая в казачьи курени и развертываясь уже на казачьих землях, еще более усиливает этот “великий раздел”, размежевывает казаков по разным лагерям, несет перемены в их сознание. Страшное впечатление производит сцена расправы с пленными красноармейцами на хуторе Татарском. Оказавшись в толпе родных хуторян, Иван Алексеевич Котляров не видит ни в одном лице сочувствия и жалости.

Чувствуя негласную поддержку односельчан, Дарья берет ружье и стреляет в Ивана Алексеевича. Его добивают свои же односельчане.
Драматизм гражданской войны раскрывают и бытовые картины, массовые сцены, связанные с хутором Татарским и судьбой Григория Мелехова. Разительные изменения происходят в быту, меняется характер бытовых сцен в романе. Это в основном похоронные сцены, изображение гибели тех, кто защищает старый мир, запустения казачьих куреней.

Когда Кошевой приезжает в Татарский, его поражает “не свойственное хутору великое безмолвие”: “У куреней были наглухо закрыты ставни, на дверях кое-где висели замки, но большинство дверей было распахнуто настежь. Словно мор прошел черными стопами по хутору, обезлюдев базы, пустотой и нежилью наполнив жилые постройки”.
В годы Гражданской войны рушились семейные связи. Мишка Кошевой, женившись на Дуняшке, сестре Григория Мелехова, видит в нем прежде всего своего классового врага. Он не может и нехочет верить вернувшемуся домой Григорию, так истосковавшемуся по дому и земле, по детям, что тот навсегда порвал со своим прошлым.

Не испытывая ни малейшего чувства сострадания, он говорит Дуняшке, что Григория ждет трибунал, и готов сам арестовать его. В полном отчаянии, окруженный недоверием, Григорий делает очередной неверный шаг в своей жизни и в пору нового глухого брожения на Верхнем Дону оказывается в банде Фомина.
Трагична судьба главного героя Григория Мелехова. Противоречивая и запутанная дорога жизни Григория – путь подъемов и падений, надежд и разочарований, завершающийся трагическим финалом. С черной, выжженной пожарами степью сравнивает автор жизнь Григория в конце его пути.

Гибнут все близкие и дорогие его сердцу люди, и последняя сила, удерживающая его в этом мире, – это подрастающий сын Мишатка.
В своем романе “Тихий Дон” Шолохов изображает жизнь в борьбе разных начал, в кипении чувств, в радости и страданиях, в надежде и горестях. Жизнь неостановима, и все свершающееся в ней – лишь звено в цепи вечного движения бытия. Устойчива красота, и непоколебимо величие природного мира. Но для художника-гуманиста высшей красотой обладают ценности, которые в жестоких испытаниях выстрадали люди: человеческое достоинство и великодушие, свобода и патриотизм, доброта и нежность, любовь и доверчивая привязанность ребенка.

Что бы ни происходило в мире, эти ценности надо беречь, за них надо бороться. Иначе жизнь лишится смысла, а человек духовно оскудеет. И в этом великий гуманизм Шолохова.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Трагедия Гражданской войны в романе М. Шолохова “Тихий Дон”