Тонио Крегер характеристика образа Тонио Крегера



Крегер Тонио – главное действующее лицо новеллы, одной из первых у Томаса Манна “новелл о художнике”. К. Т. в двух начальных эпизодах новеллы предстает перед читателем юношей сперва четырнадцати, затем шестнадцати лет. Отпрыск некогда богатого, но неуклонно хиреющего бюргерского семейства (вариация на тему “Будденброков”) в прибалтийском городе, сын ганзейского консула и экстравагантной матери, уроженки романского юга, натуры музыкальной и артистической, он тяготится своей непохожестью на других: необычностью своего “дурацкого”

имени (он “предпочел бы называться Генрихом или Вильгельмом”), своей внешностью: вялый мечтательный брюнет, он чувствует себя “отщепенцем” среди белокурых и голубоглазых северян, особенно переживая эту свою неполноценность рядом с другом и одноклассником, стройным, кудрявым, спортивным и поверхностным Гансом Гансеном и обворожительной хохотушкой Ингой Хольм, предметом его робких и безнадежных юношеских воздыханий. Катастрофическая неловкость на уроке танцев, выставившая его на всеобщее, в том числе и Ингино, посмешище, – лишь один из виртуозно расставленных автором акцентов, отделяющих
К. Т. от остального человечества, здорового, жизнерадостного и заурядного.

Эти “знаковые” приметы отторгнутости К. Т. находят разъяснение в дальнейших эпизодах новеллы, где герой, уже тридцатилетний писатель, покинувший родной город (старинный род Крегеров пришел в полный упадок, отец его умер, мать после годичного траура вышла замуж за музыканта-итальянца и уехала за ним в “голубые дали”, фамильный дом объявлен к продаже), беседует об искусстве со своей подругой, русской художницей Лизаветой Ивановной. В этих беседах все очевидней выявляется горькая убежденность К. Т. в том, что удел художника предполагает, по сути, отказ от жизни в привычном, “житейском” смысле этого слова, всецело подчиняя существование творца лишь одной цели – его искусству. Беда К. Т. как раз в том и состоит, что он не способен принять этот удел без боли, как величайшее отличие, а продолжает мечтать о простейших мирских радостях заурядной жизни, за что бескомпромиссная Лизавета и обзывает его “заблудшим бюргером”. Последний поворот сюжета завершает болезненную, во многом глубоко личную и выстраданную автором тему по принципу музыкального контрапункта, где внешняя и событийная достоверность описываемого таит в себе символическую многозначность деталей: снова оказавшись в родном городе, К. Т. посещает отчий дом и едва его узнает – в знакомых с детства комнатах разместилась народная библиотека, литература как бы съела его прошлое.

Самого его на родине тоже не признают и чуть не арестовывают, приняв за давно разыскиваемого афериста.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Тонио Крегер характеристика образа Тонио Крегера