Тема семьи в одном из произведений русской литературы XIX века (По роману М. Е. Салтыкова-Щедрина “Господа Головлевы”)



Существует несколько определений понятия “семья”. Семья – это объединение людей, сплоченных общими интересами. Читая эти слова, представляешь себе счастливые, улыбающиеся лица, “сплоченные общими интересами”.

Им не безразличны дела, настроения, чувства других. Как правило, такие семьи самые сплоченные, так как каждый в них знает, что у него есть родные, на которых можно положиться.
Как бы в противовес существует другое определение семьи как группы живущих вместе родственников. Хотелось бы заметить, что сказано “родственников”

и даже не “родных”.
Типичным примером таких семей является семейство Головлевых, отношения которых описаны в произведении М. Е. Салтыкова-Щедрина “Господа Головлевы”.
Основой сюжета этого романа выступает трагическая история помещичьего головлевского рода. Перед нами проходят три поколения Головлевых. В жизни каждого из них Салтыков-Щедрин видит “три характеристические черты”: “праздность, непригодность к какому бы то ни было делу и запой.

Первые две приводили за собой пустословие, тугомыслие и пустоутробие, последний являлся как бы обязательным заключением общей

жизненной неурядицы”.
Композиция романа служит задачам последовательного изображения процесса постепенного вырождения, нравственного и физического умирания головлевской семьи.
Роман открывается главой “Семейный суд”. В ней – завязка всего произведения. Здесь еще заметна жизнь, живые страсти и стремления, энергия.

Но основой сего этого являются эгоизм, корыстолюбие собственников, звериные нравы. Бездумный индивидуализм.
“Главой” семьи является грозная для всех окружающих Арина Петровна Головлева – умная помещица, крепостница, самодержец в семье и в хозяйстве, физически и нравственно целиком поглощенная энергичной, настойчивой борьбой за приумножение богатства.
Арина Петровна – мать нескольких детей, однако она совершенно равнодушна к ним Слово “семья” не сходит у нее с языка, и все, что она делает, приумножая головлевские владения и доходы, как будто направлено на благо семьи. Однако пьянство мужа, несчастная судьба замужней дочери, болезнь старшего сына оставляют ее спокойной. “Она только тогда дышала свободно, когда была одна со своими счетами и хозяйственными предприятиями, когда никто не мешал ее деловым разговорам с бурмистрами, старостами, ключницами и т. д.”.
В этой фразе, как бы невзначай оброненной в самом начале романа, заключается зерно всей развертывающейся впоследствии трагедии – все более полного разрыва “уз родства”, естественных человеческих связей, доходящего до совершенного взаимного отчуждения и даже злейшей ненависти.
Впервые мы знакомимся с героями книги “на закате” крепостного права, в разгар головлевских успехов, достигнутых благодаря умелой хозяйственной политике Арины Петровны. Даже не любимые ею сыновья Степан и Павел отдают дань ее “подвигам”.Смерть беспутного Степана, с детства прозванного “балбесом”, может на этом фоне семейного процветания показаться просто досадной случайностью: дескать, что поделаешь, в семье не без урода… Однако его история становится прологом к общей семейной драме.

Все, что представлялось индивидуальными особенностями характера “балбеса” – непрактичность, склонность лелеять несбыточные мечты, постепенно приводящие к полной отрешенности от жизни, – в дальнейшем обнаруживаются и в остальных братьях Головлевых.
Даже сама Арина Петровна в последние годы крепостного права, в растерянности и недоумении перед лицом изменяющейся действительности, “как-то вдруг выпустила из рук бразды правления” и оказалась обманутой своим собственным сыном Порфирием.
Особенного внимания заслуживает именно Порфирий, второй сын Арины Родионовны. После отмены крепостного права и ограничения помещичьих аппетитов хищные паучьи склонности Иудушки обратились против ближайшего родственного окружения. С елейными вздохами и слащавыми словечками он обирает мать, подстерегает смерть брата Павла, чтобы сделаться его наследником, алчно косится на имущество племянниц.

Таким образом, гибель головлевского рода коренится не только в резко изменившейся исторической обстановке, но и в нем самом.
“Хозяйственная” деятельность Иудушки могла бы показаться злой карикатурой на неустанные труды его родительницы, если бы в этом так ярко не проявились усвоенные им на петербургской службе привычки и навыки “закоренелого чиновника, не допускающего, чтобы хотя бы минута… оставалась свободного переливания из пустого в порожнее”.
Когда Иудушка отвергает обвинения доведенного до отчаяния, вконец ожесточившегося Петеньки в том, что сам повинен в самоубийстве другого сына, он ведет себя не как отец, а как чиновник, торжествующий, что ловко ответил на трудный запрос и снял с себя всякую ответственность. И внезапно вырвавшееся у Арины Петровны в конце этой тягостной сцены проклятие он “вынес… довольно спокойно” по своей черствости и бездушию.
Конечно, скорее всею, это проклятие было, в сущности, адресовано не одному Иудушке, но всей давней семейной “практике” Головлевых и самой Арины Петровны. Недаром, когда она внимала спору отца с сыном, “перед глазами ее что-то вдруг пронеслось, словно тень Степки-балбеса”, ее собственной жертвы. И не только в этом случае тот или иной драматический узел в судьбе одного персонажа вдруг вызывает в памяти воспоминания о сходном эпизоде в жизни другого.
Читая, как постепенно погружается Иудушка в “запой” праздномыслия, вновь вспоминаешь Павла, который, полностью отрешась от какой-либо деятельности, погружался в мир своих мечтаний. И так же Иудушка в последние годы “ничего не требовал от жизни, кроме того, чтоб его не тревожили в его последнем убежище – в кабинете”.
Таким образом, есть зловещая закономерность в том, что самый хищный и преуспевший из братьев кончает точно так же, как “урод” Степка – запоем в стремлении “заморить” пробуждающееся у него чувство действительности, сознание трагического тупика. Бесцельно прожитой жизни, вины перед своими жертвами.
Высказывая предположения, каков будет финал героя, И. А. Гончаров писал Салтыкову-Щедрину: “В Вашего Иудушку упадет молния, попалит в нем все, но на спаленной почве ничего нового, кроме прежнего же, если бы он ожил, взойти не может”. Действительно, молния беспощадной правды о содеянном им в жизни по-истине испепеляет иудушку. Пустослов, мнимый святоша, который “отлично изучил технику молитвенного стояния”, он лишь теперь понял, что в сказанном им о Христе и Иуде “идет речь о какой-то неслыханной неправде, совершившей кровавый суд над Истиной”, и что сам он – в страшном и несомненном родстве с этой неслыханной неправдой. Итак, в своем романе М. Е. Салтыков-Щедрин показал худшие семьи на земле.

Характерные черты таких семей отразились образе иудушки. Этот роман надо читать как инструкцию: “Каким быть нельзя”. Ведь семья значит слишком много, чтобы ее терять или уничтожать.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Тема семьи в одном из произведений русской литературы XIX века (По роману М. Е. Салтыкова-Щедрина “Господа Головлевы”)