ТЕМА ПОЭТА И ПОЭЗИИ В ТВОРЧЕСТВЕ М. Ю. ЛЕРМОНТОВА (вариант 2)



С ПушкинЫм Лермонтов не был знаком
и не входил в его окружение. Стихотворение
“Смерть поэта”, написанное сразу после по-
лучения известия о гибели ПушкинА на дуэ-
ли, сделало молодого поэта как бы наследни-
ком и продолжателем пушкинских традиций
в русской поэзии. “Погиб поэт! – невольник
чести – пал, оклеветанный молвой…” Лер-
монтов как бы говорил от имени целого поко-
ления, исполненного скорби о национальном
гении и негодования, направленного против
его врагов, “Смерть поэта” мгновенно

рас-
пространилась в списках и принесла Лер-
монтову широчайшую известность, в том
числе и в литературном окружении Пушки-
на. Заключительные 16 строк стихотворе-
ния, а особенно слова:
И вы не смоете всей вашей черной кровью
Поэта праведную кровь! –
были восприняты при дворе как “призыв к
революции”.
Белинский, сравнивая Лермонтова с Пуш-
киным, предлагает не упускать из виду преж-
де всего то обстоятельство, что Лермонтов –
“поэт уже совсем другой эпохи”. Эта эпоха
полна трагического, и именно это и сформиро-
вало мировоззрение юного наследника пуш-
кинской славы.
ПушкинУ довелось испытать горечь не-
понимания, и голос его иногда звучал, как
глас вопиющего в пустыне. Поэт-пророк не
всегда бывал понятен окружающим в своих
пророчествах, и его поэзия вызывала в оп-
ределенный момент вопрос: “Какая польза
нам от нее?”
Лермонтов-поэт изведал не только одино-
чество и непонимание. Он уже фигура отчет-
ливо трагическая. Гибель поэта в мире зла
неминуема. Это подсказывала Лермонтову и
судьба его гениального предшественника. Сти-
хотворение “Смерть поэта” написано по го-
рячим следам событий и под непосредствен-
ным впечатлением от них. Хотя речь идет
о трагической судьбе конкретного человека,
Лермонтов трактует происшедшее как про-
явление вечной борьбы добра, света со злом
и жестокостью. Поэт гибнет от рук ничтож-
ных людей. Это “Свободы, Гения и Славы па-
лачи”. Поэт – гордое, независимое существо,
дивный гений, явление небывалое и поэтому
чужеродное в среде, живущей завистью, кле-
ветой, занятой погоней за счастьем, понима-
емым как чины, богатство, положение в об-
ществе. Столкнулось высокое и низкое, земное
и небесное, и “мир дальний” вновь одержал
победу. Однако есть “Божий суд”, “есть гроз-
ный судия”. Время, века, человечество ска-
жут свое слово.
Поэт-пророк – это образ, введенный в
поэтический обиход ПушкинЫм. Таков и по-
эт Лермонтова. Появляется у Лермонтова,
как и у ПушкинА, образ карающего кинжала.
В стихотворении “Поэт” (1838 год) Лермон-
тов строит лирическую композицию на срав-
нении своего собрата по перу с кинжалом.
Назначение стихотворца сродни назначению
кинжала. Поэзия в эпоху негероическую ста-
ла просто побрякушкой, наподобие кинжала,
украшающего стену жилища. Власть над
сердцами поэт променял на злато и смирил-
ся с судьбой. Эта жалкая роль недостойна
того, кто способен зажигать сердца, пробуж-
дать мысли. Стих “звучал, как колокол на
башне” в прошлом, “во дни торжеств и бед
народных”. Простой и гордый язык поэзии
пушкинской поры предпочли теперь “блест-
кам и обманам”.
Заключительная строфа – это голос то-
го, кто тяготится бездействием, для кого
идеалы предшествующей эпохи не утратили
ценностей:
Проснешься лъ ты опять, осмеянный пророк?
Иль никогда, на голос мщенья
Из золотых ножон не вырвешь свой клинок,
Покрытый ржавчиной презренья?.,
ПушкинСкий пророк никогда не был ос-
меянным, он всегда мог пренебречь безумием
непосвященных, сказать им: “Пойдите прочь”.
Не таков пророк “совсем уже другой эпохи”.
Лермонтов подхватывает тему пророчества,
начатую ПушкинЫм, и развивает ее уже
с учетом опыта жизни своего поколения. Его
стихотворение 1841 года так и названо “Про-
рок”, повторяя название пушкинского стихо-
творения, созданного в 1826 году. В нем Пуш-
кин намечал путь, которым надлежало идти
тому, кто получил божественный дар: “Обходя
моря и земли, глаголом жги сердца людей”.
Лермонтов показывает отдаленные послед-
ствия этого шага. Он точно знает, как род
людской воспринимает пророчество высоких
истин. Уже первая строка лермонтовского
стихотворения содержит это своеобразное
продолжение:
С тех пор как вечный судия
Мне дал есеведенъе пророка…
Это момент, которым завершилось стихо-
творение ПушкинА. Для лермонтовского про-
рока этот момент стал началом страданий.
Отправившись проповедовать любовь и прав-
ду, он ступил на трудный и опасный путь.
Ему приходится жить в пустыне тем, что по-
сылает ему судьба. Лишь звери, птицы, звез-
ды внимают пророку. Люди глухи. Через
шумный город пророк пробирается торопли-
во, подгоняемый каменьями, недобрыми или
насмешливыми взглядами. Носитель высо-
ких истин, призванный просвещать и настав-
лять, он сам становится объектом поучений.
Впрочем, и пушкинский поэт получал иногда
своего рода “социальный заказ”: “Сердца со-
братьев исправляй…” Но в пушкинскую эпо-
ху толпа не была еще столь жестока и агрес-
сивна.
Лермонтовский пророк, оставаясь твер-
дым, спокойным и угрюмым, становится объ-
ектом мести за то, что его природа отлична
от природы измельчавшего человечества.
Само существование пророка – упрек лю-
дям. Так завершает Лермонтов тему, разра-
ботанную ПушкинЫм и, казалось, в полной
степени завершенную. Но время потребовало
корректив, и Лермонтов вносит эти коррек-
тивы. Сама его судьба и его гибель удиви-
тельным образом послужили своеобразным
подтверждением предложенной им трактов-
ки темы поэта и поэзии.
История повторилась, и сама эта повто-
ряемость может служить указанием на то,
что перед нами не случайность, а закономер-
ность, которая не укрылась от проницатель-
ного взора продолжателя пушкинской тради-
ции и создателя традиции новой.
Лермонтов сам ощущал себя наследником
великого ПушкинА. “Пророк” – это не един-
ственная прямая перекличка с пушкинскими
стихами. “Журналист, читатель и писатель”
уже самим названием и драматической фор-
мой напоминает “Разговор книгопродавца с
поэтом”. Современная Лермонтову поэзия,
как ему кажется, явно деградировала:
Стихи – такая пустота;
Слова без смысла, чувства нету,
Натянут каждый оборот…
Настоящего искусства жаждет человек,
живущий в одну из самых мрачных эпох рус-
ской истории, когда казалось, что само время
остановилось, сама жизнь замерла:
Когда же на Руси бесплодной,
Расставшись с ложной мишурой,
Мысль обретет язык простой
И страсти голос благородный?
Это крик души того, для кого отсутствие
внутренней жизни есть зло. Деградация кос-
нулась всего. Критика выродилась в “мелкие
нападки на шрифт, виньетки, опечатки”. Об-
винения критиков беспощадны:
В чернилах ваших, господа,
И желчи едкой даже нету –
А просто грязная вода.
Настоящему писателю в такую эпоху
трудно найти себе применение: “О чем пи-
сать?” Лишь изредка “забот спадает бремя”.
Только тогда будущее не кажется таким бес-
просветным. Лишь в такие моменты берется
он за перо: “Тогда пишу. Диктует совесть,
пером сердитый водит ум”.
Итак, в эпоху деградации общества Лер-
монтов остался хранителем и продолжателем
высоких заветов предшествующей эпохи. Его
поэт-пророк остается носителем и храните-
лем высоких истин. Идеалы его поэзии оста-
ются соотносимыми с идеалами пушкинского
времени. В его стихах, правда, больше горе-
чи, отчетливей отзвуки трагедии, но таковы
свойства современного Лермонтову поколе-
ния. М. Ю. Лермонтов всегда будет жить в
наших сердцах, так как сила его таланта ни-
кому не позволит забыть его имя.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

ТЕМА ПОЭТА И ПОЭЗИИ В ТВОРЧЕСТВЕ М. Ю. ЛЕРМОНТОВА (вариант 2)