Татьяна, как образ искренности и чистоты (по роману “Евгений Онегин”)

Татьяна не знает ни манерной жеманности, ни лукавого кокетства, ни сентиментальной чувствительности – всего того, что было свойственно большинству ее сверстниц, получивших воспитание или у “дуры английской породы”, или у “своенравной мамзели” – француженки. Она любит Онегина “не шутя”, серьезно, на всю жизнь. Ее наивно-чистое, трогательное и искреннее письмо дышит глубоким и прямо выраженным чувством, полно возвышенной простоты. Она живет, прежде всего, своим чутким сердцем, но в ней пробуждается и ум, сознание мыслящей девушки, которая поняла натуру Онегина и окапалась в конце романа выше его.

Высокое для своего времени духовное развитие Татьяны помогает ей в Петербурге понять и внутренне отвергнуть “постылой жизни мишуру” и сохранить свой высокий нравственный облик.

Мысль Татьяны пробуждается и первым горьким опытом ее сердца, и чтением книг, главным образом романов, которые “ей заменяли все”, она читала и Ричардсона и Руссо, Но, в отличие от Онегина и Ленского, Татьяна всегда была связана со своей родной русской почвой. Она любила русские песни и сказки, верила в народные приметы, гадала вместе с дворовыми девушками. Лучшие черты Татьяны воспитаны в ней няней.

Нежно и тонко, с глубоким проникновением в тайны девической души рассказывает Пушкин о пробуждении чувства любви в Татьяне, ее надеждах и мечтаниях. После первого появления Онегина в семье Лариных все соседи пустились в сплетни и догадки, стали “шутить, судить не без греха, Татьяне прочить жениха”…

Татьяна слушала е досадой Такие сплетни; но тайком С неизъяснимою отрадой Невольно думала о томи И в сердце дума заронилась; Пора пришла, она влюбилась. Так в землю падшее зерно Весны огнем оживлено. Давно ее воображенье, Сгорая негой и тоской, Алкало пищи роковой; Давно сердечное томленье Теснило ей младую грудь; Душа ждала… кого-нибудь. И дождалась…

Открылись очи; Она сказала: это он! Увы! Теперь и дни и ночи, И жаркий одинокий сон, Все полно им; все деве милой Без умолку волшебной силой Твердит о нем…

Пушкин сочувствует любви своей героини: Татьяна, милая Татьяна, С тобой теперь я слезы лью…

Судьба ее зависит от “модного тирана”, которому не нова девичья любовь и хорошо знакома “наука страсти нежной”. Поэт вспоминает “красавиц недоступных, холодных, чистых, как зима, неумолимых, неподкупных, непостижимых для ума”, вспоминает и “других причудниц”, “самолюбиво равнодушных для вздохов страстных и похвал”, и “кокеток записных”, и всех ему милей простодушная и чистая чувством Татьяна:

Кокетка судит хладнокровно, Татьяна любит не шутя И предается безусловно Любви, как милое дитя…

“Тоска любви Татьяну гонит”, она грустит, и хочется ей поведать близкому человеку о томящем ее чувстве. Самой родной была для нее няня, и она обращается к ней “Расскажи мне, няня, Про ваши старые года: Была ты влюблена тогда?” С большой теплотой передает Пушкин рассказ няни о печальной доле:

И, полно, Таня! В эти лета Мы не слыхали про любовь; А то бы согнала со света Меня покойница свекровь. “Да как же ты венчалась, няня?” Так, видно, бог велел… Мой Ваня Моложе был меня, мой свет, А было мне тринадцать лет.

Недели две ходила сваха К моей родне, и наконец Благословил меня отец. Я горько плакала со страха, Мне с плачем косу расплели, Да с пеньем в церковь повели. И вот ввели в семью чужую…

В очерках “Путешествие из Москвы в Петербург” есть замечание, свидетельствующее, что в судьбе няни Пушкин видел типический факт крепостного быта. “Несчастие жизни: семейственной есть отличительная, черта во нравах русского народа,- писал Пушкин, имея в виду крепостное крестьянство.- Шлюсь на русские песни: обыкновенное их содержание – или жалобы красавицы, выданной замуж насильно, или упреки молодого мужа постылой жене. Свадебные песни наши унылы, как вой похоронный. Спрашивали однажды у старой крестьянки, по страсти ли вышла она замуж? “По страсти,- отвечала старуха,- я было заупрямилась, да староста грозился меня высечь”.- Таковые страсти обыкновении. Неволя браков давнее зло”.

Такова же судьба и самой Татьяны.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Татьяна, как образ искренности и чистоты (по роману “Евгений Онегин”)