Сюжет, композиция и жанр романа

<

p>Пять повестей Лермонтова, объединенных общим названием “Герой нашего времени”, составили Роман в двух частях.
Если же расположить главы романа – “Бэла”, “Максим Максимыч”, “Тамань”, “Княжна Мери”, “Фаталист” – в том порядке, в котором события происходили в жизни героя, то книга выглядела бы так:
1. Следуя на Кавказ к месту назначения, Печорин остановился в Тамани (“Тамань”).
2. После участия в военной экспедиции Печорин едет на воды, живет в Пятигорске и Кисловодске, убивает на дуэли Грушницкого (“Княжна Мери”).
3. За участие в дуэли Печорина отправляют на “линию”, в крепость на левом фланге, под начальство Максима Максимыча (“Бэла”).
4. Из крепости Печорин отлучается на две недели в казачью станицу, где держит пари с Вуличем (“Фаталист”).
5. Через пять лет вышедший в отставку Печорин по дороге в Персию встречается во Владикавказе с Максимом Максимычем (“Максим Максимыч”).
6. На обратном пути из Персии Печорин умирает (“Предисловие” к “Журналу Печорина”).
Лермонтов, по примеру Пушкина, создает “собраньем пестрых глав”, не следуя четкой хронологии событий, а выбирая значимые эпизоды, насыщенные психологическими размышлениями.
“Герой нашего времени” открывает в русской литературе особый тип романа, сочетающий в себе черты традиционных романных жанров (нравоописательного, авантюрного, личного) и черты “малых жанров”, широко распространенных в те годы: путевого очерка, рассказа на бивуаке, светской повести, кавказской новеллы.
Композиционная сложность романа соответствует психологической сложности образа главного героя. Неоднозначность характера Печорина, противоречивость его образа выявляется не только внутренне, в исследовании его духовного мира, но и внешне, в соотнесении героя с остальными персонажами.
Композиция и стиль романа призваны как можно глубже и всестороннее раскрыть образ, проследить историю его внутренней жизни, ибо “история души человеческой, – как говорит автор в “Предисловии” к “Журналу Печорина”, – хотя бы самой мелкой души, едва ли не любопытнее и не полезнее истории целого народа, особенно когда она написана без тщеславного желания возбудить участие или удивление”.
Печорин и его жизнь последовательно предстают перед читателем как бы с трех точек зрения.
В первой части героя показан глазами Максима Максимыча, человека искренне привязан к Печорину, но духовно их разделяет не только социальное положение и возраст, но и то, что они – люди принципиально различных типов сознания. В рассказе Максима Максимыча Печорин предстает как человек таинственный, загадочный: “Ведь есть, право, эдакие люди, у которых на роду написано, что с ними должны случаться разные необыкновенные вещи!”
Максим Максимыч не случайно выбран первым рассказчиком. Этот человеческий тип очень характерен для России первой половины прошлого века: в условиях “вечной” кавказской войны сформировался особый тип “русского кавказца” – это были люди, ставящие превыше всего закон силы и власти, подобные Ермолову, и их подчиненные – зачастую законопослушные воины, добрые, искренние люди.
Из новеллы “Бэла” мы узнаем о существовании некоего Печорина – героя романтической истории с черкешенкой. Зачем Печорину понадобилась Бэла; почему, едва добившись ее любви, он скучает и томится; отчего он бросился отбивать ее у Казбича (ведь разлюбил!); что мучило его у постели умирающей Бэлы и почему он засмеялся, когда добрейший Максим Максимыч попытался его утешить? Все эти вопросы остаются без ответа; в Печорине – все тайна, и читателю самому объяснять поступки героя.
В следующей повести, “Максим Максимыч”, штабс-капитан из рассказчика становится действующим лицом, а рассказчиком – прежний слушатель штабс-капитана, путешествующий офицер, который дает уже психологический портрет Печорина, ему Печорин гораздо ближе и понятнее; он многое может объяснить в герое: и “разврат столичной жизни”, и “бури душевные”, и “некоторую скрытность”, и “нервическую слабость” – постепенно Печорин представляется более или менее типичным человеком своего времени.
Из повести “Максим Максимыч” читатель узнает о том, как к автору попали записки Печорина.
Композиция “Журнала Печорина” очень своеобразна – как бы “роман в романе”. “Тамань” – остросюжетная и в то же время самая лирическая повесть во всей книге – продолжает традиции романтических разбойничьих повестей.
В ней уже видны основные мотивы всего “журнала”: стремление Печорина к активным действиям; “любопытство”, толкающее его на “эксперименты” над собой и окружающими, заставляющее вмешиваться в дела, до него не касающиеся; безрассудная храбрость и романтическое ощущение мира. А главное – стремление понять, что движет людьми, определить мотивы их поступков, постичь их психологию.
“Княжна Мери” построена на дневниковых записях – Печорин пишет о своих мыслях, чувствах, о своем поведении и поступках. Он ищет самобытные, естественные и глубокие натуры, исследует, анализирует их так же, как исследует самого себя. Везде, где он появляется, он не просто усложняет жизнь людей, но и привносит в нее свою неприкаянность, бесприютность.

Сталкивая людей друг с другом, он заставляет их раскрываться в полной мере: любить, ненавидеть, страдать.
Вслед за Пушкиным (“Выстрел” и “Пиковая дама”) Лермонтов продолжает разрабатывать тему игрока, который испытывает судьбу: существует ли предопределение, и если да, то насколько самостоятельна личность. Это самый насущный вопрос, и ответ на него сможет объяснить Печорину его собственную душу и судьбу, но глава “Фаталист” снова возвращает повествование в крепость, в которой и начиналась история с Бэлой, открывшая роман, и он обретает “кольцевую” композицию, характерную для лермонтовских произведений: безысходность философских исканий главного героя и обреченность в его судьбе.



Сюжет, композиция и жанр романа