“Свои люди – сочтемся”, анализ пьесы Островского

Известный русский драматург Александр Николаевич Островский, получивший юридическое образование, некоторое время работал в Московском коммерческом суде, где разбирались имущественные споры между ближайшими родственниками. Этот жизненный опыт, наблюдения, знание быта и психологии мещанско-купеческого сословия и были положены в основу творчества будущего драматурга.

Первым крупным произведением Островского стала пьеса “Банкрот” (1849), позже получившая название “Свои люди – сочтемся” , под которым она и ставится сейчас во всех театрах страны и мира. Однако тогда, в 1850 году, после опубликования в журнале “Москвитянин”, пьеса была запрещена к постановке на сцене; более того, за написание этого произведения Островского взяли под негласный надзор полиции.

Именно это обстоятельство позже дало основание В. Ф. Одоевскому, писателю и общественному деятелю, отнести пьесу Островского к разряду русских трагедий: “Я считаю на Руси три трагедии: “Недоросль”, “Горе от ума”, “Ревизор”. На “Банкруте” я поставил нумер четвертый”. Читатели “Москвитянина” ставили пьесу Островского в один ряд с гоголевскими произведениями и даже называли купеческими “Мертвыми душами”.

Что же трагического происходит в произведении, которое сам автор отнес к жанру комедии? Уже эта первая комедия демонстрирует черты поэтики, которая будет присуща всем пьесам Островского, составившим репертуар новой русской драмы: сосредоточенность на нравственной проблематике помогает не только анализировать социальные стороны жизни, но и понимать семейно-бытовые конфликты, в которых и проявляются яркие черты характера героев.

В пьесе “Банкрот” сложная Композиционная структура, объединяющая описание быта наподобие очерка с напряженной интригой. Замедленная экспозиция включает нравоописательные эпизоды, помогающие читателю понять “жестокие нравы” семьи купца Большова. Небольшие стычки Липочки (дочери купца) с матерью, визиты свахи, встречи Самсона Силыча Большова с потенциальными женихами дочери – все эти сцены почти не приводят к действиям, но дают возможность проникнуть в замкнутый купеческий мир, отражающий на самом деле процессы во всем русском обществе.

Драматург выбрал сюжет, в основу которого положен распространенный в то время случай мошенничества среди купцов. Самсон Силыч занимает у своих собратьев-купцов большую сумму. А вот возвращать теперь долги ему не хочется, и он не придумывает ничего лучше, чем объявить себя банкротом – несостоявшимся должником. Свое приличное состояние (об этом говорит и фамилия Большов, и отчество Силыч) он переводит на имя своего приказчика Лазаря Подхалюзина, а для упрочения сделки отдает за него единственную дочь Олимпиаду.

Большова отправляют в долговую тюрьму, но он спокоен, так как верит, что Лазарь внесет за него нужную сумму долга из полученных им денег. Да вот только “свои люди”, Подхалюзин и родная дочь Липочка, не дают ему ни копейки.

В комедии молодого драматурга идет война всех против всех. Традиционный для литературы XIX века конфликт “отцов” и “детей” приобретает истинный размах: автор изображает пошлую и достойную только осмеяния купеческую среду. Поначалу ни один из героев пьесы не вызывает положительного отношения. Липочка мечтает только о женихе “из благородных” и по любому поводу спорит с матерью.

Отец-самодур, сам определивший жениха дочери, оправдывает свой поступок следующими словами: “За кого велю, за того и пойдет. Мое детище: хочу с кашей ем, хочу масло пахтаю… Даром что ли я ее кормил!”

Однако поколение “отцов” в лице Самсона Силыча вызывает больше симпатий, нежели “дети”. Фамилия героя от слова “большак” – то есть глава семьи. Это показательно, ведь сам он в прошлом мужик, а купец лишь в первом поколении.

Став купцом, он усвоил торгашеский закон: “Не обманешь – не продашь”. Большов решается на махинацию ради будущего своей дочери и искренне верит, что со стороны Липочки и ее жениха не может быть никакого подвоха, ведь они “свои люди – сочтутся”. Но жизнь готовит ему жестокий урок.

Молодое поколение в пьесе представлено не в лучшем свете. Липочка говорит со свахой о просвещении и эмансипации, но даже не знает значения этих слов. Она не мечтает о равноправии или свободе личного чувства – ее идеал сводится к стремлению разбогатеть и “зажить по своей воле”.

Образованность для нее – всего лишь дань моде и презрение к обычаям, поэтому она предпочитает “бородастым” женихам “благородных” кавалеров.

Автор комедии, показывая “отцов” и “детей”, сталкивает два купеческих поколения. Но симпатии остаются на стороне старшего – Большова. Ведь он еще верит в искренность родственных чувств и семейных отношений: свои люди сочтутся, то есть не подведут друг друга.

Прозрение приходит в финале: самодур с говорящим именем Самсон становится жертвой своей же аферы. Замыслив подлог, он считает, что обмануть чужого можно, ведь не обманешь – не проживешь. Но он даже не представляет, что к нему такая философия тоже может быть применима.

Доверив деньги Подхалюзину, наивный и простоватый купец остается обманутым.

Но если в Большове еще живет наивная, простодушная вера в людей, то для бывшего приказчика нет ничего святого, и он с легким сердцем разрушает последний нравственный оплот – крепость семейных уз. В нем остается лишь изворотливость и гибкость дельца-прощелыги. Прежде ему приходилось только поддакивать и угождать своему хозяину, то теперь тихий приказчик превращается в наглого и жестокого тирана.

Ученик превзошел своего учителя – справедливость восстанавливается, но не по отношению к купцу.

Родная дочь в ответ на просьбу отца заплатить долги упрекает отца в том, что у него до 20 лет жила и света не видела. А потом возмущается: дескать, что ж теперь все деньги отдавать и в ситцевых платьях опять ходить? Новоиспеченный зять вообще рассуждает так: “Нельзя же нам самим ни при чем остаться.

Ведь мы не мещане какие-нибудь”.

Когда единственная дочь жалеет десять копеек кредиторам и с легким сердцем отправляет отца в тюрьму, происходит прозрение Большова. В нем просыпается страдающий человек, и комедия превращается в трагедию. Не случайно многие исполнители роли Большова (М.

Щепкин, Ф. Бурдин) видели в образе купца поруганного детьми, обманутого и изгнанного Короля Лира из одноименной трагедии Уильяма Шекспира.

Таким образом, в своей пьесе Островский показывает мир бездушных и бездуховных людей. “Отцы” живут по законам обмана, а “дети”, взрослея, легко перенимают эти законы, оставаясь равнодушными к тем, кто их произвел на свет.



“Свои люди – сочтемся”, анализ пьесы Островского