Своеобразие изображения народа в поэме Н. А. Некрасова “Кому на Руси жить хорошо?”



Главный герой поэмы Н. А. Некрасова “Кому на Руси жить хорошо” – русский народ. Это собирательный образ в котором прорисованы персонажи и в тоже время воссоздается коллективный образ народа.
На страницах произведения перед нами проходит целая галерея самых разнообразных представителей крестьянского мира. Среди них и семь странствующих мужиков, и мастеровые, и солдаты, и ямщики, и лапотники. Здесь и мужик с серьгой, мужик со скалкой, мужик с ободьями, бабы, девки, беременная женщина с ребенком, каменотес, крестьянин-белорус, охотник на медведей, жнецы, корежницы, старообрядка злющая, странники и богомольцы. Это шумное, пестрое, воистину “народное море”.

По своему социальному положению и роду занятий представители народа в поэме относятся к нескольким группам: крестьяне-землепашцы, рабочие, ремесленники, дворовые, солдаты, ямщики.
В зависимости от отношения представителей простого народа к крепостной зависимости, тоже можно выделить несколько групп. Например, некоторые крестьяне считают свое рабское положение оправданным и холопствуют перед своими барами.

Это мужики-предатели, такие как староста Глеб и Егорка Шутов, и “люди холопского звания”: Сидор, Яков верный, Ипат, раб Переметьева.

В прозвищах этих людей уже чувствуется их отношение к жизни. Для крестьян самый страшный грех – предательство по отношению к народу. Такое предательство совершил “злодей” староста Глеб, которому умирающий адмирал доверил золотой ларец, содержащий волю для восьми тысяч крестьян, а он сжег завещание.

Нет народного прощения этому Иуде. Предательство другого рода осуществляет Егорка Шутов. Он шпион и доноситель, ему тоже нет прощения, и потому крестьяне четырнадцати деревень прогоняют его через селения, ругая “гнусь-человеком” и избивая. Есть и такие крестьяне, которые в своей привычке к рабству доходят до абсурда.

Например, мужик Сидор, даже попав в острог, продолжает исправно высылать оттуда барину оброк. А о Якове верном, холопе примерном, народ даже сложил притчу. Этот мужик духовно предан своему барину-паралитику до такой степени, что “в отместку” за нанесенные обиды завез барина в густой лес и на его глазах повесился.

К сожалению, такие примеры взяты из жизни. Духовное холопство было распространенным явлением в те годы, и многие гордились тем, что были у своих бар любимыми рабами, а их жены любимыми рабынями. Так, и лакей Ипат даже после объявления крестьянской свободы по-прежнему дорожит тем, что “у князей У тятиных холоп”.
Были в общей массе и такие, которые не принимали своего рабского положения. Например, Агап Петров кипит лютой ненавистью к помещикам, он отказывается от уготованной ему роли комедианта в вотчине князя Утятина, укоряет других мужиков, принимающих участие в потехе. Но бунт Агапа был сломлен, стоило только бурмистру напоить его до бесчувствия.

Или Игнатий Прохоров, крестьянин, занимавшийся извозом, клеймит старосту Глеба за предательство, но и только. Староста Влас убежден, что барина следует хвалить лишь в гробу, но он полон отчаяния и лишен веры в добро. Клим Лавин тоже не идет дальше обличения бар, чиновников и солдатчины, а Калинушка, упомянутый в песне “Барщинная”, никогда не забудет своего голода, барских плетей, “вспоротой шкуры”, но самое большее, на что он отважится, – это потопить свое горе в вине.
Странники-правдоискатели неудовлетворены своим положением, и эта неудовлетворенность крепнет по ходу сюжета, но и они еще не готовы участвовать в активном выступлении.
Яким Нагой натерпелся за свою жизнь и нищеты, и непосильного труда. У него непокорный нрав, он верит в народ, защищает интересы крестьян, становясь своеобразным трибуном. В нем уже пробуждается сознание человеческого достоинства, но он “до полусмерти пьет”, и вспышки гнева так же быстро угасают.
Еще одна группа персонажей – те, кто восстает против притеснения и становится борцом за народные права. Это старообрядец Кропильников, гневно обличающий угнетателей и призывающий народ не подчиняться им. Жизнь его проходит в острогах.

Ермил Гирин честный, бескорыстный правдолюбец, он является хранителем народных обычаев. Он открыто вступает в схватку
купцом Алтынниковым, активно отстаивает интересы народа, участвуя в бунте крестьян деревни Столбняки. На совести разбойника Кудеяра много преступлений, но он замаливает свои грехи, а потом совершает отмщение за издевательства над крестьянами, убивая пана Глуховского.
Наиболее ярко и подробно обрисован образ Савелия Корчагина. Этот “святорусский богатырь” наделен чертами былинного богатыря. Мы видим его мощь и удаль, он вступает в единоборство с медведем, не пугают его и розги Шалашникова, он мужественно переносит каторгу и поселение. Савелий презирает рабскую покорность односельчан, а его образ становится символом возможностей крестьянства.

К. И. Чуковский считал, что образ Савелия Корчагина “принадлежит к числу наиболее монументальных” из всех образов, созданных Некрасовым.
Народные черты воплощены в образе Матрены Тимофеевны. Это крестьянка узнала и тяжесть крепостного угнетения, и горести жизни, но не согнулась, а сохранила свое человеческое достоинство, духовную красоту и стойкость.
Обобщенное изображение народа в эпопее Некрасова – это нищета и бедность крестьян, их голодная жизнь. Вспомним хотя бы названия “смежных деревень”, откуда родом семеро правдоискателей: Заплатово, Дырявино, Разутово, Знобишино, Горелово, Не-елово… Целыми деревнями мужики выходят осенью “на попро-шайство”, “как на доходный промысел”. Мы видим изнурительный труд крестьян, их бесправие и угнетение, рекрутчину.

Но мы видим также и отзывчивость простого народа к чужим страданиям, просыпающееся в нем чувство собственного достоинства, душевное благородство, трудолюбие, тягу к прекрасному и стремление к новой, свободной жизни. И если готова “такая почва добрая”, то игом рабства долгого “еще народу русскому пределы не поставлены, пред ним широкий путь”.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Своеобразие изображения народа в поэме Н. А. Некрасова “Кому на Руси жить хорошо?”