Своеобразие бунинского пейзажа. И. А. Бунин как продолжатель литературной традиции

1. Ходасевич о творчестве Бунина.
2. Пейзаж в творчестве писателя.
3. Значение пейзажа в “Легком дыхании”.
4. Пейзаж и символы в “Человеке из Сан-Франциско”.
И. А. Бунин – блистательный писатель начала XX века, вошедший в русскую литературу как поэт и прозаик. Он вошел в плеяду художников слова серебряного века, однако творил и после окончания этой эпохи, продолжая в своих произведениях традиции символистов:
Не видно птиц. Покорно чахнет
Лес, опустевший и больной.
Грибы сошли, но крепко пахнет
В оврагах сыростью грибной.
И, убаюкан шагом конным,
С отрадной грустью внемлю я,
Как ветер звоном однотонным
Гудит-поет в стволы ружья.
Один из известнейших поэтов и критиков, творивших, будучи в эмиграции, В. Ф. Ходасевич считал, что “…эмиграция сделала Бунина своим любимцем, ранние поэтические шаги Бунина совпали с началом символизма; символисты до последней минуты считали Бунина своим, однако разрыв последовал очень скоро”. И действительно, через некоторое время Бунин-поэт становится Буниным-писателем, получившим в дальнейшем Нобелевскую премию за создание гениальных произведений малого объема. Об этом разрыве Ходасевич пишет следующее: “…в сравнении с символистами Бунин как бы ставит форму на место: он снижает ее роль, урезывает ее права… его форма, конечно, безукоризненна… благородна и сдержанна, что спасает Бунина от дешевых эффектов.

Символист – создатель своего пейзажа, Бунин смиреннее и целомудренней: он хочет быть созерцателем”.
Пейзаж имеет для Бунина особенное значение. Практически нет ни одного произведения, где не было бы пейзажа, изображенного легко и вместе с тем зримо. Особенность изображения природы у Бунина заключается в том, что он не столько материален, сколько психологичен.

Основная задача автора не дать читателю фотографически точное описание местности, а передать тонкое настроение, эмоции, во власти которых пребывает и герой, и сам автор.
Часто пейзаж в рассказах Бунина несет важную функцию психологического параллелизма, то есть служит предметом, раскрывающим характер героя или подчеркивающим его мысли, эмоции, душевные порывы. Такой прием имеет немаловажное значение в общей композиции рассказа “Легкое дыхание”.
Здесь заметна нарочно использованная автором предметная детализация. Иными словами, пейзаж в рассказе не просто декорация основных событий, а косвенный прием создания характера персонажа. Это традиционный для русской литературы прием. Например, для создания образа Наташи Ростовой стало важным восхищение девушки летней ночью, а старый дуб выполняет знаковую функцию для раскрытия душевного состояния Андрея Болконского.

Легкому дыханию Олечки способствуют, подчеркивая его чистоту и искренность, такие пейзажные подробности, как “свежая, солнечная зима”, “снежный сад”, “лучистое солнце”, “розовый вечер”, “камни, по которым легко и приятно идти”. В финале произведения после прочтения записи в дневнике героини: “…мне казалось, что я одна во всем мире”, – читатель наблюдает прием рассеяния. И это рассеяние, перечисление пейзажей, ранее отмеченных автором (сад, город, каток, поле, лес, ветер, небо, весь мир) и создает открытое пространство героини – макропейзаж всего произведения.
При анализе необходимо сказать и про интерьер в тексте произведения: гимназический зал, кабинет начальницы, стеклянная веранда, “блистательная зала” на царском портрете… Это закрытое, в отличие от пейзажного, пространство героини. Но оно так же, как и природа, не враждебно ей. При серьезном и неприятном разговоре с классной дамой, происходящем в директорском кабинете, Оля не выглядит расстроенной, растерянной или напуганной.

Напротив, ее радует интерьер кабинета, его простор и легкость, с которой в нем ей дышится, свежесть ландышей, тепло голландской печки, портрет царя и даже пробор в молочно-белых волосах начальницы. Героиня сосредоточена вовсе не на конфликте с директрисой, не на разговоре или противнике, у нее “роман” с царским портретом за спиной классной дамы.
Деталь в произведениях Бунина не работает на создание сюжета, она самодостаточна и ценна сама по себе, как показатель авторского внимания к обстановке и внешности его героев. Автор последовательно и очень зримо, вплоть до почти физических ощущений, организует свой художественный мир. Читатель ясно слышит и видит гладкость и тяжесть дубового креста, звон ветра в фарфоровом венке, нитку и клубок на лакированном полу и многое другое, хотя само описание достаточно лаконично и производит впечатление отвлеченного.

Внешние детали обязательно присутствуют и в описании облика героев. Даже рассказ Оли об увлечении ею Малютиным сводится к точному и подробному описанию лошадей, одежды, бороды, глаз и запаха английского одеколона мужчины. Акценты смещены с событийной части рассказа в сторону особенностей внешности героев и окружающей среды.

В финале произведения происходит слияние двух деталей – портрета героини и холодного весеннего ветра.

Велико значение пейзажа и символов и в рассказе “Человек из Сан-Франциско”. Аллегорий и ассоциаций здесь очень много. Корабль “Атлантида” символизирует всю цивилизацию, главный. герой без имени – аллегорическое изображение буржуазного общества, где люди вкусно едят, изысканно одеваются и не заботятся об окружающем мире.

Этот человек живет исключительно для себя и ради себя, он заключен в футляр – корабль, идущий по морю – внешнему миру. Описание моря и морские пейзажи наиболее сильные стороны рассказа – они завораживают читателя, пугают. Море бушует и злится, но это не трогает пассажиров корабля, также как не трогают их люди, управляющие кораблем и находящиеся рядом с огромным котлом топки, названным автором девятым кругом ада.
В рассказе много аллегорий из Библии, подчеркнутых точным описанием и вниманием к деталям. Так, темное, грязное место трюма, освещаемое багровыми языками пламени, символизирует ад. Здесь намек писателя на то, что человек купил свое богатство и комфорт за счет душ людей, оказавшихся в трюме, и именно за это ему суждено расплатиться смертью.
Огромное значение для понимания общего замысла имеет образ гигантского, как утес, демона, являющегося символом грядущей катастрофы. Символичен и финал рассказа, когда веселье продолжается и после смерти главного героя, занявшего свое место в пустом ящике из-под содовой воды. И бальная музыка продолжает греметь “среди бешеной вьюги, проносившейся над гудевшим, как погребальная месса… океаном”.

Во многих своих произведениях Бунин обращается к теме жизни, к ее значению. Для автора она заключается не в накоплении богатств или приобретении статуса в обществе, а в легком, как сама весна, дыхании и глубоком чувстве любви к окружающим и к этому бренному миру.



Своеобразие бунинского пейзажа. И. А. Бунин как продолжатель литературной традиции