“Суламифь”, анализ повести Куприна

Сюжет повести Александра Ивановича Куприна “Суламифь” можно пересказать в нескольких словах. Царь Соломон, охладев к своей жене Астис, пламенно полюбил простую девушку Суламифь, жена его приказала начальнику своей стражи убить соперницу. Когда злодеяние свершилось, царь изгнал Астис из страны.

Но странное и магическое впечатление оставляет эта история. С первых слов понятно, что повествование навеяно библейскими стихами. В Книге Царств Ветхого завета перечисляются деяния царя Соломона.

Куприн как будто следует за Библией, рассказывая о сооружении “великого храма Господня”. Но одна строка библейского стиха: “на что Хирам, царь Тирский, доставлял Соломону дерева кедровые и дерева кипарисовые и золото, по его желанию” Разворачивается в подробную картину. Появляются рабочие, а надсмотрщики обретают имена и характеры.

Описание деяний, богатств, внешности и характера Соломона занимают первые три главы из девяти. Завязка драматического сюжета происходит в четвертой главе. Источник его – “Песнь песней Соломона”, одно из самых возвышенных библейских сказаний.

Автор, вдохновленный историей, полной поэзии и огня, пишет ее продолжение. И вот уже Суламифь (в Библии Суламита) во дворце, окруженная любовью и богатством, мучимая ужасными предчувствиями. На время мы переносимся в храм Изиды.

Здесь мы встречаемся с Астис на фоне кровавого обряда, словно предвещающего трагическую развязку. Именно отсюда пошлет она влюбленного в нее убийцу, обрекая на смерть и его и свою соперницу. Гибель Суламифи, скорбь Соломона – так заканчивается повесть.

Повесть напоминает скорее театральную пьесу. Со сцены строительства храма мы перемещаемся в роскошный дворец Соломона, чувственные любовные картины обрамляют судебное заседание. Астис предстает перед нами в момент совершения мистерии оплодотворения Изиды.

Сюжетная линия светлой любви Соломона и Суламифи Противопоставляются любви-подчинению Элиава к Астис.

Имена Хирам, Азария, сын Нафанов; Балкис, царица Савская, как и имена главных героев повести – имена библейские.

Образ Соломона, как и других героев, на первый взгляд, статичен. Однако, показывая легендарного царя как строителя храма, правителя, мудреца или страстного любовника, рисуя его облик, писатель как будто любуется драгоценностью, поворачивая ее разными гранями к свету.

Суламифь мы, кажется, тоже видим глазами Соломона. Ее юная прелесть, ее незаурядная красота отражена в его словах. Внезапно разбуженные чувства как будто делают ее мудрее. Это единственный персонаж, чей характер меняется по мере повествования.

Наивная девочка из виноградника, внимая мудрости Соломона, в конце приобретает черты почти мистической пророчицы собственной смерти.

Отношение автора к Астис иное. Ее имени в библии нет. Красота ее искусственна. Она предстает перед читателем с синими волосами, нарумяненная, набеленная, с глазами, горящими, “как у зверя кошачьей породы”.

Охваченная ревностью мстительная развратница, она источник трагедии, которая в конце совершается. Элиав, слуга Астис, получает убийственную характеристику после совершенного злодейства “он робко, точно испуганный шакал, стал выползать из комнаты”.

Как и в Библии, в повести “Суламифь” много перечислений, но каждый предмет, дополненный сочным эпитетом, ярким сравнением оживает, становится осязаемым: “Лунный камень, бледный и кроткий, как сияние луны…” В нескольких словах может представить нам Куприн характер человека: “Азария… человек жестокий и деятельный, про которого сложился слух, что он никогда не спит, пожираемый огнем внутренней неизлечимой болезни”. Необычайными словами описывает наружность Соломона: “Глаза же у царя были темны, как самый темный агат, как небо в безлунную летнюю ночь, а ресницы, разверзавшиеся стрелами вверх и вниз, походили на черные лучи вокруг черных звезд” и Суламифи: “Положи меня, как печать, на сердце твое…” Прямые заимствования из Библии: “Вот ты засмеялась, и зубы твои – как белые двойни-ягнята, вышедшие из купальни, и ни на одном из них нет порока. Щеки твои точно половинки граната под кудрями твоими” органично вплетаются в ткань повествования, не нарушая стилистического единства.

Если критики и относят творчество Куприна к Реалистическому направлению, то можно сказать, что “Суламифь” – одно из самых романтических произведений писателя-реалиста.

Идею его автор вложил в уста Соломона: “До тех пор, пока люди будут любить друг друга, пока красота души и тела будет самой лучшей и самой сладкой мечтой в мире, до тех пор, клянусь тебе, Суламифь, имя твое во многие века будет произноситься с умилением и благодарностью”.



“Суламифь”, анализ повести Куприна