Структура поэмы Гоголя “Мертвые души”



Если обратиться к структуре поэмы, то можно заметить, что в ней выведены представители господствующих сословий: дворяне, чиновники, “миллионщики” и т. д. Народ непосредственно не показан в поэме, не считая слуги Петрушки, кучера Селифана и еще нескольких эпизодических лиц. Это не значит, что жизнь народа осталась за пределами поэмы. Но на переднем плане представлены привилегированные сословия.

К ним и относится название поэмы “Мертвые души”, потрясшее, по словам Герцена, всю Россию. Гоголь с необычайной силой вскрыл паразитизм

и разложение господствующих сословий, живших за счет крепостного права. Появление “Мертвых душ” показало, что крепостничество порождает не только экономическую отсталость, но и моральное разложение дворянства.

Раскрытие духовного омертвения привилегированных сословий определило центральную идейно-творческую задачу автора. Для решения ее нужно было найти соответствующий сюжет и оригинальную композицию.

Сюжет поэмы был подсказан Гоголю Пушкиным. Покупка “приобретателем” Чичиковым мертвых крестьянских душ, которые числятся по документам (“ревизским” описям) живыми,- операция более

чем странная. Но Чичикову для лучшего ведения своих торгово-финансовых дел надо было считаться богатым человеком.

Кроме того; скупая за бесценок мертвые души крепостных, он намеревался продать их в так называемый опекунский совет в качестве живых и получить таким способом изрядную сумму денег. Следовательно, изображение стяжательских сделок героя стало движущей пружиной сюжета. Скупая мертвые души, Чичиков объезжает дворянские усадьбы, знакомится с помещиками и чиновниками губернского города. Перед читателем как бы проходит жизнь всей сословно-помещичьей Руси – уродливая, погрязшая в алчности, своекорыстии, глупости и безделии.

Так частное событие “похождения” “подлеца-приобретателя” позволяет Гоголю широко обозреть общественные пороки.

В поэме выведена целая галерея типов, каждый из которых представляет ту или иную ступень нравственного разложения. Вводная глава знакомит нас с Чичиковым и губернским городом. 2-6-я главы посвящены помещикам. В 7-10-й главах даны “губернские” картины, I 1-я глава характеризует социальное происхождение Чичикова и общественно-исторический смысл его порочной практики.

Завершается том вдохновенными словами автора о Руси -“птице-тройке”, устремляющейся к светлому будущему, свободному от постыдного предпринимательства. Композиция поэмы проста по внешнему оформлению. В ней значимы каждая деталь, каждое событие. Кульминация (высшая точка напряжения) приходится на 10-ю главу, когда обитатели губернского города узнают о плутнях Чичикова.

Возбуждение достигает предельного накала. Закон должен сказать свое слово. Но… прокурор (“око государево”), взволнованный слухами о небывалом преступлении, внезапно умирает.

Необычна жанровая структура “Мертвых душ”. Сатира на крепостной строй соединена у Гоголя с глубокими раздумьями о России, перспективах ее развития. Так появляются многочисленные лирические отступления.

Сочетание обличительных сцен с лирически приподнятыми словами о могуществе родины не разрушает художественной целостности повествования. “Всякое отрицание, чтобы быть живым и поэтическим,- писал В. Г. Белинский,- должно делаться во имя идеала”.

Что же стало основным объектом “восторженного смеха” Гоголя? Часто говорят, что в поэме со всей беспощадностью выявлено экономическое оскудение крепостной Руси. И все же главный акцент Гоголь делает на моральном разложении личности.

Стремление писателя разобраться в причинах паразитизма, показать его многоликость отразилось в системе образов, компоновке событий. Портреты помещиков даны по степени нарастания в них духовной червоточины. Галерея помещиков открывается образом Манилова, а завершается “прорехой на человечестве”- Плюшкиным.

В Манилове еще сохранились черты располагающего к себе человека. Он гостеприимен, добр. Черты лица его “не были лишены приятности”, он “белокур, с голубыми глазами”.

Но дыхание мертвенности уже коснулось его. За “приятностью” Манилова, в которую “чересчур было передано сахару”, скрывалось полное безразличие к окружающему миру и пустота. Хозяйством своим он не занимался, в “кабинете” его два года лежит книжка с закладкой на 14-й странице.

Время свое помещик проводил в праздных мечтаниях. Впрочем, было еще одно занятие, которому предавался герой в часы мечтательного вдохновения. На окнах его “кабинета” высились горки выбитой из трубки золы, “расставленные не без старания очень красивыми ряДками”.

С помощью таких подробностей автор раскрывает никчемность героя, лишенного характера, “задора”, хотя бы самого курьезного, например желания “лихо пообедать” или “заломить угол” в карточной игре “какому-нибудь бубновому тузу”.

Манилов – первая ступень человеческого омертвения, когда пустая мечтательность становится заменой полнокровной жизни. Вторая ступень – Коробочка. Она постоянно в хлопотах, трудах по домашнему хозяйству.

И это выгодно отличает ее от Манилова, хозяйство которого “шло как-то само собой”. Небольшой дворик Коробочки полон живности, домашний огород радует довольством, ухоженностью, да и в “мешочках”, упрятанных в доме по разным комодам, было припасено немало цел-ковничков. Добротное и безобидное с виду существование! Но парадокс в том, что бережливость и размеренность ее небольшого хозяйственного мирка – качества сами по себе достойные похвалы – не делают Коробочку человечнее и лучше.

Она -“дубинноголовая”, потому что вся ее суета никому не приносит пользы и осуществляется ради накопительства. Трагедия ее усугубляется тем, что Коробочка не осознает бесцельности своего “хозяйствования”. После продажи мертвых крестьянских душ она одет в город, чтобы узнать, какая теперь на них цена и не продешевила ли она Чичикову.

Подобно Манилову, Коробочка увлечена призраком, а не самим существом жизни. В конце главы автор сопоставляет ее с аристократкой, которая, зевая за недочитанной книгой, думает не о том, “что делается в ее доме”, а о том, “какой политический переворот готовится во Франции, какое направление принял модный католицизм”. На первый взгляд, сравнение неожиданно. Но оно усиливает типичность образа.

Здесь мы подходим к пониманию самой существенной черты дарования Гоголя – его умения показать через малоприметное, обыкновенное нечто глубинное, относящееся к психологии и поступкам многих и многих людей.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Структура поэмы Гоголя “Мертвые души”