Стихотворение “На родине красивой смерти – Машуке…”



Стихотворение “На родине красивой смерти – Машуке…” представляет собой тип сложнейшей многослойной поэтической системы. Несмотря на то, что в нем реализуются основные принципы творчества В. Хлебникова: мифопоэтическое начало, опора на космогонический миф, единство истории (подлинных событий) и поэтических вымыслов, современное мифотворчество и фольклорное начало и мн. др., – в нем сосредоточены и наиболее характерные черты поэтики Лермонтова.

Текст опирается на скрещение жанров. В нем есть элементы погребального гимна,

притчи, жития, лирического стихотворения. Развернутый полисиндетон (союз “и”) маркирует тип текста, характерный для притчевого, житийного начала: “И белый лоб…

И умер навсегда… И вспыхивал огонь И отдал честь… И кинула в гроб травяной… И загрохотал…” и т. д.

Следует указать на то, что элементы полисиндето-на, имеющего четко выраженный анафорический характер, актуализируют в целом два ряда понятий, связанных 1) со смертью героя стихотворения (Лермонтова); 2) с жизнью его в ином мировом измерении, осознаваемом и воспринимаемом другим поэтом – лирическим героем стихотворения. Ключевым

словом-образом идентификации понятий первого ряда является слово-образ “умер” (“бог смерти”, “гроб”, “священник”), словами-образами, идентифицирующими понятия второго ряда, являются лексемы “живут” (глаза) – “до сих пор”.

Таким образом осуществляется локализация временного начала в восприятии автора (“до сих пор”) и подчеркивается надмир-ное вневременное обитание Лермонтова через конкретизацию пространственных показателей (“небо”).

Стихотворный текст, сотканный из ключевых слов-образов, актуализирующих множество поэтических текстов М. Ю. Лермонтова, входящих в данный текст как микроцитаты (точечные цитаты), находится в языковых слоях (лексический, синтаксический слои) поэтического текста В. Хлебникова. Их наличие позволяет говорить об актуализации неязыковых слоев данного поэтического текста, одним из которых является многомерный и динамичный слой художественных артефактов – лермонтовских произведений. Мы относим их к когнитивным артефактам, то есть созданным произведениям, которые существуют во времени и пространстве и наряду с фреймами, картинами, видами, культурными схемами они функционируют в неязыковых слоях, опираясь на когнитивные структуры языковых слоев.

Таким образом, языковая ткань текста соткана на основе образной системы самого Лермонтова, при этом актуализированными оказываются словаобразы, связанные с воинственной тематикой – так интерпретируется происшедшая дуэль: “дула войскового дым”, “сраженье двух желез”, “пушек облаков тяжелый выстрел”, “выстрел тучи”, “певец железа – он умер от железа”, “дула дым”, “воинские почести”.

Далее акцентируется словообраз “глаз” – “пророческие очи”, “большие и прекрасные глаза”, “певца прекрасные глаза”, “сын земли с глазами неба”, “глаза убитого певца И до сих пор живут не умирая”, “молятся глазам”, “как убитого глаза”, “то Лермонтова глаза”, “зажглись, как очи, Большие серые глаза”, “писателю… с туманными глазами”, “как темные глаза”.

Множественные повторы связаны с образом неба: “к себе на небо взяло небо”, “небо рокотало и вспыхивал огонь”, “пушек облаков тяжелый выстрел”, “сын земли с глазами неба”, “молния синею веткою огня Блеснула по небу”, “как почести неба”, “выстрел тучи”, “тучи крикнули”, “вспышки гроз”, “луч тройного бога смерти”, “по Ленскому и Пушкину”, “небо облачные почести воздало”, “небо застонало”, “в небесах зажглись”, “живут средь облаков”, “то небо серое – как темные глаза”. Образ неба соединяет предыдущие образы в одну триаду: глаза – война – небо.

Один из ключевых образов текста – железо, железный – имеет двойственную семантику – ‘оружие’ – ‘стих’: “дула войскового дым”, “железный стих”, “сраженье двух желез”, “пушек облаков”, “выстрел тучи”, “певец железа – он умер от железа”, “дула дым”. Отсылка этого образа также двойственная – сражение на небе и на земле. Земное начало как раз и связано с образом железа.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Стихотворение “На родине красивой смерти – Машуке…”