Стихотворение Б. Л. Пастернака “Про эти стихи”. (Восприятие, истолкование, оценка)

1. Тема поэзии в творчестве Пастернака.
2. Образы художников прошлых лет.
3. Пафос молодого поэта – необузданный восторг жизни.
4. Поэт, живущий в вечности.

Стихотворение “Про эти стихи” относится к раннему периоду творчества поэта. Пастернак написал его в 1917 году. В этом стихотворении поэт обращается к теме творчества, поэзии и ее создателя. Тема поэзии, то, как в ней отражается весь мир – центральная тема творчества Пастернака.

Поэзия подобна губке, которая впитывает все вокруг, возвращая читателям мир в виде стихотворных строф.
В стихотворении, которое так и называется – “Определение поэзии”, поэт не находит ничего более емкого и точного для передачи сущности искусства, чем перечисление явлений окружающего мира. Что значит поэзия для людей? Пастернак считает, что в ней – наше право на бессмертие.

Поэзия имеет своим истоком саму жизнь – во всех ее проявлениях. Жизнь, согласно Пастернаку, это непреходящее чудо, поэзия же является “и творчеством, и чудотворством”. Поэзия открывает человеку глаза на мир, на его чудесное существование.
В творчестве Пастернака часто можно встретить фигуру поэта. Нередко он обращается в своих стихах к образам художников прошлого и современности: Шекспир, Пушкин, Блок, Маяковский. У поэта особая судьба.

Поэтами действительно рождаются, это дар, данный судьбой. Поэт – это такое же явление природы, как деревья, как море. Пастернак в какой-то степени романтизирует судьбу художника.

Поэт должен исполнить свое предназначение на земле несмотря ни на что: судьбой за него продуман распорядок действий, и он не вправе отказаться играть свою роль.
Поэт должен исполнить свое предназначение на земле несмотря ни на что: судьбой за него продуман распорядок действий, и он не вправе отказаться играть свою роль. Лирика пастернака отличается особым даром – поистине неиссякаемой радости, которая после всех разочарований и утрат не тускнеет, а, наоборот, становится глубже и чище. Пастернак принимает мир со всеми его “случайными чертами”. Источник его радости – благодарная любовь к самой жизни.

Пафос молодого поэта – необузданный, неистовый восторг жизни. Его ошеломляет хаос запахов, красок, звуков и чувств По мнению Пастернака, оригинальность художественного образа состоит не в его отличии от образов других художников, а в его соответствии действительности. Однако мир представляется поэту вечной загадкой. Стихотворение “про эти стихи” вошло в третью книгу поэта “Сестра моя – жизнь”, положившую начало поэтической славе Пастернака.

Написанные в 1917 году, стихи были опубликованы с опозданием в несколько лет, в 1922 году. В книге “Сестра моя – жизнь”, создававшейся в предреволюционное лето, практически нет примет грозной реальности. В раннем творчестве Пастернак не изображает историю, а как бы проживает, переживает все то, о чем пишет.

Прожитые моменты перерабатываются его сознанием и воплощаются в игре поэтических ассоциаций.
В стихотворении перед нами предстают картины городского пейзажа, и, если прочесть не слишком внимательно, может показаться, что перед нами – пейзажная зарисовка.

На тротуарах истолку
С стеклом и солнцем пополам,
Зимой открою потолку
Идам читать сырым углам.

Задекламирует чердак
С поклоном рамам и зиме,
К карнизам прянет чехарда
Чудачеств, бедствий и замет.
Но тут и гам между строк разбросаны слова, откровенно говорящие нам о том, что речь идет о поэзии. Стихотворение буквально пропитано ею. “Дам читать”, “задекламирует чердак” – поэзия проникает в самые далекие и обычные уголки действительности, окружающей поэта. Художественный мир стихотворения как будто рассыпается на детали, и в то же время из этих же деталей на наших глазах собирается в единое целое. Красота мира, в понимании Пастернака, в его самоценности.

Окружающий мир у поэта одушевлен сам по себе, а не по воле лирического героя. По сути, здесь окружающий мир становится действующим лицом, а не предметом описания. Стихи Пастернака созданы как будто из ничего, словно музыка из семи нот.

Предмет его страсти – жизнь, а слово – орудие, посредством которого поэт воздействует на нее. Его талант неуловим и неопределим. Такова мудрость поэзии, и такова ее наивность:
Какое, милые, у нас
Тысячелетье на дворе?
Лирический герой потерялся в паутине стихов, поэзии, создающих свой, особый мир, который, хотя и проникает во все закоулки, все же живет своей жизнью. Жизнь в поэзии заставляет забывать о точности реального времени, месяц и год, в котором живет лирический герой теряют свою актуальность. В мире, проникнутом поэзией, это не так уж и важно.

В этом мире возможно любое летоисчисление, возможно встретиться с давно ушедшими от нас мастерами слова. Неважен даже сам лирический герой. В стихотворении о нем ничего не говорится, кроме того, что он интересуется текущим тысячелетием и объясняет, почему забыл о том, в каком мире и в какое время живет. Тем не менее, лирический герой живет одновременно везде, везде, куда проникла поэзия, дух стихов, которые он читает.

Вечность и время постоянно присутствуют в стихах Пастернака, что сообщает поэтическому тексту еще и философское содержание. Расширение времени и пространства подчеркивается и синтаксисом стихотворения. Если в первых трех строфах поэт использует короткие предложения, то далее каждое предложение – это целая строфа.

Каждое мгновение жизни прекрасно, равно как прекрасны все ее проявления: поэзия Пастернака не знает деления на большое и малое, низменное и возвышенное, живое и неживое. Поэзия живет не только в томиках великих мастеров. Когда мы читаем их, она вытекает и одухотворяет собой все живое, делает обыденное – высоким, а незначительное – важным.



Стихотворение Б. Л. Пастернака “Про эти стихи”. (Восприятие, истолкование, оценка)