Стихи в “юношеских” тетрадях Лермонтова



На сборнике общества Раича “Новые Аониды” был эпиграф из Батюшкова, а последнее стихотворение Раича носило название “Цветок на гроб Батюшкова”. Стихотворения в тетради Лермонтова 1829 года свидетельствуют о том, что он находится в этот период под впечатлением Батюшкова. Лермонтов много пишет о друзьях и о дружбе. Второе стихотворение рукописного сборника “Пир”:

Приди ко мне, любезный друг, Под сень черемух и акаций, Чтоб разделить святой досуг В объятьях мира, муз и граций”.

Стихотворение представляет собой дружеское

послание типа “Моих пенатов” Батюшкова. Юный поэт приглашает друга на лоно природы. Здесь – тот же культ сельской тишины и уединения, простоты деревенского быта, те же образы древней мифологии на фоне русской жизни, та же излюбленная батюшковская рифмовка “акаций” – “граций”, которую мы встречаем не только у самого Батюшкова, но и у Раича и его друзей.

Пускай и в сединах, но с бодрою душой, Беспечен, как дитя всегда беспечных Граций, Он некогда придет вздохнуть в сени густой Своих черемух и акаций.

Батюшков. “Беседка муз”.

Одно из стихотворений сборника посвящено греческому

богу Пану. Стихотворение “Пан” выражает литературные интересы Лермонтова-пансионера, явившиеся результатом как занятий в кружке Раича, так и уроков Мерзлякова. “Пан” перекликается с “Музой” Пушкина, – стихами, которые Пушкин любил за то, что они, по его собственному выражению, “отзываются стихами Батюшкова”. Пан учит юношу Лермонтова играть на свирели, как муза учит Пушкина. “Муза” была помещена в разделе “Подражания древним” ‘, к “Пану” Лермонтов делает приписку: “в древнем роде”.

На развороте листа, прямо напротив “Пана”, расположено стихотворение “Жалобы турка”. Стихотворение свидетельствует о том, что юноша Лермонтов уже к лету 1829 года хорошо понимал всю тяжесть политического и социального гнета в современной ему России:

Там стонет человек от рабства и цепей! Друг этот край моя отчизна!

Помещая стихотворение с острым политическим содержанием в тетрадь, предназначенную для чтения среди родных и знакомых, Лермонтов прибегает к маскировке и переносит действие в Турцию. В то время в сборниках и журналах печаталось много статей, где говорилось о политическом гнете, о варварстве и рабстве в Турфа. Сама литературная форма (“Письмо.

К другу, иностранцу”) могла быть подсказана статьей в “Галатее” под заглавием “Письмо к другу за границу”2. В конце юноша-поэт прибавляет четыре строки, в которых делает намек на вынужденную маскировку и помогает читателю понять истинный смысл стихотворения:

Ах! если ты меня поймешь, Прости свободные намеки; Пусть истину скрывает ложь: Что ж делать? – все мы человека!

В этой тетради Лермонтова имеет свое начало обличительная линия его творчества. В ряде эпиграмм и в стихотворении “Два сокола” есть элементы критики современного общества. В конце тетради мы можем наблюдать зарождение образа Демона.

В стихотворении “Ответ” Лермонтов говорит о разочаровании. Герой стихотворения – предельно разочарованный человек:

Он любит мрак уединенья, Он больше незнаком с слезой, Пред ним исчезли упоенья Мечты бесплодной и пустой

И далее, через две страницы, следует стихотворение “Мой демон”. В этом стихотворении мы впервые встречаем образ демона у Лермонтова. Автор тетради трактует его “как собрание зол”. Образ демона дан в духе романтизма 20-х годов XIX века.

В нем все преувеличено и нет ничего (роднящего его с людьми. Последнее стихотворение тетради, как и первое, обращено к другу. Но эти два стихотворения очень различны по своему содержанию. Первое – проповедь холодной морали, последнее – выражение горячей любви к земле, со всеми ее радостями и печалями, со всеми бурями и страстями:

И я к высокому, в порыве дум живых, И я душой летел во дни былые; Но мне милей страдания земные: Я к ним привык и не оставлю их..

Так подытоживает юноша свой пройденный путь. Содержание следующей сохранившейся тетради Лермонтова относится ко второму пансионскому учебному году, к осени и зиме 1829-1830 годов 3. Мы находим в ней продолжение того процесса идейного и психологического развития юноши Лермонтова, один из моментов которого мы наблюдали на страницах предшествующей тетради, показавшей нам его таким, каким он был летом 1829 года.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Стихи в “юношеских” тетрадях Лермонтова