Создание эстетической программы реализма в русской литературе



Выступления В. Г. Белинского по поводу “Мертвых душ” Н. В. Гоголя свидетельствовали о глубоком переломе в развитии его эстетических и литературно-критических взглядов, впервые наметившемся в статьях о М. Ю. Лермонтове. Это подтверждают и другие статьи критика, появившиеся в то же время. Для торжества “натуральной школы”, для утверждения реализма в русской литературе необходимо было создание теоретической программы реалистического направления литературы.

И критик-демократ создал эту программу.

Знаменателен в этом отношении

появившийся в 1841 г. обзор “Русская литература в 1841 году”. Статья начинается широким историческим очерком новой русской литературы от Л. Д. Кантемира до Н. В. Гоголя, напоминающим аналогичный но теме обзор в “Литературных мечтаниях”. Но теперь Белинский к литературному прошлому подходит по-новому. Если в ранней статье он с некоторой запальчивостью провозгласил тезис: “У нас нет литературы”,- сделав исключение только для четырех выдающихся писателей, то в новом обзоре литературы, становясь на историческую точку зрения, критик находит в русской литературе “внутреннюю жизнь, историческое
движение, где последующее выходит из предыдущего” (V, 568).

Однако этого еще недостаточно для литературы “в полном смысле слова”. “Литература,- пишет Белинский,- есть народное сознание, выражение внутренних, духовных интересов общества”, а этим “мы пока еще очень небогаты” (V, 570). Критик снова касается проблемы народности литературы и дает афористически выраженную формулировку: “…поэту принадлежит форма, а содержание – истории и действительности его народа”. В том же обзоре Белинский с удовлетворением констатирует проникновение художественных принципов А. С. Пушкина и Н. В. Гоголя в литературу: “Хорошую сторону современной литературы составляет… обращение ее к жизни, к действительности”. Всякий, даже посредственный, писатель стремится “изображать и описывать не то, что приснится ему во сне, а то, что есть или бывает в обществе, в действительности.

Такое направление,- заключает критик-реалист,- много обещает в будущем”. Но за это правильное направление литературы и за его вождя – автора “Мертвых душ” – нужно было бороться. Эту задачу и берет на себя Белинский.

В этот период огромное значение приобрела “Речь о критике” (1842) Белинского. Поводом для написания статьи под таким заглавием послужила “Речь о критике”, произнесенная профессором А. В. Никитенко в торжественном собрании Петербургского университета в марте 1842 г. и вскоре появившаяся в печати. Положительно оценивая ряд суждений, высказанных Никитенко, Белинский выдвигает много оригинальных мыслей, отвечающих его новым идейным позициям.

Белинский сам называет современную эпоху “веком перехода”, когда “отжившее прошедшее” и “неведомое будущее” еще борются и смешиваются между собой. “…Наше время алчет убеждений, томится голодом истины” – так определяет Белинский основную потребность своего поколения. Однако направление, в котором следует искать истину, уже наметилось. Новый век не может “жить мечтами”, не может находить блаженство в “отвлеченной идеальности”, в “приятных заблуждениях”. “Действительность – вот лозунг и последнее слово современного мира! Действительность в фактах, в знании, в убеждениях чувства, в заключениях ума”.

Белинский по-новому ставит вопрос о соотношении действительного и разумного: “…теперь разум во всем ищет самого себя и только то признает действительным, в чем находит самого себя”. Неразумные же явления разум объявляет “только эмпирически существующими, но не действительными”. Так закрепляется в мировоззрении Белинского отказ от прежнего “примирения с действительностью”.

Исходя из широкого понимания критики, Белинский ее объектом признает и существующую действительность.

Вспоминая, что он сам был некогда “жарким последователем” идеи красоты как “единой цели искусства”, критик и теперь признает красоту необходимым условием искусства. “Но с одною красотою,- заявляет он,- искусство еще не далеко уйдет, особенно в наше время”. Наш век, пишет Белинский, “решительно отрицает искусство для искусства, красоту для красоты”. “…Искусство нашего времени,- утверждает критик,- есть выражение, осуществление в изящных образах современного сознания, современной думы о значении и цели жизни, о путях человечества, о вечных истинах бытия…”. Поэт теснейшим образом связан с обществом, с его идейной жизнью, с “духом современности”, составляющим пафос его созданий.

И это не мешает поэту свободно следовать своему вдохновению: “Свобода творчества легко согласуется с служением современности: для этого… нужно только быть гражданином, сыном своего общества и своей эпохи, усвоить себе его интересы, слить свои стремления с его стремлениями”. Так раскрывает Белинский общественную природу и общественную роль искусства.

Сатирической эпопеей Н. В. Гоголя “Мертвые души” завершился начатый пушкинским стихотворным романом “Евгений Онегин” процесс утверждения реализма в русской литературе. Разрешился почти два десятилетия продолжавшийся спор о месте Пушкина в литературе. Его великие продолжатели Н. В. Гоголь и М. Ю. Лермонтов и его великий истолкователь В. Г. Белинский доказали историческую закономерность и плодотворность пушкинского новаторства. Развитие реализма было связано с ростом демократических тенденций в русской общественной мысли и литературе.

Новому поколению писателей предстояло усвоить и развить достижения основоположников русского реализма. Этой исторической задаче отвечало формирование “натуральной школы” в литературе 40-х годов.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Создание эстетической программы реализма в русской литературе