Совмещение старого и нового в русской литературе XVII века



Русской литературе XVII в. принадлежит заметная роль в развитии нашей отечественной литературы. Она является тем звеном, которое соединяет средневековую словесность с искусством нового времени. Совмещение старого и нового, традиционного и преодолевающего традиции наблюдается и в тематике произведений, и в миросозерцании писателей, и в литературных формах.

По-прежнему важное место занимает героика: тема защиты отечества звучит в произведениях “смутного времени”, ратная доблесть русских людей блестяще представлена в “Повести

об Азовском осадном сидении донских казаков”. Героическое содержание этих произведений в значительной степени воплощается в традиционных образах и мотивах, в частности в образах и мотивах воинских повестей.

Религия продолжает играть важную роль в жизни человека, что находит свое отражение и в литературе: в религиозной оболочке предстают общественно-политические идеи века (это особенно характерно для старообрядческой публицистики), вмешательством божественной и нечистой силы объясняются (многие перипетии в судьбах героев (“Житие Улиянии Осорьиной”, “Повесть о Савве Грудцыие”), с проявлением

божественной воли соотносится исторический процесс (начало “Повести о Горе-Злочастии”). Не играя такой значительной роли, как раньше, тем не менее, продолжают существовать традиционные жанры (житие, воинская повесть, жанр сидения). Сама литература остается, в основном, анонимной.

И тем не менее русская литература XVII в. обращена к будущему. Ей присущ острый критицизм по отношению к старым нормам жизни, обусловленный приобщением к творчеству демократических слоев населения. Произведения демократической сатиры и старообрядческой публицистики, наиболее полно отразившие классовые противоречия и протест народных масс, направлены против богачей (вспомним интерпретацию притчи “О богатом и Лазаре” у Аввакума), против попов, феодального суда, государственной организации, пьянства.

Осмеивается отживший домостроевский уклад (“Повесть о Фроле Скобееве”). Наступательный, обличительный характер этого слоя литературы как нельзя лучше находит выражение в таких способах сатирического показа жизни, как ирония, гротеск, пародия, шутка. Критической направленностью литературы XVII в. обусловлено появление вопроса о том, каким должен быть царь, что выразилось у Аввакума в гневном обличении царя-деспота, а у Симеона Полоцкого в создании идеального образа могущественного царя-просветителя.

Многие из этих тем впоследствии займут важное место в художественных произведениях русской литературы XVIII в.: антиклерикальные мотивы прозвучат в “Сатирах” А. Д. Кантемира, “Гимне бороде” М. В. Ломоносова, а само сатирическое направление станет главенствующим направлением столетия; обобщенные образы “бедного” и “богатого” конкретизируются в образах помещиков и крепостных у Фонвизина, Новикова, Радищева; в одах Ломоносова и трагедиях Сумарокова продолжится разговор о добродетельном царе и царе-тиране.

XVII в. открыл для читателей совершенно новую область художественного изображения – сферу частной жизни человека, мир человеческих чувств. Человек начинает рассматриваться как существо сложное; еще в начале столетия, в памятниках “смутного г. ремени”, появляются характеристики царей, представляющие сочетание положительного и отрицательного, привлекающего и отталкивающего. Отличительной чертой литературы XVII в. становится биографизм,- он определяет содержание “Жития Улиянии Осорьиной”, “Жития” протопопа Аввакума и влечет за собой разрушение старого житийного жанра, превращающегося в биографическую повесть. Мучительные поиски смысла жизни, любовь мужчины и женщины, человек и природа, взаимоотношения поколений – новые темы, возможные применительно к древней русской литературе только в XVII в., когда изменились и условия жизни, и сам человек.

Они положили начало жанру светской бытовой повести, отдельные образцы которой уже находятся в преддверии романа (“Повесть о Савве Грудцыне”, например). Многие из этих тем сохранят свою актуальность и для XVIII в.: в повестях Петровского времени, в соответствии с новыми веяниями, будет поднят вопрос о судьбе молодого поколения, о взаимоотношениях отцов и детей. Знаменательно, что связь с повествовательной литературой прошлого ощутят и сами писатели XVIII в.,- уже на исходе столетия глава русских сентименталистов Н. М. Карамзин обратится к сюжету “Повести о Фроле Скобееве” и использует отдельные его звенья для своей психолого-исторической повести “Наталья – боярская дочь”. В XVII в. происходит рождение литературы как самостоятельной области искусства.

Она отделяется от деловой письменности и богослужебной литературы. Происходит осознание отдельными писателями их литературных позиций: Аввакум полемично избирает простоту и доходчивость стиля, Симеон Полоцкий тяготеет к формам барокко, первого литературного направления на Руси. Некоторые из авторов, Симеон Полоцкий в частности, становятся профессиональными писателями, считая литературу основным делом своей жизни. Рождаются не только новые жанры, но и новые роды литературы – драматургия и поэзия, которым будет суждено играть основную роль в историко-литературном процессе XVIII в.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Совмещение старого и нового в русской литературе XVII века