Социально-психологическая проза



Социально-психологическая проза – одно из ярчайший достижений реализма ХХ ст., в котором реализовалась характерная для этого направления установка на тщательный анализ общественной жизни и внутреннего мира личности. От начала формирования реализма в нем развивались две течения: социологический, который акцентировал внимание на исследовании общества как определенной целостности (Бальзак), и психологический, первостепенным объектом исследования которого была личность, вписанная в конкретный историко-общественный контекст (Стендаль).

Результатом их взаимодействия и взаимообогащения в пределах литературного процесса стало формирование мощного пласта реалистической социально-психологической прозы с присущей ей системой приоритетов, эстетикой и поэтичной спецификой.

Виднейшими творцами этой прозы считаются О. де Бальзак, Стендаль, Флобер, Теккерей, Ч. Диккенс, Л. Толстой, Ф. Достоевский, И. Тургенев, И. Гончаров, Джеймс и прочие. Одним из самых характерных явлений социально-психологической прозы является жанр социально-психологического романа, который приобрел распространение в реалистической литературе ХІХ ст. Исследовательское

направление ориентировало литературу на науку и научную методологию.

Особенно выразительно такая ориентация показалась в французском реализме, достигнув апогея в течении натурализма, по происхождению и типу творчества родственном с реализмом.

Присуща она была и творчеству украинских литераторов, в частности И. Франко, который делал ударение на том, что писатель должен знать толк в науке и научной методологии мышления, и называл свой метод “научным реализмом”. Новым и принципиально важным в поэтике реализма является также то, что он отказался от деления жизненных явлений на “высокие” и “низкие”, “эстетичные” и “неэстетичные” и, соответственно, от деления на “высокие” и “низкие” жанров и стилей. Соотнесение изображаемого с умозрительными эстетичными категориями высокого и низкого, трагического и комического, что считалось обязательным в художественной практике предыдущих эпох, потеряло для реалистов смысл.

Важным для них было соответствие изображения самой действительности, которая воспринималась как единое и вместе с тем противоречивое целое, в котором объединяются и переплетаются высокое и низкое, трагическое и смешное, прекрасное и безобразное. С этой установкой на соответствие действительности в реалистической литературе связано изображение времени и пространства. Время становится в ней историческим и воспроизводится по возможности конкретнее, а историзм приобретает значение одного из основополагающих принципов эстетики и поэтики. В творчестве реалистов историзму присуща универсальность: он в одинаковой мере охватывает как человека – его внутренний мир и характер, так и внешний мир – его жизненную среду.

При этом историзм, прежде всего показывается во внешнем мире, в изображении среды, обстоятельств, отношений и т. п., а со временем входит, так сказать, внутрь героя, оказывается в его сознании, характере, психологии.

Важной чертой реалистической литературы является также то, что особое внимание она уделяет аналитическому изображению человека в социуме, раскрытию диалектической взаимосвязи характеров и социальной среды, в частности показа того, как среда “лепит” характер. Можно сказать, что историзм реалистов в значительной мере приобретает содержание социального историзма. Наиболее масштабно и рельефно это содержание показалось в произведениях таких известных писателей-реалистов, как Стендаль, О. де Бальзак, Ч. Диккенс, Л. Толстой. Однако в большей мере это свойственно реалистическому творчеству 40-х годов ХІХ ст., на следующем этапе социальность и историзм все более ощутимо оттесняются природой, биологией, психологией, т. е. существованием человека вне социально-исторического измерения.

В реалистической литературе имеем также специфический тип автора и связанный с ним превосходящий тип повествования.

Здесь следует напомнить, что автор в художественном творчестве – это не только личность художника, его присутствие в произведении в прямой или “скрытой” форме. Автор – это и определенный взгляд на изображаемое, определенная его концепция, выражением которой является все произведение. При этом автор совсем не обязательно прибегает к прямому высказыванию в тексте (отступлениям, объяснениям, комментариям и т. п.). Так, в драматических и некоторых эпических произведениях это высказывание воплощается в общей структуре художественного текста, в таких его составных, как описание, рассказы и диалоги персонажей.

В конце концов, каждое произведение является продуктом духовно-творческой деятельности художника и из этого явствует присутствие автора во всех без исключения его составных.

Относительно типа автора в реалистической художественной системе, то это прежде всего автор-демиург, который определяет себя как всезнающую абсолютную силу в создаваемом им художественном мире. “Автор знает все!” – безапелляционно заявляет У. Теккерей в знаменитом романе “Ярмарка суеты”. Флобер сравнивал художественное произведение с мирозданием, а его автора с Богом: “Он должен быть в произведении, как Бог в мироздании, – всюду и нигде”.

Итак, в своих произведениях писатель-реалист XIX ст. чувствовал себя полноправным и полномочным демиургом, затем созданный им художественный мир возникал во всеобъемлющем освещении и истолковании своего творца. Конечно, допускались и частичные точки зрения, частичные толкования, которые принадлежали персонажам или рассказчикам, но высшей, объединяющей была интерпретация автора, которая выражала его мировоззрение. Автор мог быть “невидимым”, как это характерно, например, для Флобера, Л. Толстого и Джордж Элиот, мог присутствовать в произведении и играть в нем активную роль, как у Гоголя или Теккерея, но “демиургическая” позиция его от этого не ослаблялась.

Эта позиция базируется на уверенности в безграничных возможностях художественного познания, тесно связанной с системой мировоззрения, которая доминировала в XIX ст. перед эпохой реализма.

Мир, человек, бытие воспринимались как что-то сложное, но по сути своей единое и то, которое подвергается познанию и истолкованию, в принципе – к самим глубинам, к первоосновам и первопричинам. Собственно, этот познавательный оптимизм, эта вера в то, что ум и интуиция художника способны проникать во все сущее и адекватно его выражать, представляют основания реалистической литературы XIX ст. Ее художники могли быть скептиками и пессимистами в общемировоззренческом плане, особенно в отношении к обществу и его перспективам, но скепсис и пессимизм не распространялись на характер их художественного мышления и творчества.

Здесь они оставались “демиургами” в обозначенном выше понимании. Еще одной принципиально важной чертой поэтики реализма является преобладание индивидуальных стилей писателей над общими стилями направления и течений. Эта особенность была новой для литературно-художественного творчества вообще.

Направлениям предыдущих эпох, за исключением романтизма до определенной меры, присущи подчиненность индивидуальных стилей общим, что наиболее ярко показалось в классицизме с его кодексом законов и правил.

Все они оперировали стойкими моделями жанра, сюжета, персонажей, словоупотребления, формами и канонами, которые опирались на традицию. Что же до писателя-реалиста, то он в принципе неподвластен готовым моделям и формам, свободен в отборе выразительных средств, соответствующих изображаемым явлениям. По словам известного немецкого писателя-реалиста Фонтане, настоящим мастером стиля является автор, который “способен постоянно изменять стиль в зависимости от предмета, о котором говорится”.

Эта свобода индивидуальных стилей, их свободное соотношение с общими стилями были унаследованы последующими направлениями и течениями литературы, в частности модернизмом.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Социально-психологическая проза