Социальная сущность героя в драматургии

“Герой драмы”, – утверждал В. Киршон,- никогда не будет социальным типом, если не будет разработан характер. Схему типа создать без разработки характе­ра возможно, настоящий тип создать нельзя, ибо под “типом” мы понимаем не только социальную сущность героя, но и ему одному присущие неповторимые чер­ты”

Ратуя за классическое наследие русской драматур­гии, сторонники этой точки зрения отрицали как непри­емлемые в данный момент традиции советской драма­тургии и театра 20-х годов (Маяковский, Вс. Мейер­хольд) с их условностью, символикой, подчеркнутой гиперболизацией и гротеском. Позиции социально-пси­хологической драматургии поддерживали такие круп­нейшие художники, как К. Тренев, Б. Лавренев, А. Толстой.

Наиболее видными сторонниками противоположной точки зрения (их именовали “новаторами”) были Вс. Вишневский и Н. Погодин, выступавшие за мону­ментальное, масштабное искусство, героическую дра­му, за глобальный охват событий. Вишневскому были особенно близки наследие Маяковского и драматургия эпохи гражданской войны с ее агитационностью, мас­совостью, публицистичностью, огромным темперамен­том. Он страстно пропагандировал использование но­вых форм для воплощения героических деяний как эпохи Октябрьской революции и гражданской войны, так и современности.

Отвергая возможность адекват­ного выражения явлений общественно-политической жизни средствами камерной психологической пьесы, Погодин и Вишневский в пылу полемики отрицали и значение классических традиций, например Чехова и Островского.

Стремясь воплотить историю современности более полно, монументально, боясь ограничить действие узки­ми рамками, Вишневский и Погодин выступили за сво­бодную многоэпизодную композицию, где бы сцены динамично сменяли одна другую и жизненная досто­верность достигалась не прорисовкой материала в со­ответствии с эстетическими критериями драмы, а по принципу отображения действительности в документально-публицистическом произведении. Вот почему первые свои пьесы Н. Погодин называет пьесами-очер­ками (“Темп”, “Поэма о топоре”). Острота полемики к середине 30-х годов постепенно снимается, умаляется противопоставление монументального искусства массо­вого действа психологически-углубленной разработке отдельного характера.

Творческая практика не только выявила особенности восприятия новой действительно­сти разными художниками, но и позволила увидеть недостатки, оценить достоинства обеих сторон. Психо­логизм все более прочно завоевывает свои позиции у самых разных художников.

Мирное строительство социализма, Великая Отечес­твенная война – это и вехи творческой биографии Все­волода Вишневского, драматурга, прозаика, публици­ста. Он не просто участник событий гражданской вой­ны – боец Первого морского отряда, пулеметчик на бронепоезде, чекист, боец Первой Конной армии. Высо­кую любовь и ненависть, скорбь утрат и радость побед перенес Вишневский в публицистические статьи, очер­ки, выступления, позднее – в драмы и трагедии.

Жизнь с избытком давала материал для всевозможных жанров, в которых Вишневский пробовал свое перо в 20-е годы (новеллы; сборники рассказов; очерки; оратория; детективный роман, написанный совместно с другими писателями; первая пьеса “Суд над крон­штадтскими мятежниками”, 1921). В 1929 г. появляет­ся его знаменитая “Первая Конная” – драматическое произведение, созданное приемами публицистического монтажа.

В основе сюжета – история создания Конармии, ее большой, героический путь. По охвату событий и чело­веческих судеб – это как бы эпопея, вместившая фак­ты борьбы народа “за землю, за волю, за лучшую долю”. Пьеса в большой мере полемична, драматург спорит с традиционной манерой создателей военных пьес, где все внимание сосредоточено на перипетиях судеб центральных персонажей, а истинный герой – народ – лишь фон. В “Первой Конной” главный ге­рой – “масса разноликая”; в основе фабулы – судьба революционного народа.

Отсюда отсутствие имен у дей­ствующих лиц (за исключением одного, рядового Ива­на Сысоева, остальные – собирательные персонажи: Рабочий, Командир и др.).

Стремление изобразить революционную массу обус­ловило особую структуру сюжетно-композиционного построения пьесы, возрождение приемов, характерных для агитспектаклей периода гражданской войны. Впер­вые, реализуя замысел создания стиля “пролетарской героики”, драматург включает персонаж, который че­рез всю пьесу поведет монолог в возвышенно-патетиче­ском тоне. Образ Ведущего, использованный в “Первой Конной”, будет не забыт Вишневским и в последующих произведениях (“Последний решительный”, “Оптими­стическая трагедия”).

Ведущий в “Первой Конной” – это не только связующее, цементирующее начало в пес­трой череде художественно-документальных эпизодов, его устами драматург обращается к современному и бу­дущим поколениям высоким языком романтики и поэзии.

Пьеса была показана почти одновременно в Ле­нинграде и Москве, успех на ее долю выпал колоссаль­ный. Н. Погодин писал: “Мы тогда увидели на театре нечто громадное, чего сцена до тех времен не допуска­ла. Это была сама буденновская армия.

А написал эту пьесу, как мы потом с удивлением узнали, военный моряк”.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Социальная сущность героя в драматургии