Сочинение с планом по повести Булгакова “Собачье сердце”



План

1. Введение
2. “Контрреволюция одна…” (нелегкая судьба повести Булгакова)
3. “Это еще не значит быть человеком” (преобразование Шарикова в “нового” пролетария)
4. В чем опасность шариковщины?

В критике часто называют социальные явления или типы по произведениям, изобразившим их. Так появилась “маниловщина”, “обломовщина”, “беликовщина” и “шариковщина”. Последнее взято из произведения М. Булгакова “Собачье сердце”, которое послужило источником афоризмов и цитат и остается одним

из самых известных произведений русской литературы ХХ века.

“Контрреволюция одна…”

Нелегкая судьба ожидала повесть. Ее конфисковали в 1925 году при обыске жилища писателя, и долгое время “Собачье сердце” для читателей оставалось неизвестным. Почему?

Ответ прост: в повести Булгаков сатирически обрисовал, развенчал образ “нового” советского человека, указывая на его опасность.

“Не собачье, а именно человеческое сердце”

Сюжет повести строится вокруг небывалого эксперимента: в поисках средств улучшения человеческой природы светило европейской науки профессор Преображенский

пересаживает собаке железы некого Клима Чугункина. Эксперимент удался на славу, хотя уже 10 дней профессор, по собственным признаниям, понял, насколько губительными – прежде всего, для них самих – оказались последствия этого поступка. Отныне Полиграф Полиграфович Шариков (“новый” человек едва ли не первым делом затребовал паспорт) проживает в доме профессора, демонстрируя не самые лучшие человеческие качества. Шариков унаследовал от Чугункина пристрастие к алкоголю, под влиянием которого он готов учинить насилие, грубые манеры и повадки карманника.

От собачьей же природы у Шарикова осталась естественная ненависть к кошкам. Преображенский замечает, что нападения на котов – лучшее из того, что делает Шариков. Это соответствует его звериной природе, тогда как остальные пороки идут от сердца человеческого, которое парадоксально называется “самым паршивым из всех, что существует в природе”.

“Это еще не значит быть человеком…”

Куда больше опасений вызывает дружба Шарикова с председателем домкома Швондером, который лелеет в нем идеологически правильные взгляды, формируя “нового человека”. С легкой руки Швондера Полиграф Шариков получает паспорт, устраивается на работу заведующим очистки города от бродячих животных и узнает, что ему причитаются законом квадратные метры в квартире Преображенского. Швондер воспитывает у подопечного и взгляд на окружающий мир, который не отличается глубиной и соотносится с духом времени. “Взять все, да и поделить”, – выпалил однажды Шариков изумленному профессору “простое” средство, как решить вопрос социального неравенства. “Контрреволюция одна”, – отвечает Полиграф Полиграфович на вопрос Борменталя, почему тот не любит театр. Карикатурность образа Шарикова тем самым только усиливается, а вместе с ней – его моральное уродство.

Апофеозом становится сцена с доносом, когда Шариков пытается натравить власть на профессора, припомнив все его “прегрешения” (включая сожженный том переписки Энгельса и Каутского). Разгневанный профессор требует покинуть Шарикова покинуть его дом, тот угрожает пистолетом… По прошествии нескольких дней читатель видит, как Шарик находится на полпути к возвращению к своему звериному состоянию.

И следователь, прибывший с ордером на арест профессора, вынужден был возвратиться ни с чем.

“Наука не знает способов обращать людей в зверей”

Что же собой представляет пресловутая “шариковщина”? Это не грубость и не пьянство, это восприятие любых идей, пусть даже не гуманных, как прописных истин. Мозг Шарикова представляет чистое полотно, на которое может записать все что угодно (вспомним, как он механически повторял фразы, услышанные еще во время собачьей жизни).

После воспитания Швондером Полиграф Полиграфович повторяет штамп за штампом, а его поступки становятся оттого ужасней, что их вызвал недостаток воспитания и интеллекта.

Историю с Шариковым можно перенести на всю постреволюционную Россию в целом. Она была таким же чистым листом бумаги: “устаревшие” ценности стерты, казалось бы, можно начинать строить идеальное общество. Однако “новый” человек оказался, мягко говоря, далек от идеала – равно как и “новые” ценности.

В этом и состоит опасность любых революций.

Шариковщина – явление социальное, которое применимо к тысячам, а быть может, и миллионам. Даже сейчас это явление имеет место быть, ведь потрясения в мире и возникающие на их фоне Шариковы и Швондеры – явление, которое не ограничивается одной исторической эпохой. Опасность таких людей для общества и показал Булгаков в своей гениальной повести.

Сюжет “Собачьего сердца” охватывает нескольких действующих лиц. Условно их можно разделить на два лагеря – представители “старого” и “нового” времени. Среди первых находится профессор Преображенский, светило медицины, который открыл способ омолаживания организма.

Профессора можно назвать гуманистом: он против жестокого обращения с кем бы то ни было (человеком или животным – неважно). Так, в одном эпизоде прозвучали слова Преображенского “Террором ничего поделать нельзя”, которые должны были стать руководством для “новых” людей. Должны были, но не стали.

Многие считают, что Булгаков в “Собачьем сердце” пророчески предугадал репрессии последующих лет.

Но вернемся к профессору. Другая яркая черта его образа – постоянная жажда знаний, стремление улучшить, преобразить человеческую природу (что подчеркивается фамилией Преображенский). Однако из-за неудачи с экспериментом профессор отчасти отказывается от своих взглядов: “…зачем нужно искусственно фабриковать Спиноз, когда любая баба может его родить когда угодно?” В этих словах – возражение против любых попыток изменить природу человека, “заточить” ее под эпоху.

Ассистентом Преображенского является Иван Арнольдович Борменталь, которого профессор приютил “полуголодным студентом” у себя на кафедре. Человек высокой культуры и интеллекта, он вместе с Преображенским представляет один полюс в книге. Им противостоят “новые” люди во главе с Шариковым и председателем домкома Швондером.

С помощью образа “преображенного” Полиграфа Полиграфовича Булгаков сатирически обобщает и заостряет до предела черты современного ему пролетария. От Клима Чугункина Шарик унаследовал пристрастие к алкоголизму, полное невежество, склонность к воровству и даже насилию (вспомним эпизод с Зиной). Карикатурным выглядит то, как быстро Шариков под руководством Швондера адаптируется к “новому” времени – заводит паспорт, устраивается на работу, читает переписку Энгельса и Каутского.

Но, как метко замечает Преображенский, когда-то захотят натравить Шарикова на самого Швондера, иот того останутся “рожки да ножки”.

Сатирическое мастерство Булгакова проявляется и в обрисовке других, эпизодических персонажей. “Уплотнение” приводит Швондера с группой единомышленников в квартиру Преображенского. Одним из “товарищей” оказывается женщина Вяземская, которую из-за внешнего вида можно легко спутать с мужчиной. Таким образом Булгаков делает упрек в адрес “нового” мира, в котором все было перевернуто с ног на голову, а на смену традиционным обращениям пришло нейтральное “товарищ”.

В целом повесть Булгакова, как и ряд других произведений русской литературы 20 века, стала документом эпохи. Конфликт между Пореображенским и Шариковым будет оставаться актуальным еще долгие годы – пока существуют революции и насильственные попытки переделать человека.

Почему провалился эксперимент? (вариант названия – “Слово в защиту Шарикова”)

Писатели издревле фантазировали об идее создания искусственного человека. Свою лепту в эту фантазию внес Булгаков, изобразив в “Собачьем сердце” фантастический эксперимент по превращению собаки в… пролетария.

Почти всех прочитавших повесть объединяет одно: стойкое отвращение к образу Полиграфа Шарикова, его невоспитанности и откровенному хамству. Как противоположность ему приводятся представители “старой гвардии” – Преображенский и Борменталь, высокоинтеллектуальные люди с безукоризненным воспитанием. Однако в сочинении я хотел бы в какой-то степени оправдать Шарикова.

“Террором ничего поделать нельзя” – заявляет профессор и тут же ставит на собаке жестокий эксперимент, который чудом не привел ее к гибели. Впоследствии “обновленный” Шарик, защищаясь от упреков в свой адрес, обронит: “Разве я просил мне операцию делать?” – и будет абсолютно прав. “Вы и создали господина Шарикова!” – злорадно скажет Швондер профессору, намекая, что только он ответственен за проделки своего “открытия”.

Благодаря этому читатели в “Собачьем сердце” могут увидеть еще один проблемный слой – ответственность ученого за свои эксперименты. Словно Фауст в погоне за знаниями, профессор ради улучшения человеческой природы решается преступить черту дозволенного. И подобно своему литературному “собрату”, Преображенский, как обрисовывает Булгаков в последней сцене, продолжал искать истину, чтобы понять тайны жизни.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Сочинение с планом по повести Булгакова “Собачье сердце”