Сочинение по портрету А. С. Пушкина работы О. А. Кипренского

Орест Адамович Кипренский (1782-1836) родился на мызе Нежинской (ныне деревня Нежново в Ле­нинградской области). Биографы художника пришли к выводу, что он был внебрачным сыном помещика А. С. Дьяконова. Матерью будущего знаменитого портретиста была крепостная крестьянка Анна Гаври­ловна, которую через год после рождения маленького Ореста барин выдал замуж за крепостного Адама Кар­ловича (Карповича) Швальбе.

По документам мальчик числился его сыном.

Сохранились сведения, что приемный отец хо­рошо относился к ребенку. Но и настоящий отец, по-видимому, не забывал о своем сыне, рожденном крестьянкой. В 1788 г. он дал мальчику вольную и по­местил его в Воспитательное училище при Академии художеств в Петербурге под фамилией Кипрейский, которая впоследствии была переделана самим Оре­стом Адамовичем.

Кипренский стал первым русским портретистом XIX в. – и не только по времени. Портрет его при­емного отца А. К. Швальбе, его первую серьезную работу как портретиста, итальянцы приняли за по­лотно кисти знаменитого голландского художника XVII в. Рембрандта ван Рейна.

На могиле Кипренского в Риме стоит стела с над­писью: “В честь и в память Ореста Кипренского, самого знаменитого среди русских художников, про­фессора и советника Императорской Петербургской академии художеств и члена Неаполитанской акаде­мии, поставили на свои средства, живущие в Риме русские художники, архитекторы и скульпторы, опла­кивая безвременно угасший светоч своего народа и столь добродетельную душу… “

Знаменитый портрет А. С. Пушкина Кипренский написал в 1827 г. по заказу барона А. А. Дельвига, друга Пушкина со времен обучения в Царскосельском Лицее.

Известно, что Пушкин не любил позировать. В то же время он хорошо знал Кипренского, который уже писал портреты многих известных писателей:В. А. Жуковского, И. А. Крылова и др.

Легко предпо­ложить, что поэту и художнику было о чем поговорить во время сеансов.

Выдающиеся современники по достоинству оцени­ли картину. Самому поэту портрет тоже понравился, и он адресовал художнику следующее стихотворение:

Любимец моды легкокрылой,

Хоть не британец, не француз,

Ты вновь создал, волшебник милый,

Меня, питомца чистых муз, –

И я смеюся над могилой,

Ушед навек от смертных уз.

Себя как в зеркале я вижу,

Но это зеркало мне льстит.

Оно гласит, что не унижу Пристрастья важных аонид.

Так Риму, Дрездену, Парижу Известен впредь мой будет вид.

В стихотворении упоминаются музы – древнегре­ческие богини, покровительницы искусств. Аониды – один из эпитетов муз, который использовался еще по­этами древности, происходит, от названия местности в Древней Греции – Аонии – одного из предполагае­мых мест обитания муз.

На портрете Пушкина работы Кипренского, поми­мо изображения самого поэта, запечатлено скульптур­ное изображение одной из муз – в правом верхнем углу. В руках у нее струнный музыкальный инстру­мент, похожий на арфу – кифара, которая была очень популярна в Древней Греции. С кифарой в руках традиционно изображалась муза любовной поэзии – Эрато.

Он пел любовь, любви послушный,

И песнь его была ясна – эти строки из “Евге­ния Онегина”, характеризующие Ленского, как нельзя более подходят и к самому Пушкину, который написал очень много любовных стихотворений.

Есть мнение, что на картине запечатлена скульпту­ра гения поэзии (гениями в Древнем Риме назывались божества-покровители выдающихся людей, некоторых местностей, корпораций и т. п.).

На портрете Пушкин на первый взгляд может показаться задумчивым и спокойным. Впрочем, по этому поводу высказывались разные мнения. Напри­мер, поэт Ф. Н. Глинка по поводу портрета писал Пушкину следующее: “У меня есть Ваш портрет [гра­вюра с него], только жаль, что Вы в нем представлены с некоторой пасмурностью.

Нет той веселости, кото­рую я помню в лице Вашем. Ужели это следствие печалей жизни?”

Портрет вызвал больший интерес – и много спо­ров. Говорили, что портрет удивительно передает черты поэта – а другим казалось, что сходства нет. Те, кто хорошо знал Пушкина, указывали, что положе­ние рук, как на портрете, поэту несвойственно.

Одним видится, что поза, в которой изображен Пушкин, пе­редает внутреннее напряжение, волнение, другие – безмятежную гармонию.

Пушкин изображен на светлом желто-зеленова­том фоне, одетый в черный сюртук строгого Покроя. Воротник белой рубашки лишь чуть выглядывает из-под черного шелкового шейного платка. Через плечо переброшен шотландский плед – или, по мне­нию некоторых исследователей, плащ – в красную, зеленую и коричневую клетку. Фигура изображена в фас, лицо слегка повернуто вправо.

Взгляд голу­бых глаз устремлен вдаль. Художник живо изобразил темные вьющиеся волосы поэта, унаследованные от деда-арапа. Руки скрещены на груди, видно лишь тщательно выписанные четыре пальца правой руки.

Очевидно, что портрет написан вдохновенно, с большим мастерством – не случайно он стал, по­жалуй, главным изображением, по которому сейчас судят о том, как выглядел Пушкин. Ничего лишне­го, тщательно выписано лицо, общее впечатление от портрета – возвышенное и торжественное, но без излишней помпезности, которая нередко бывает присуща парадным портретам.

После смерти Дельвига Пушкин выкупил портрет у вдовы своего друга. В настоящее время картина находится в Третьяковской галерее в Москве.



Сочинение по портрету А. С. Пушкина работы О. А. Кипренского