Сочинение: Образ поэта в лирике Пушкина



Образ поэта в лирике А. С. Пушкина

И забываю мир, и в сладкой тишине Я сладко усыплен моим воображеньем,

И пробуждается поэзия во мне:

Душа стесняется лирическим волненьем,

Трепещет, и звучит, и ищет, как во сне,

Излиться, наконец, свободным проявленьем –

И тут ко мне идет незримый рой гостей,

Знакомцы давние, плоды мечты моей.

Так А.С. Пушкин писал в стихотворении “Осень” в 1833 году. Наверное, нет в русской литературе поэта, который бы столь тре­петно относился к творчеству, к божественным минутам вдохновенья.

Тема поэта и поэзии была очень значимой в творчестве А.С. Пушкина на протяжении всей его жизни. Менялись идеа­лы свободы, творчества, счастья, но постоянной оставалась тема поэтического призвания, назначения поэта в общественной жизни. Хотя сам образ поэта претерпел у А.С.

Пушкина опреде­ленную эволюцию.

В ранней лирике А.С. Пушкина поэт – грустный певец люб­ви и печали, у него “тихий глас”, взор его “потухших глаз” испол­нен тоски, звук свирели его прост и уныл. Этот образ поэта, со­зданный в духе сентиментализма, можно

назвать в определен­ной степени условным (стихотворение “Певец”),

Далее мы видим образ поэта-гражданина, трибуна, призван­ного бороться с общественными пороками (послание “Лици­нию”, ода “Вольность”, стихотворение “Деревня”).

Затем для А.С. Пушкина характерна романтическая трактов­ка данной темы: поэт – гордый и независимый человек, кото­рый тоскует “в забавах мира”. Он чуждается людской молвы и не поклоняется “народному кумиру”, стремясь уединиться на “бе­регах пустынных волн” (стихотворение “Поэт”), Причастность к тайнам поэзии хранит певца в трудных обстоятельствах жизни (стихотворение “Арион”),

В 1826 году Пушкин написал стихотворение “Пророк”. В основу данного стихотворения положен рассказ библейского пророка Исайи о том, как Бог наделил его вещим даром. “Про­рок” – программное произведение в творчестве Пушкина. “Сти­хотворение связано с традициями гражданских и философских од Ломоносова и Державина, с произведениями декабристов о поэте-пророке. Поэтическая речь автора выдержана в суровом, сдержанном, возвышенно-ораторском тоне.

Несмотря на архаи­ческий образ пророка, стихотворение обращено не в глубь веков, а в пушкинскую современность.

Пророк, по представлениям древних, – истолкователь воли божества. Он беспристрастно судит о настоящем и предсказыва­ет будущее. Пророк всегда выступает защитником угнетенных. Кроме того, он должен обладать неотъемлемыми друг от друга свойствами – всеведением, всезнанием, то есть высшим знани­ем законов, управляющих природой и обществом, мудрым и правдивым языком, горячим сердцем, небывалой силой страст­ной убежденности в правоте своего дела.

В момент творческого вдохновения все суетное, мелкое, приземленное должно исчез­нуть, умереть, стать прахом. Вот этот трудный процесс превра­щения простого смертного в грозного глашатая истины запечат­лен в стихотворении.

Величаво, торжественно передает Пушкин приход высшего знания к пророку:

Моих ушей коснулся он, –

И их наполнил шум и звон:

И внял я неба содроганье,

И горний ангелов полет,

И гад морских подводный ход,

И дольней лозы прозябанье.

В этих стихах выражена необыкновенная энергия творческо­го познания, радость всевидящей мудрости. Человек готов к под­вигу, готов нести людям свет правды: вместо “грешного” языка в уста его вложено “жало мудрыя змеи”. Здесь дано острое ощуще­ние физической боли (“В уста замершие мои Вложил десницею кровавой”).

И наконец, человек лишается “сердца трепетного”. Через мучение, через страдание человек становится пророком”:

Как труп в пустыне я лежал,

И бога глас ко мне воззвал:

“Восстань, пророк, и виждь, и внемли, Исполнись волею моей,

И, обходя моря и земли,

Глаголом жги сердца людей”.

Особую торжественность речи придают архаизмы и славяниз­мы (“перст судьбы”, “зеница”, “десница”, “виждь и внемли”), фразы-инверсии, синтаксические повторы с союзом “и”.

Продолжая традицию романтиков, Пушкин утверждает внут­реннюю свободу поэта, его независимость от мнений толпы. “Поэт заявляет о своей непричастности к толпе, отказывается как-либо служить ей, он служит только искусству, богу Аполло­ну. Поэзия – таинство, священнодействие, “народ непосвящен­ный” не понимает и не достоин понять ее смысла”:

Не для житейского волненья,

Не для корысти, не для битв,

Мы рождены для вдохновенья,

Для звуков сладких и молитв.

Так Пушкин писал в стихотворении “Поэт и толпа” (1828). Сходные мотивы звучат и в стихотворении “Поэту” (1830). В этом стихотворении автор утверждает мысль об избранности поэта, о праве его жить в соответствии со своими собственными пред­ставлениями об идеале. Пушкин сравнивает художника с царем:

Ты царь: живи один. Дорогою свободной Иди, куда влечет тебя свободный ум, Усовершенствуя плоды любимых дум,

Не требуя наград за подвиг благородный.

В данных стихотворениях очень важен мотив внутреннего сто­ицизма, терпения, мужества и силы духа поэта, которого “бра­нит” толпа. Поэт и его душа – это алтарь, посвященный Богу, и именно осознание этого поддерживает художника. Сам же про­цесс творчества – это “благородный подвиг”, совершаемый во имя любви.

В 30-е годы тема творчества рассматривается в реалистичес­ком плане – Пушкин называет поэзию “трудом” (стихотворе­ние “Труд”), видит высокое и поэтическое в повседневности. Предметом творчества, по мнению поэта, должна стать обычная жизнь людей, скромная русская природа. Пушкин отстаивает свое право на реализм в стихотворении “Румяный критик мой, насмешник толстопузый”. Очень важным в данной теме являет­ся мотив памятника, творческого наследия личности.

Этот же мотив звучит в стихотворении “Я памятник себе воздвиг неру­котворный” (1836).

Это произведение стало поэтическим завещанием поэта. “Это стихотворение восходит к традиции римского поэта Горация, автора “Я воздвиг памятник”, и Державина в русской лирике. Однако Пушкин отступил от этих образцов. Сюжет стихотворе­ния составляет судьба поэта, осмысленная на фоне историчес­кого движения.

Стихотворение хранит следы тяжких раздумий о жестокости века, о счастье свободы. Вместе с тем, оно полно горького пред­чувствия скорой гибели, веры в могущество поэтического слова, безмерной любви к России. В нем – сознание выполненного долга перед народом.

Кто же дает поэту право на бессмертие? Гений своим творче­ством сам ставит при жизни “нерукотворный памятник”, пото­му что он – голос народа, его пророк. Уже в первой строфе Пуш­кин вводит народную тему – “К нему не зарастет народная тро­па””. Поэзия станет достоянием всей страны:

Слух обо мне пройдет по всей Руси великой,

И назовет меня всяк сущий в ней язык.

Поэт гордится тем, что его поэзия взывала к свободе и доб­рым чувствам:

И долго буду тем любезен я народу,

Что чувства добрые я лирой пробуждал,

Что в мой жестокий век восславил я свободу И милость к падшим призывал.

“Последняя строфа подводит итог и личному опыту Пушки­на, для которого хвала, обида и клевета – временное и суетное. Он писал не ради “венца””. Строго следуя истине, муза поэта преданно служила свободе, красоте, добру и справедливости.

Таким образом, творчество Пушкина – это бескорыстное, беззаветное служение музам. Пушкин призван был быть не не­укротимым исследователем действительности, а живым откро­вением тайны поэзии на Руси. И избранный поэтом путь оправ­дывался его натурой и призванием.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Сочинение: Образ поэта в лирике Пушкина