Сочинение на тему: ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ И РЕВОЛЮЦИЯ В ПЬЕСЕ М. БУЛГАКОВА “ДНИ ТУРБИНЫХ”

Многие десятки лет в нашей стране Октябрьская революция считалась самым славным моментом исто­рии, а ее годовщина – главным государственным праздником. Однако в последние годы стало модным преуменьшать значение этого события и говорить, только о негативных его последствиях. На самом же деле революцию нельзя считать ни безусловно поло­жительным, ни безусловно отрицательным событием.

Многие последствия, как часто говорят, октябрьского переворота принесли огромную пользу государству и народу; однако во время и после нее пострадало ог­ромное количество людей, целые социальные груп­пы – одни лишились имущества, другие – жизни, третьи – родины.

Одной из групп, наиболее сильно пострадавших во время революции и гражданской войны, была интелли­генция – прослойка образованных, культурных лю­дей, для которых имели огромное значение такие по­нятия, как честь, совесть, патриотизм. Военные, чинов­ники, ученые, люди искусства с жаром отстаивали свои убеждения и зачастую погибали за них.

Тему интеллигенций и революции поднимали мно­гие писатели первой половины двадцатого века, изоб­разив всевозможные ситуации с различных точек зре­ния. Не обошел ее и Михаил Булгаков, описав собы­тия, происходившие в конце восемнадцатого – начале девятнадцатого года в Киеве, родном городе писателя. Главные герои пьесы “Дни Турбиных”, послужившей основой для романа “Белая гвардия”, – семья Турби­ных и ее ближайшее окружение.

Война непосредственно коснулась обитателей уютной “гавани с кремовыми шторами”, как назвал квартиру Турбиных их житомирский кузен, поэт Лариосик. Ведь Алексей – артиллерийский полковник, Николай – юнкер, а Тальберг, муж их сестры Елены, – полковник генштаба. Как и друзья их семьи, тоже военные, они принимают участие либо в боях, либо в политических играх, которые тоже являются неотъемлемой частью войны.

И то, как они действовали в критических ситуа­циях, выбор, сделанный каждым из них, ярко иллюст­рирует различные позиции, занимаемые представите­лями интеллигенции.

Булгаков противопоставляет образы Тальберга и Алексея Турбина. И тот, и другой – полковники, несмотря на значительную разницу в возрасте. Трид­цатилетний Турбин, в отличие от своего тридцати­восьмилетнего шурина, явно получил звание за боевые заслуги, а не за штабную работу.

Их поведение под­тверждает это предположение. Тальберг бежит в Гер­манию, якобы в командировку, вместе с отступающи­ми немцами, оставив Елену в Киеве. Единственное, что он может сказать ей на прощание – это выразить предупреждение: “не бросить тень на фамилию Таль­берг” изменой.

Правда, сам он не опасается опозорить свое имя трусостью. Неудивительно, что Николай и Алексей сравнивают шурина с крысой, бегущей с корабля, и даже его жена Елена перестает уважать мужа после его бегства.

Тальберг не одинок в своем стремлении сбежать от надвигающейся угрозы – приближающихся войск Петлюры. С ним солидарна вся штабная армейская верхушка; даже сам гетман бежит, а офицеры, дворя­не, такие, как князь Новожильцев, не стесняются тоже покинуть свой пост.

Но не расценивать ли как трусость и действия Тур­бина, например, такие, как отказ вести в бой юнкеров? Ведь кое-кто из младших офицеров понял это решение именно так, да и сами юные военные с нетерпением ждут боя. “Хотя бы дивизион наш был скорее го­тов”, – мечтает Николай, и это наверняка общее мне­ние. И все же полковник Турбин распускает гарнизон. Почему?

Из малодушия?

Нет, это поступок честного человека и хорошего ко­мандира. Алексей, в отличие от необстрелянных юнке­ров, был на войне и отлично знает, что это такое. К то­му же у него есть самые полные сведения об армии Петлюры, и он отлично понимает, что с двумя сотнями бойцов, из которых “на сто юнкеров – сто двадцать студентов, и держат они винтовку, как лопату”, не вы­стоять против двухсоттысячной армии.

И тем не ме­нее, даже этих юнцов Турбин повел бы в безнадежное сражение: ведь и он, и все его бойцы “гетмана обещали защищать”. Но тот, кому они присягали, сбежал, пере­одевшись в немецкий мундир, и осталось “защищать… что? кого?..” Так что не трус, а человек чести говорит юнкерам: “…я вас не поведу, потому что в балагане я не участвую, тем более что за этот балаган заплатите кровью, и совершенно бессмысленно, вы все”. И Тур­бин подтвердил свое намерение спасти людей тем, что погиб, прикрывая убегающих юношей.

Таким образом, на примере образов Алексея Тур­бина и Владимира Тальберга Булгаков показал две противоположности – бегущих с корабля крыс, скры­вающих свою трусость за оправданиями, и людей на­столько отважных, что ради спасения тех, кто им дове­ряет, они не боятся прослыть трусами.

Не трусом оказался и младший брат Алексея Нико­лай, остававшийся с братом до тех пор, пока была на­дежда его спасти. В результате он был ранен и остался калекой. Отказывается бежать Шервинский, хотя у него есть возможность присоединиться к отступаю­щей немецкой армии. Он благороднее Тальберга – главный вопрос, который его волнует: “Поедет ли со мной Елена?” И узнав, что места для нее в поезде нет, он остается, не желая бросать любимую женщину.

Вместе со Студзинским и Мышлаевским, доблестными и честными офицерами, благородные люди среди геро­ев пьесы составляют большинство. Не хотел ли Булга­ков показать этим, что основная масса военной интел­лигенции, несмотря ни на что, не поступается честью ради спасения.

Однако социальная группа, называемая интелли­генцией, состоит не только из офицеров, людей силь­ных, обладающих большим жизненным опытом и при­способленных к трудным условиям. Поэт Лариосик выглядит смешным и жалким в их обществе. Он – утонченная натура: благороден, не пьянствует, не сквернословит – и абсолютно не умеет преодолевать лишения. Его мать даже не решается позволить сыну жить на квартире у чужих людей.

Понятно, что в из­менившихся условиях ему придется гораздо труднее, чем его родственникам-военным.

Тем не менее, даже этот слабый человек не лишен благородства и стремится оградить Елену, еще более беззащитную, чем он сам. “Как же вы будете одна? Одна, без поддержки, без участия”. Лариосик – сла­бая поддержка, и он сам это признает, хотя и пытает­ся выглядеть сильным, чтобы создать у Елены иллю­зию защищенности.

Получается у него плохо: грубо­ватые выражения, подслушанные у военных, – не лучший способ продемонстрировать свою мужествен­ность. К тому же, сам того не замечая, он помогает и Елене, и даже мужчинам: наряженная им новогод­няя елка, такая же красивая, как и всегда, – это от­личная попытка поддержать людей и вернуть им веру в лучшее.

Несмотря на уход немецкой армии и бегство гет­мана, у героев пьесы остается надежда на то, что все еще может вернуться на круги своя. Однако войскам Петлюры тоже приходится отступать, Киев захваты­вают большевики, и все говорит о том, что это надол­го. Герои вновь поставлены перед выбором: сражаться ли, и если да, то на чьей стороне.

Для Лариосика от­вет прост: он не умеет и не хочет сражаться. Ему ос­тается только принимать все как должное. Отвоевал­ся Николка; впрочем, он не испытывает неприязни к новому строю и даже не совсем понимает его суть. Главное, что его волнует: “Интересно, как большевики выглядят?”

Шервинский, в отличие от него, разбирается в сло­жившейся ситуации. Он видит бесполезность борьбы с большевиками, но не желает присоединяться к ним. Его выбор – отказаться от борьбы, и он сбривает офи­церские бакенбарды, надевает “беспартийное” пальто дворника и устраивается певцом в оперу, благо голос у него хороший.

Расходятся во мнениях сослуживцы – теперь уже бывшие – Студзинский и Мышлаевский. Ни тот, ни другой не желают сложить оружия, однако спорят, за кого нужно сражаться. Выбор Студзинского – вер­ность белой гвардии.

Он готов продолжать безнадеж­ную борьбу в армии Деникина, а потом, после оконча­тельного поражения, бежать за границу.

Мышлаевский же выбирает верность отечеству и, чтобы остаться на родине, готов сражаться на стороне нового строя. На аргумент Студзинского, “какое же отечество, когда большевики?” – он отвечает: “За большевиками мужички тучей”. В ответ на ностальги­ческие высказывания о прежней, великой России гово­рит: “Прежней не будет, новая будет”.

Таким образом, бывшие однополчане оказываются по разные стороны баррикад. И каждый поступает так, как велит офицерская честь. Кто из них прав?

Булгаков не дает нам ответа. И даже сейчас, почти через сто лет, мы не можем однозначно ответить на этот вопрос.

Так каков же путь интеллигенции в революционное время? Бежать и оказаться человеком без родины? Ос­таться и быть признанными идеологическими против­никами нового строя?

Ответ не найден ни во время Ок­тябрьской революции в России, ни в период других пе­реворотов и в других странах. Ясно одно: сколько бы благ ни несли обществу революции, множество людей страдает в результате таких радикальных перемен, и больше всего – интеллигенция – наиболее просве­щенная, но и самая незащищенная часть общества.

Глоссарий:

– сочинение на тему: революция и интеллигенция



Сочинение на тему: ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ И РЕВОЛЮЦИЯ В ПЬЕСЕ М. БУЛГАКОВА “ДНИ ТУРБИНЫХ”