Сочинение – Мотивы ранней лирики Тычины

Творческий путь П. Тычины обозначенный мучительными раздумьями, тревожными предчувствиями, художественными вершинами и неудачами. Однако в истории украинской литературы фигура певца “Солнечных кларнетов” не имеет себе равных – за глубиной постижения гармонии мира и его диссонансов, за эмоциональностью, символической наполненностью событий и оригинальностью стихотворных интонаций.

Первый сборник П. Тычины написанная будто на одном дыхании, столько в ней энергии, бодрости, животворной саги и увлечение светом, его гармонией. Прежде всего, это характерно для пейзажных миниатюр, в которых звучит мотив восхищения человека природой с ее громом звуков, красок, тонов и оттенков. Лирический герой остается наедине с ней и вселенной, за ними проверяет свои душевные порывы, тончайшие, нежнейшие.

Его внутренний мир открыт настежь солнцу, радости, многогранности и побежалости расположений духа рощ, полей, рассветов.

Поэзия “Рощи шумят…” начинается с двух параллелизмов:

Рощи шумят – я слушаю. Тучки бегут – любуюсь.

Объединение в них слухового и зрительного образов делает более выразительным мысль о единстве человека и природы. Воссоздавая эту гармонию, поэт употребляет точные и точные сравнения (“купая меня, будто ласточку”, “неба край – как золото”, ” горит-дрожит река, как музыка”). Г. Тычина в этой поэзии щедро использует персонификации, этот любимый прием (звон “мысли прядет”, “виднеется роща над рекой”), который еще больше усиливает соответствие пейзажного рисунка расположениям духа лирического героя. Природа непостоянная и подвижная (поэт подчеркивает это глаголами – шумят, бегут, гудит, прядет, виднеется, горит).

Человеческая душа, крайне взволнованная, ждет на что-то новое, неизведанное, поэтому и язык поэта – отрывистый, в ней наблюдаем объединение иногда разнородных или же непосредственно не связанных между собой понятий. Поэзия “Рощи шумят…” поражает и музыкальностью, и полной гармонией в зарисовке чувств человека и настроил природы. Тревожным ожиданием и ожиданием обновления обозначенный стих “Арфами, арфами…”, в целом построенный на оптимистичных аккордах.

Поэт ощущает себя в объятиях вселенной, и его лирический герой стремится познать себя, свое место в жизни, своя неразрывная, органическая связь с природой. Эмоционально выразительная персонификация весны как девушки, цветами, с перлами росы, пением жаворонка, звоном ручьев и музыкантом рощ дополняется другой, противоположной нотой – тогдашней общественной жизни:

Будет бой Огневой! Смех будет, плач будет… Перламутровый…

Подобные расположения духа – оптимистичное восприятие мира и ожидание чего-то нового, незнакомого – присущие и поэзии “Там тополя в поле…”:

Иду в пространства я, чуткий, тревожный Гаснет день, облетает, будто мак. В моим сердце и бури, и грозы, И рокотание – рыдание бандур…

Образ тополя, такой распространенный в творчестве, в этом стихи символизирует высочество человеческого духа, его порывание к воле, к счастью. Поэт обращается к этому образа и в стихе “Светает…”:

Так тихо, так любо, так нежно в поле. Будто свечи погасшие в клубках фимиама, в туман завернувшись, далекие тополя в души.

В этих строках ощущаем определенный диссонанс: чему кротость и привлекательность летнего утра, картина его рождения вызывает печаль, минорные расположения духа, такие неожиданные, алогичные для симфонии рассвета? Поэт объясняет это в последней строфе поэзии, оригинально используя образ мечей, активизируя им ассоциативное мышление читателя. “Лучами восток ранит ночь, будто мечами”,- таким поэтическим выражением П. Тычина рисует “работу” солнца, этого властителя дня, сравнивая его лучи с мечами. Вместе с тем автор и в этой поэзии остается самым собой.

Природа для него – не самоцель, а средство познать внутренний мир человека. Когда П. Тычина в последних строках упоминает о лирическом герое, значительно объемнее, чем предыдущий. Мечи – не только лучи, а и оружие общественных соревнований, бур, гроз, которая разбила небо, этот храм природы. Так объединяются в ранней лирике поэта радость и печаль, смех и плач, гроза и тишина.

Так оказывается умение художника слова проникновенно читать и книгу природы, и человеческую душу.

Нельзя не вспомнить еще одну поэзию раннего П. Тычины – “Ой не кройся, природа…” Эта лирическая миниатюра посвящена осени. Но какую гамму человеческих чувств она вызывает! Ведь и в народной поэзии, и в сознании обычного человека эта пора года олицетворяет зрелость и непоправимую потерю сил бушевание, расцвета, молодости; щедрость – и постепенное угасание, отмирание всего живого, перехода его в другой залог.

Поэт использует эти контрасты, когда противопоставляет осень и лето с его бурями, громами, ночами. Вместе с тем – сон, сумм, грусть осенняя, позолота кровавая, туманы, которые порождают тоску. И внезапно – изменение расположения духа:

Только звезда ввалившаяся…

Ой там звезда где-то упала, как упоминание. Засмеялось сердце в тоске! Плачут снова сычи…

Всем известно, что когда падает звезда, нужно загадать желания, и оно обязательно осуществится. Или же не поэтому “засмеялось сердце в тоске”? Это – неожиданный образ, т. е. объединение резко контрастных понятий, которые за логикой мысли будто несовместимые, но в художественном тексте дают новое представление. В П. Тычины это художественное средство вплетено в метафору-персонификацию.

Подобные творческие находки поэта не усложняют его стих, а, наоборот, кристаллизуют мысль, которая трансформируется от первой строки к последнему. Так, осень – это грусть, но и ласковая, волшебная пора раздумий и надежд.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Сочинение – Мотивы ранней лирики Тычины