Сочинение Большой шлем

Четверо игроков играют в “винт” три раза в неделю: Евпраксия Васильевна с братом Прокопием Васильевичем против Масленникова и Якова Ивановича. Яков Иванович и Масленников совершенно не подходят друг другу как партнеры: сухонький старичок Яков Иванович необычайно осторожен и педантичен, никогда не рискует в отличие от горячего и увлекающегося Масленникова. Вечера за игрой проходят на редкость однообразно, игроки полностью поглощены картами, самый оживленный разговор, который заходит между ними, – обмен замечаниями о хорошей погоде. “Карты уже давно потеряли в их глазах значение бездушной материи, и каждая масть, а в масти каждая карта в отдельности, была строго индивидуальна и жила своей обособленной жизнью”.

Впрочем, однажды мерное течение жизни игроков нарушается: Масленников исчезает на две недели.

После возвращения он сообщает, что его сын арестован и отправлен в Петербург. Остальные удивляются, так как раньше никого не интересовало, есть ли у Масленникова Дети. В четверг, 26 ноября, игра складывается необычно: Масленникову необычайно везет.

И в конце концов он объявляет “большой шлем”, сыграть который он страстно мечтал долгое время. Протянув руку за прикупом, Масленников неожиданно падает на пол и умирает от паралича сердца. Остальные трое потрясены случившимся, они даже не знают, куда сообщить о смерти своего приятеля.

Яков Иванович растерянно спрашивает, где же теперь искать четвертого партнера для игры. Хозяйка дома, занятая своими мыслями, неожиданно интересуется, где проживает сам Яков Иванович.

Масленников Николай Дмитриевич – один из четырех участников карточной игры и, соответственно, один из четырех героев рассказа “Большой шлем”, посвященного вечному вопросу “жизни и смерти”. Масленников единственный герой, наделенный не только именем, отчеством, но и фамилией. “Они играли в винт три раза в педелю: по вторникам, четвергам и субботам” – так начинается повествование. Собирались у “самой молодой из игроков”, сорокатрехлетней Евпраксии Васильевны, которая когда-то давно любила студента, но “никто не знал, да и она, кажется, позабыла, почему ей не пришлось выйти замуж”.

В паре с ней играл ее брат ПрокопиЙ Васильевич, который “потерял жену на второй год после свадьбы и целых два месяца после того провел в лечебнице для душевнобольных”. Партнером Масленникова (самого старшего) был Яков Иванович, в котором можно увидеть сходство с чеховским “человеком в футляре” – “маленький, сухонький старичок, зиму и лето ходивший в наваченном сюртуке и брюках, молчаливый и строгий”. Недовольный распределением пар (“лед и пламя”, говоря словами Пушкина), Масленников сокрушается, “что ему придется бросить мечту о большом бескозырном шлеме”.

“Так играли они лето и зиму, весну и осень.

Дряхлый мир покорно нес тяжелое ярмо бесконечного существования и то краснел от крови, то обливался слезами, оглашая свой путь в пространстве стонами больных, голодных и обиженных”. Лишь Масленников приносил в старательно отгороженный малый мир “отголоски этой тревожной и чуждой жизни”. Это казалось другим странным, его почитали “легкомысленным и неисправимым человеком”.

Некоторое время он говорил даже о деле Дрейфуса, но “ему отвечали молчанием”.

“Карты уже давно потеряли в их глазах значение бездушной материи. Карты комбинировались бесконечно разнообразно, и разнообразие это не поддавалось пи анализу, ни правилам, но было в то же время закономерно”. Именно для Масленникова “большой шлем в бескозырях стал самым сильным желанием и даже мечтой”.

Лишь иногда ход карточной игры нарушался событиями извне: Масленников исчез на две-три недели, вернувшись, постаревший и посеревший, он сообщил, что его сын арестован и отправлен в Петербург. Не явился он и в одну из суббот, и все с удивлением узнали, что он давно страдает “грудной жабой”.

Но, как ни укрывались игроки в винт от внешнего мира, он просто и грубо ворвался к ним сам. В роковой четверг, 26 ноября, Масленникову улыбнулась удача. Однако, едва успев произнести заветное “Большой шлем в бескозырях!”, счастливчик внезапно умер от “паралича сердца”.

Когда Яков Иванович заглянул в карты покойного, то увидел: у Масленникова “на руках был верный большой шлем”.

И тогда Яков Иванович, осознавший, что умерший никогда не узнает об этом, испугался и понял, “что такое смерть”. Однако мгновенное потрясение скоро проходит, и герои задумываются не о смерти, а о жизни: где взять четвертого игрока? Так Андреев переосмыслил в ироническом ключе знаменитый вопрос главного героя из повести Л. Н. Толстого “Смерть Ивана Ильича”: “Неужели я умру?” Толстой поставил Андрееву за его рассказ “4”.



Сочинение Большой шлем