Сложность Печорина по роману Герой нашего времени (Лермонтов М. Ю.)



М. Ю. Лермонтов в романе “Герой нашего времени” решает сложную задачу: представить одновременно привлекательного и в то же время отталкивающего персонажа. Каким же образом автор добивается сочувствия своему герою?

Первым приемом, к которому прибегает Михаил Юрьевич, является представление героя с разных точек зрения.

Многие любят говорить о том, что в данном произведении нарушена хронология. Хронология нарушена с точки зрения событий жизни главного героя, но романная последовательность от этого абсолютно не страдает.

Сперва

мы слышим о Печорине из уст Максима Максимыча, далее главный герой появляется перед читателем уже сам, а речь теперь ведется от лица некого повествователя и, наконец, в руках рассказчика появляется печоринский журнал, из которого рассказчик выбирает три последовательных эпизода, которые следуют друг за другом вполне хронологически.

Точки зрения действительно разные. Максим Максимыч неоднократно наделяет главного героя эпитетом “странный”. Странность протагониста вполне мотивирована для этого пожилого штабс-капитана, так как Максим Максимыч является человеком совершенно другого круга, он принадлежит

к другому поколению. Безымянному повествователю в повести “Максим Максимыч” Григорий Александрович ближе, видимо, они относятся к одной социальной группе, по крайней мере, резких оценок главному персонажу этот рассказчик не дает.

Сам же Печорин говорит о себе хорошо, ибо он умеет разбираться в самом себе. Рефлексия-главная черта Григория, и самая большая глава, “Княжна Мэри”, представляет собой поденный дневник, в котором автор (Печорин) тщательно анализирует свою жизнь и мотивы поступков, совершенных им. Что же входит в этот самоанализ?

Печорин в одной из записей говорит о злой судьбе, которой всегда было угодно приводить его к развязке чужих драм, а также ему было отведено играть роль топора в руках судьбы. Внимательный читатель в этом мете может возразить Печорину. Григорий мог бы не похищать Бэлу, не подначивать Азамата для того, чтобы тот украл коня у Казбича.

Ничто, кроме любопытства, не толкало “героя” к достаточно драматичной развязке судьбы “мирных контрабандистов” в повести “Тамань”. Он влюбляет в себя Мэри и провоцирует Грушницкого.

Но далее, мы читаем повесть “Фаталист”, где в центре стоит очередное столкновение: герой по фамилии Вулич предлагает держать пари, говоря о своей убежденности в том, что против своей судьбы он не может и все происходящее с ним – предначертание судьбы. Вулич предлагает пари, что он выстрелит в себя. Никто, кроме Печорина, не принимает это пари и серб совершает свой выстрел. Если бы Вулич погиб в результате этого спора, то у нас были бы все основания сказать, что Печорин в очередной раз своими руками разрушает жизнь людей вокруг себя, а так происходит осечка, которая, впрочем, не меняет судьбу этого поручика: он все равно погибнет в этот же вечер.

У читателя появляется возможность представить, что Григорий, может быть, в какой-то степени прав, говоря о своем предназначении. Но тогда необходимо перелистать книгу и переосмыслить некоторые делали предшествующих эпизодов.

Может быть, история с Бэлой вызвана не только безответственной беззаботностью Печорина, не жалеющего никого ради удовлетворения собственного любопытства? А не чувствует ли Максим Максимыч своей ответственности за произошедшее? Если бы штабс-капитан не подслушал разговор Казбича и Азамата и не пересказал его Печорину, то не было бы всех следующих шагов героя, приведших к гибели Бэлы и ее отца, пропаже Азамата.

Далее, мы можем подумать, легко ли было Печорину остаться и поужинать с Максимом Максимычем? Вспомним одну из главных странностей Печорину, которую выделяет Максим Максимыч. После гибели Бэлы штабс-капитан пытается выразить свое сочувствие, Печорин поворачивается к нему и смеется. Казалось бы, чудовищный шаг полного равнодушия.

Но мы вправе увидеть здесь и невозможность Печорина иначе скрыть свои эмоции, которые демонстрировать он не любит. Поэтому Григорий старается избежать ужина с Максимом Максимычем. При новой встрече двух этих действующих лиц было упоминание о Бэле и Печорин побледнел, видимо, он не забыл о об этой черкешенке. Эта угадываемая неоднозначность и рисует образ Григория Печорина.

Он чувствует и переживает больше, чем хочет показать.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Сложность Печорина по роману Герой нашего времени (Лермонтов М. Ю.)