Скрипка и немножко нервно (Маяковский Владимир Стихи)



Скрипка издергалась, упрашивая,

И вдруг разревелась

Так по-детски,

Что барабан не выдержал:

“Хорошо, хорошо, хорошо!”

А сам устал,

Не дослушал скрипкиной речи,

Шмыгнул на горящий Кузнецкий

И ушел.

Оркестр чужо смотрел, как

Выплакивалась скрипка

Без слов,

Без такта,

И только где-то

Глупая тарелка

Вылязгивала:

“Что это?”

“Как это?”

А когда геликон –

Меднорожий,

Потный,

Крикнул:

“Дура,

Плакса,

Вытри!” –

Я встал,

Шатаясь, полез

через ноты,

Сгибающиеся под ужасом пюпитры,

Зачем-то крикнул:

“Боже!”,

Бросился на деревянную шею:

“Знаете что, скрипка?

Мы ужасно похожи:

Я вот тоже

Ору –

А доказать ничего не умею!”

Музыканты смеются:

“Влип как!

Пришел к деревянной невесте!

Голова!”

А мне – наплевать!

Я – хороший.

“Знаете что, скрипка?

Давайте –

Будем жить вместе!

А?”

Осенью 1914 года в печати появилась лирическая миниатюра поэта – “Скрипка и немножко нервно”. Здесь метафорически как бы очеловечены музыкальные инструменты:

Скрипка

издергалась, упрашивая, и вдруг разревелась так по-детски…

Оркестр чуждо смотрел, как

Выплакивалась скрипка

Без слов,

Без такта,

И только где-то

Глупая тарелка

Вылязгивала:

“Что это?”

“Как это?”

Перед нами два образных центра (“скрипка” – “оркестр”), в резком, непримиримом контрасте обращенные друг к другу. Очевидно, об оркестре можно сказать, что это не только очеловеченные инструменты, но и, наоборот, одеревеневшие, утратившие все живое, эмоциональное люди, ставшие инструментами. Оппозиция живого, способного чувствовать, переживать, плакать, и равнодушной, бесчувственной толпы (“Оркестр чуждо смотрел…”) подчеркивается и выразительной соотнесенностью лексики: “скрипка… разревелась по-детски”, “выплакивала”; “тарелка вылязгивала”, “геликон – меднорожий, потный…” Применяя разные ритмы, поэт создает образ разлаженного оркестра. Лирический герой оказывается единственным, способным понять “скрипкину речь”, почувствовавшим в ней нечто созвучное состоянию своей души:

Знаете что, скрипка?

Мы ужасно похожи…

Так в стихотворении возникает лермонтовский мотив поиска и невозможности найти родственную душу. А оппозиция инструментов-метафор дополняется оппозицией Поэта и толпы обыкновенных прозаических людей (“музыканты смеются: “Влип как!..”), которым недоступно то, что почувствовал в жалобе скрипки поэт. И сама рифма “Влип как” – “скрипка” подчеркивает этот конфликт поэтического и пошлого, высокого и будничного, прозаического.

Стихотворение написано тоническим стихом, включает пять строф, строки-стихи которых разбиты на строчки и записаны столбиком. Строфы скреплены перекрестной концевой рифмовкой: “по-детски” – “Кузнецкий”, “хорошо” – “ушел” (первая строфа); “смотрел, как” – “тарелка”, “такта” – “как это” (вторая строфа) и т. д. Здесь уже используется широкий спектр рифм. Это не только неточные рифмы, но и составные (“смотрел, как” – “тарелка”…), и неравносложные (“такта” – “как это”…) и т. п. Кроме того, музыкальное, оркестровое звучание стихотворения усиливается перебивами ритма и целым рядом дополнительных рифменных созвучий (“упрашивая” – “хорошо”, “где-то” – “это”). Третья и четвертая строфы вновь (как и в “Послушайте!”) связаны синтаксически.

Возникает целая рифменная цепочка: “меднорожий” – “Боже” – “похожи” – “тоже”…


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Скрипка и немножко нервно (Маяковский Владимир Стихи)