Сказки Шарля Перро



Шарль Перро (1628-1703) был первым писателем в Европе, сделавшим народную сказку достоянием детской литературы. Необычный для французского писателя “века классицизма” интерес к устному народному творчеству связан с прогрессивной позицией, которую занял Перро в литературной полемике своего времени. Во Франции XVII века классицизм был господствующим, официально признанным направлением в литературе и искусстве.

Последователи классицизма считали произведения античных (древнегреческих и особенно римских) классиков во всех отношениях

образцовыми и достойными подражания. При дворе Людовика XIV процветал настоящий культ античности. Придворные живописцы и поэты, пользуясь мифологическими сюжетами или образами героев древней истории, прославляли победу королевской власти над феодальной разобщенностью, торжество разума и нравственного долга над страстями и чувствами отдельной личности, воспевали дворянское монархическое государство, объединившее нацию под своей эгидой.

Позже, когда абсолютная власть монарха начала приходить во все большее противоречие с интересами третьего сословия, оппозиционные настроения усилились во всех областях

общественной жизни. Делались попытки пересмотреть и принципы классицизма с его незыблемыми “правилами”, которые успели превратиться в мертвую догму и тормозили дальнейшее развитие литературы и искусства. В конце XVII века среди французских литераторов разгорелся спор о превосходстве древних и новых авторов.

Противники классицизма заявляли, что новые и новейшие авторы превосходят древних хотя бы уже тем, что обладают более широким кругозором и знаниями. Можно научиться хорошо писать и не подражая древним.

Одним из застрельщиков этого исторического спора выступил Шарль Перро, видный королевский чиновник и поэт, избранный в 1671 году в члены Французской академии. Выходец из буржуазно-чиновничьей семьи, юрист по образованию, он успешно совмещал служебную деятельность с литературной. В четырехтомной серии диалогов “Параллели между древними и новыми в вопросах искусства и наук” (1688-1697) Перро призывал писателей обратиться к изображению современной жизни и современных нравов, советовал черпать сюжеты и образы не из древних авторов, а из окружающей действительности.

Чтобы доказать свою правоту, Перпо решил заняться обработкой народных сказок, видя в них источник интересных, живых сюжетов, “хорошую мораль” и “характерные черты народного быта”. Тем самым писатель проявил большую смелость и новаторство, так как сказки вообще не фигурировали в системе литературных жанров, признанных поэтикой классицизма.

В 1697 году Шарль Перро под именем своего сына Пьера Перро д’Арманкура выпустил небольшой сборник, озаглавленный “Сказки моей матушки Гусыни, или Истории и сказки былых времен с поучениями”. Сборник состоял из восьми сказок: “Спящая красавица”, “Красная Шапочка”, “Синяя Борода”, “Кот в сапогах”, “Феи”, “Золушка”, “Рике с хохолком” и “Мальчик с пальчик”. В следующих изданиях сборник пополнился еще тремя сказками: “Ослиная кожа”, “Смешные желания” и “Гризельда”.

Поскольку последнее произведение представляет собой типичную для того времени литературную повесть в стихах (сюжет заимствован из “Декамерона” Боккаччо), можно считать, что сборник Перро состоит из десяти сказок 3. Перро довольно точно придерживался фольклорных сюжетов. Каждую из его сказок удалось возвести к первоисточнику, бытующему в народной среде. Вместе с тем, излагая народные сказки па свой лад, писатель облекал их в новую художественную форму и во многом изменял их первоначальный смысл.

Поэтому сказки Перро хотя и сохраняют фольклорную основу, являются произведениями самостоятельного творчества, то есть литературными сказками.

В предисловии Перро доказывает, что сказки – “вовсе не безделки”. Главное в них – мораль. “Все они имеют целью показать, каковы преимущества честности, терпения, предусмотрительности, усердия и послушания и какие беды постигают тех, кто уклоняется от этих добродетелей”.

Каждая сказка Перро заканчивается нравоучением в стихах, искусственно сближающим сказку с басней – жанром, принятым с некоторыми оговорками поэтикой классицизма. Таким образом, автор хотел “узаконить” сказку в системе признанных литературных жанров. Вместе с тем ироническое нравоучение, не связанное с фольклорным сюжетом, вносит в литературную сказку определенную критическую тенденцию – в расчете на искушенных читателей.

Красная Шапочка была неблагоразумна и жестоко за это поплатилась. Отсюда мораль: молодые девицы не должны доверяться “волкам”. Детишкам маленьким, не без причин (А уж особенно девицам, Красавицам и баловницам), В пути встречая всяческих мужчин, Нельзя речей коварных слушать,- Иначе волк их может скушать… Жена Синей Бороды едва не стала жертвой своего неумеренного любопытства.

Это дает повод к сентенции: Забавна женская к нескромным тайнам страсть: Известно ведь – что дорого досталось, Утратит вмиг и вкус и сласть.

Сказочные герои окружены причудливой смесью народного и аристократического быта. Простота и безыскусственность соединяются со светской учтивостью, галантностью, остроумием. Здоровый практицизм, трезвый ум, ловкость, находчивость плебея берут верх над аристократическими предрассудками и условностями, над которыми автор не устает подтрунивать.

С помощью ловкого пройдохи, Кота в сапогах, деревенский парень женится на принцессе. Смелый и находчивый Мальчик с пальчик побеждает великана-людоеда и выбивается в люди. Терпеливая работящая Золушка выходит замуж за принца.

Многие сказки кончаются “неравными” браками. Терпение и трудолюбие, кротость и послушание получают у Перро самую высокую награду. В нужную минуту на помощь героине приходит добрая фея, которая превосходно справляется со своими обязанностями: карает порок и вознаграждает добродетель.

Волшебные превращения и счастливые развязки искони свойственны народной сказке. Перро с помощью традиционных мотивов выражает свои мысли, расцвечивает сказочную ткань психологическими узорами, вводит новые образы и реалистические бытовые сценки, отсутствующие в фольклорных прототипах. Сестры Золушки, получив приглашение на бал, наряжаются и прихорашиваются. “Я,- сказала старшая,- я надену красное бархатное платье с кружевной отделкой”.- “А я,- сказала младшая,- я буду в простой юбке, да зато надену мантилью с золотыми цветами и брильянтовый убор, а такой убор не всюду найдется”.

Послали за мастерицей-искусницей, чтобы она приладила им чепчики с двойной оборкой, и купили мушек. Сестры позвали Золушку – спросить ее мнение: ведь у нее был хороший вкус”. Еще больше бытовых подробностей в “Спящей красавице”.

Наряду с описанием различных деталей дворцового быта, здесь упоминаются ключницы, фрейлины, камеристки, кавалеры, дворецкие, привратники, пажи, лакеи и т. д. Иногда Перро приоткрывает мрачные стороны современной ему действительности. При этом угадываются его собственные настроения. Дровосек и его многодетная семья живут в нищете и голодают.

Только однажды им удалось сытно поужинать, когда “сеньор, что владел деревней, прислал им десять экю, которые уже давно был им должен и которых они уже не надеялись получить” (“Мальчик с пальчик”). Кот в сапогах запугивает крестьян громким именем мнимого феодала: “Добрые люди, жнецы! Если вы не скажете, что все эти поля принадлежат господину маркизу де Караба, вас всех мелко искрошат, как мясо для пирога”.

Сказочный мир Перро при всей его кажущейся наивности достаточно сложен и глубок, чтобы не только увлечь воображение ребенка, но и воздействовать на взрослого читателя. Автор вложил в свои сказки богатый запас жизненных наблюдений. Если такая сказка, как “Красная Шапочка”, предельно проста по содержанию и стилю, то, например, “Рике с хохолком” отличается психологически тонким и серьезным замыслом.

Остроумные светские беседы уродливого Рике и красавицы принцессы дают возможность автору раскрыть в непринужденно-занимательной форме нравственную идею: любовь облагораживает человека.

“…Принцесса, поразмыслив о постоянстве своего поклонника, о его скромности и обо всех прекрасных свойствах его ума и души, перестала замечать, как уродливо его тело, как безобразно его лицо…” Но, как всегда у Перро, даже и в эти серьезные рассуждения врывается лукавая шутка: “…а его большой красный нос приобрел для нее какие-то таинственные, даже геройские черты”.

Тонкая ирония, изящный стиль, веселые нравоучения Перро помогли его сказкам занять место в “высокой” литературе. Заимствованные из сокровищницы французского фольклора, “Сказки моей матушки Гусыни” вернулись в народ, отшлифованные и ограненные. В обработке мастера они засветились яркими красками, зажили новой жизнью.

Сказки Перро – из первых книжек, с которыми знакомятся еще в дошкольные годы и читают самостоятельно в младших классах. В обработках упрощаются диалоги, исчезают нравоучения и частично бытовые реалии. Иногда без всякой необходимости авторы обработок меняют не только образную систему, но даже сюжетные ходы, и это приводит к тому, что национальный колорит нивелируется: французская Золушка перестает отличаться от немецкой. В свое время вызвали критику пересказы М. А. Булатова, далеко уводящие от текстов Перро.

В этих же “канонических” пересказах, хотя и улучшенных, сказки издаются поныне, как отдельными книжками (“Красная Шапочка”, “Кот в сапогах”, “Мальчик с пальчик”, “Золушка”), так и сборниками для младшего возраста. Наиболее полный – из девяти сказок, с рисунками Г. А. В. Траугот: Шарль Перро. Волшебные сказки.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Сказки Шарля Перро