Система символов в поэме “Медный всадник”

При знакомстве с обширной научной литературой о Пушкине – статьями и книгами, написанными давно и в последние годы,- обращает на себя внимание странный факт – отсутствие интереса самых различных исследователей к чрезвычайно важной области поэтики Пушкина. Не изучается – более того, систематически оставляется в тени – то, что, как говорится, лежит на поверхности, что видно всякому, кто читает Пушкина,- те особой природы поэтические образы, в которых наиболее ярко и зримо запечатлелась глубокая, воистину выстраданная и устремленная в будущее мысль Пушкина. Я имею к виду пушкинские образы-символы.

Использование символов характерно для всего творчества Пушкина. В лицейский период они входили в стихи как дань поэтической традиции начала века; в годы после лицея романтическая эстетика подсказывала свои символы (море и гроза как символы мятежной свободы – “Где ты, гроза – символ свободы…”) и определяла символизацию библейских и мифологических образов для обоснования высокой миссии поэта в мрачные годы николаевской акции, наступившей…сразу после разгрома восстания декабристов (“Пророк”, “Арион” и др.). Особой поэтической мощью и глубокой содержательностью обладают символы в реалистических произведениях – “Медном всаднике”, “Пиковой даме”, “Сказке о золотом петушке”.

Не замечать пушкинских символов невозможно. Но оказывается; их можно не объяснять, игнорировать, анализируя произведения, совершенно обходить их символическое начало или ограничиваться простой констатацией факта присутствия символов в том или ином произведении.^ Известна мысль Пушкина, что истинная критика “ослювана на совершенном знании правил, коими руководствуется художник или писатель в своих произведениях”. Без этого знания не могут быть поняты творения художника. Использование символов было “правилом” Пушкина, коим он руководствовался во многих своих произведениях.

Недопустимо игнорирование этого пушкинского “правила”.

А между тем игнорирование его – объективный факт, который требует своего объяснения. И первое, что выясняется,- не только пушкинисты не объясняют символов аналогичное положение наблюдается в научной литературе, посвященной вообще реалистической литературе XIX века. Символы Гоголя и Тургенева, Некрасова и Толстого, Лермонтова и Достоевского не являются предметом глубокого исследования. Отчего это так?; Видимо, дело в самой проблеме символа, в характере его научного понимания, в истории его бытования в различных эстетических системах на протяжении многих векшу

Для всех очевидна и бесспорна истина, что ужена заре становления человеческого мышления стихийно складывались символы,- и это было закономерным явлением, поскольку отражало стремление человека к познанию действительности. Те же закономерности определили использование символов в сфере искусства. В каждую новую эпоху само понимание символа, его природы и функции обусловливалось характером знаний, достигнутых человечеством.

Оттого, например, в средние века именно религиозные символы были главным средством и оружием художника. О символах в средневековом искусстве существует огромная научная литература. О характере художественных символов в русской средневековой литературе подробно и интересно писал в последнее время академик Д. С. Лихачев в книге “Поэтика древнерусской литературы”.

Вообще очевиден высокий научный уровень методологического подхода к символам в дореалистической литературе. Да и главные работы о символе относятся именно к литературе и искусству до утверждения реализма.

Признается использование символов литературой романтизма. Правда, чем ближе подходят ученые к реализму, отчетливее начинает проявляться их сдержанность и настороженное отношение к символу. Итак – романтизм, хотя и ограниченно, но применяет символ и в реакционных, и в прогрессивных целях.

Автор исторической справки избежал ответа на вопрос – а как же новый художественный метод относился к символу? Свойственно ли реализму, направлению, опиравшемуся на научные знания, использовать символы, или появление символических образов у того или иного писателя-реалиста поясняется исключительно особенностью его художественной индивидуальности?

Модернисты придали символу мистическую функцию, приспособили его для интуитивного проникновения в суть истины, которая, согласно их представлениям, рационалистически непостижима, для познания “сверхбытия”. Вот почему к символу стали относиться настороженно, посчитав, что именно модернисты выявили его тайную суть. Символ оказался отъединенным от образа, лишенным главного содержания – быть мощным средством познания действительности.

Конечно, символ может выступать и в качестве тропа и быть тесно связанным со своими, так сказать, “соседями” – метафорой и аллегорией {при этом очень важно установить и связь, и, прежде всего, существенные различия). Но сведение к тропу практически лишает его функции познавательного инструмента. Правда, в том же словаре говорится, как бы между прочим, что “символом называют также художественный образ, воплощающий С наибольшей выразительностью черты какого-либо явления, его определяющую роль”.

Но о своеобразии познавательной функции символа-образа не сказано ни слова, все сведено к определению – называют художественным образом.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Система символов в поэме “Медный всадник”