Сигнал



Всеволод Михайлович Гаршин

Сигнал

Рассказ (1887)

Семен Иванов служит сторожем на железной дороге. Он человек бывалый, но не слишком удачливый. Девять лет назад, в 1878 г., побывал на войне, воевал с турками.

Ранен не был, но здоровье потерял.

Вернулся в родную деревню – хозяйство не задалось, сынишка умер, и поехали они с женой на новые места счастья искать. Не нашли.

Встретил Семен во время скитаний бывшего офицера своего полка. Тот признал Семена, посочувствовал и нашел ему работу при железнодорожной станции, над которой начальствовал.

Получил Семен будку новую, дров сколько хочешь, огород, жалованье – и стали они с женой хозяйством обзаводиться. Работа Семену была не в тягость, и весь свой участок пути он держал в порядке.

Познакомился Семен и с соседом Василием, присматривавшим за смежным участком. Стали они, встречаясь на обходах, толковать.

Семен все свои беды да неудачи переносит стоически: “Не дал бог счастья”. Василий же считает, что его жизнь так бедна, потому что на его труде наживаются другие – богачи и начальники, все они – кровопийцы

и живодеры, и всех их он люто ненавидит.

Меж тем приезжает важная ревизия из Петербурга. Семен на своем участке все загодя в порядок привел, его похвалили. А на участке Василия все иначе обернулось.

Тот уже давно был в ссоре с дорожным мастером. По правилам, у этого мастера надо было просить разрешение на огород, а Василий пренебрег, посадил капусту самовольно – тот и велел выкопать. Озлился Василий и решил пожаловаться на мастера большому начальнику.

Да тот не только жалобы не принял, а на Василия же накричал и по лицу ударил.

Бросил Василий будку на жену – и поехал в Москву искать управы теперь уже на этого начальника. Да, видно, не нашел. Прошло четыре дня, встретил Семен на обходе жену Василия, лицо от слез опухло, а разговаривать она с Семеном не пожелала.

Как раз в это время Семен пошел в лес тальника нарезать: он из него дудки на продажу делал. Возвращаясь, около железнодорожной насыпи услышал странные звуки – будто железо об железо позвякивает. Подкрался поближе и видит: Василий поддел рельс ломом и путь разворотил.

Увидел Семена – и прочь бежать.

Стоит Семен над развороченным рельсом и не знает, что делать. Голыми руками его на место не поставишь. Ключ и лом у Василия – но сколько не звал его Семен вернуться – не дозвался.

Скоро должен идти пассажирский поезд.

“Вот на этом закруглении он с рельса и сойдет, – думает Семен, – а насыпь высоченная, одиннадцать сажен, повалятся вниз вагоны, а там дети малые…” Бросился было Семен бегом в будку за инструментом, но понял, что не успеет. Побежал обратно – вон уже и свисток дальний слышен – скоро поезд.

Тут ему точно светом голову осветило. Снял семен шапку, вынул из нее платок, перекрестился, ударил себе в правую руку ножом повыше локтя, брызнула струя крови. Намочил он в ней свой платок, надел на палку (тальник, что из леса принес, пригодился) – и поднял красный флаг – сигнал машинисту, что надо остановить поезд.

Но, видно, слишком глубоко поранил Семен руку – кровь хлещет не унимаясь, в глазах у него темнеет и только одна мысль в голове: “Помоги, Господи, пошли смену”.

Не выдержал Семен и лишился сознания, упал на землю, но не упал флаг – другая рука подхватила его и высоко поднимает навстречу поезду. Машинист успевает затормозить, на насыпь выскакивают люди и видят человека в крови, лежащего без памяти, а рядом другого, с кровавой тряпкой в руке…

Это Василий. Он обводит собравшихся глазами и говорит: “Вяжите меня, я рельс отворотил”.

А. Н. Латынина


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Сигнал