Сатирическое изображение помещиков в поэме Н. А. Некрасова “Кому на Руси жить хорошо”



В споре мужиков о том, “кому живется весело, вольготно на Руси”, первым претендентом на звание счастливого оказывается помещик. Взглянуть на помещичье счастье поэт революционной борьбы, мучительно переживавший покорность народа, его темноту и забитость, решает глазами самих закабаленных крестьян.
Вот портрет первого помещика:… кругленький, Усатенький, пузатенький, С сигарочкой во рту.
…румяненький, Осанистый, присадистый, Шестидесяти лет;Усы седые, длинные, Ухватки молодецкие…
Кругленький и румяненький Оболт-Оболдуев, закончивший свой рассказ-воспоминания страдальческими рыданиями, при всей своей комичности совсем не безобиден. В главе “Помещик” автор поэмы смог сатирически показать и молодецкие ухватки этого осанистого деспота. При этом Оболт-Оболдуев разоблачает себя не только в момент сожалений о минувших днях, когда “дышала грудь помещичья свободно и легко”: .. .Кого хочу – помилую,
Кого хочу – казню. Закон – мое желание! Кулак – моя полиция! Удар искросыпительный, Удар зубодробительный.

Удар скуловорррот!..
Не менее

страшен Оболт-Оболдуев и в своей восторженно-нелепой позе патриота, радеющего о будущем России.
Не о себе печалимся, Нам жаль, что ты, Русь-матушка, С охотою утратила Свой рыцарский, воинственный, Величественный вид! Или еще: Россия – не неметчина. Нам чувства деликатные, Нам гордость внушена! Сословья благородные У нас труду не учатся.

У нас чиновник плохонький И тот полов не выметет…
Очевидные невежество, казнокрадство, пустота помыслов, низость чувств Оболта-Оболдуева, его способность жить только чужим трудом на фоне разговоров о пользе для России, о том, что “поля – недоработаны, посевы – недосеены, порядку нет следа!”, позволяют крестьянам сделать сочувственно-издевательский вывод:
Порвалась цепь великая, Порвалась – расскочилася:Одним концом по барину, Другим по мужику!..
Не менее выразителен образ другого помещика с такой же “говорящей” фамилией – князя Утятина-Последыша. Отношение автора поэмы и к этому персонажу чувствуется уже в карикатурном описании его внешнего облика:
Нос клювом, как у ястреба, Усы седые, длинные И – разные глаза:Один здоровый – светится, А левый – мутный, пасмурный, Как оловянный грош!
Символично и само название главы об этом выжившем из ума старике-помещике – “Последыш”. Представленный в поэме с большим сарказмом барин, который “весь век чудил, дурил”, готов принять на веру и себе в удовольствие спектакль, который разыгрывают для него за вознаграждение его бывшие холопы. Сама мысль о какой-либо крестьянской реформе настолько не укладывается в голове Утятина, что родственникам-наследникам не составляет никакого труда уверить его, что “мужиков помещикам велели воротить”. Поэтому же ему сладкой музыкой звучат слова бурмистра, воспринятые без осознания их саркастической сути:
Вам на роду написано Блюсти крестьянство глупое, А нам работать, слушаться, Молиться за господ!
Нелепым и убогим изображает автор поэмы этого бывшего всю свою жизнь самодуром и деспотом барина.
Теперь порядки новые, А он дурит по-старому…
Чего стоят последние поистине дикие распоряжения этого “юродивого помещика”, над которыми потешается народ: на “вдове Терентьевой женить Гаврилу Жохова, избу поправить заново, чтоб жили в ней, плодилися и правили тягло!”, в то время как “той вдове – под семьдесят, а жениху – шесть лет!”; глухонемой дурачок назначается сторожем помещичьей усадьбы; пастухам приказано унять коров, чтобы мычанием своим не будили барина.
Но и вовсе не юродивые наследники князя Утятина бессовестно обманывают крестьян, лишая их обещанных им заливных лугов. Так что ничего, по сути, не меняется между дворянами и крестьянами: у одних – власть и богатство, у других – ничего, кроме нищеты и бесправия.
В главе “Савелий, богатырь святорусский” есть образ еще одного помещика-крепостника-жестокого Шалашникова, “воинскою силою” покоряющего крестьян, выколачивающего из них оброк:
Отменно драл Шалашников.
Судя по рассказу о нем, ничего другого этот бесчеловечный зверь-помещик и не умел. Оттого и “не ахти великие доходы получал”.
Глядя на Оболта-Оболдуева, князя Утятина, жестокосердного Шалашникова, читатель понимает, что если на Руси и возможно счастье, то только без таких “божеской милостью” господ, не желающих расставаться с крепостническими порядками помещичьей Руси.
Сатирическую направленность поэмы “Кому на Руси жить хорошо” подтверждает символичная картина опустевшей барской усадьбы, которую дворня растаскивает по кирпичику. Она созвучна авторской мысли, что изображенные в поэме всевозможные “последыши” доживают свой век, как, по убеждению Некрасова, доживает свой век и самодержавное устройство России, породившее таких помещиков-крепостников.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Сатирическое изображение помещиков в поэме Н. А. Некрасова “Кому на Руси жить хорошо”