Романтические поэмы А. С. Пушкина: герой и автор



Развитие немецкого романтизма отличает интерес к сказочным и мифологическим мотивам. Ярким представителем английского романтизма является Байрон, который, по выражению Пушкина, “облек в унылый романтизм и безнадежный эгоизм”. Его творчество проникнуто пафосом борьбы и протеста против современного мира, воспеванием свободы и индивидуализма.

У Пушкина взгляды на романтизм вполне соответствовали духу его романтического творчества. Большинство замечаний и высказываний Пушкина о романтизме относится к 1824-1825 годам, когда были завершены

или завершались южные поэмы (в 1824 году были написаны “Кавказский пленник” и “Бахчисарайский фонтан”, в октябре того же года были закончены “Цыганы”).

Пушкин часто подчеркивал свое несогласие с наиболее распространенными определениями романтизма. Он писал друзьям: “Сколько я ни читал о романтизме, все не то”. Взгляды Пушкина на романтизм были прежде всего антиклассическими. Пушкин высмеивал и осуждал тех, кто пишет “по всем правилам парнасского православия”.

Он утверждал, что романтическая школа “есть отсутствие всяких правил, но не всякого искусства”. Пушкин рассматривал

романтизм как подлинную революцию в области формы. Пушкин-романтик изображает исключительные, чаще всего контрастные психологические состояния, непохожие на пошлую уравновешенность среднего человека. В романтической лирике Пушкина нарисованы или “могучая страсть”, подчиняющая все переживания и поступки человека, или душевная охладелость.

То же мы находим в южных поэмах Пушкина. В “Кавказском пленнике” Черкешенка – “страстная дева”, полная “восторгов сердца”. Ей противопоставлен Пленник, который погубил “страстями сердце”, стал “жертвою страстей”. Он почти совершенно охладел душой.

В “Бахчисарайском фонтане” Заремой владеют “порывы пламенных желаний”, она “для страсти рождена” и говорит “языком мучительных страстей”.

Но тут же нарисован образ разочарованного героя – татарского хана Гирея. Он еще в начале поэмы “скучает бранной славой”, а после смерти Марии приходит к полному унынию. В “Цыганах” , вершине романтизма Пушкина, “всюду страсти роковые”. Поэт подчеркивает, что ” послушной душой” Алеко “играли страсти”.

Играют они и Земфирой, и ее любовником – молодым цыганом, и ее матерью Мариулой. Но в поэме действует также охладевший герой – старый цыган, которому после любовной катастрофы “постыли… все девы мира”.

Первая романтическая поэма Пушкина – “Кавказский пленник”, – законченная в феврале 1821 года, принесла ему успех, наибольший в его литературной деятельности. Успех был вызван тем, что читатели находили в ней образ современного романтического героя, отсутствовавший в допушкинской литературе. Легко убедиться в том, что основные психологические черты заглавного героя поэмы были в высшей степени современными. В Пленнике живет яркое и смелое

Вольнолюбие. Он попадает на Кавказ именно потому, что ищет свободы, которой нет в неудовлетворяющем его “свете”- в цивилизованном обществе:

Отступник света друг природы, Покинул он родной предел И в край далекий полетел С веселым призраком свободы. Свобода! он одной тебя Еще искал в пустынном мире.

Сам сюжет поэмы организует тема свободы: герой, лишенный духовной свободы и стремящийся обрести ее, попав в плен, лишается свободы физической. Таким образом, опять оказывается бессильным найти счастье. В поэме сказано о закованном в цепи Пленнике:

Затмилась перед ним природа. Прости, священная свобода! Он раб.

Другая важная черта Пленника – душевная охладелость. Пленник не может ответить на чувство влюбившейся в него Черкешенки потому, что он лишился способности чувствовать. Об этом говорят его слова, обращенные к Черкешенке:

Бесценных дней не трать со мною; Другого юношу зови. Его любовь тебе заменит Моей души печальный хлад…

Рисуя душевную охладелость Пленника, Пушкин стремился запечатлеть характерную сторону психологии не только русской, но и западноевропейской молодежи. Но вместе с тем Пушкин нарисовал эту “преждевременную старость души” на основе доступного ему жизненного и литературного материала. О том, что пленника привели к душевной охладелости страсти, подробно рассказано в том месте поэмы, где закованный Пленник вспоминает о родине:

Где первую познал он радость, Где много милого любил, Где бурной жизнью погубил Надежду, радость и желанье И лучших дней воспоминанье В увядшем сердце заключил.

Это чисто романтическая предыстория Пленника. Особенно важен здесь образ “душевного увядания”. Особенности же психологии “увядшего” Пленника были раскрыты Пушкиным по законам романтической поэмы, в которой часто встречался

Прием контраста, который позволяет оттенить психологические черты героев. Душевному холоду и увяданию Пушкин – романтик противопоставил пылкую расцветающую страсть. Пушкинская сюжетная ситуация “Пленник-Черкешенка”, сталкивает людей не имеющих ничего общего в своем психологическом складе.

Черкешенка – прежде всего страстная дева. Вторая часть поэмы начинается описанием “огненных” душевных переживаний героини:

…Пленник милый, Развесели свой взгляд унылый, Склонись главой ко мне на грудь, Свободу, родину забудь. Скрываться рада я в пустыне С тобою, царь души моей! Люби меня…

Но “огню” в поэме был противопоставлен “холод” а иногда и “окаменелость”. Пленник в ответ на признания Черкешенки жаловался на свою полную разочарованность и жалел, что он уже не может разделить пылкое чувство:

Умер я для счастья, Надежды призрак улетел; Твой друг отвык от сладострастья, Для нежных чувств окаменел…

Здесь в связи с душевной драмой Пленника в поэме звучала еще одна тема. Герой рассказывал о какой-то своей прошлой любви, которая не принесла ему счастья. Мы узнаем, что это была любовь неразделенная, что герой “не знал любви взаимной : любил один, страдал один”.

Эта тема влекла за собой другую тему – ревности героини. Черкешенка хотела узнать, кто ее соперница:

Но кто ж она, Твоя прекрасная подруга? Ты любишь, русский? Ты любим?

Но Черкешенка преодолевает ревность – в этом-то и состоит ее душевный героизм. Освобождая Пленника, Черкешенка совершает подвиг великого благородства. Недаром, когда она идет освобождать Пленника, Пушкин говорит:

Казалось, будто дева шла На тайный бой, на подвиг ратный.

В этой сцене поэмы Черкешенка действительно героична: распилив оковы Пленника, она желает ему счастья и даже соединения с “другой”, хотя ее собственная любовь разбита. Это место поэмы отмечено тонким психологизмом. Хотя

Черкешенка преодолела ревность, в ее словах еще звучат отголоски этого чувства. Она не хочет бежать с Пленником именно из-за его любви к “другой”, благословляя его в то же время на новую жизнь, полную любви:

Прости, любви благословенья С тобою буду каждый час. Прости – забудь мои мученья, Дай руку мне… в последний раз.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Романтические поэмы А. С. Пушкина: герой и автор