Роман Враги (Горький А. М.)



Наряду с романом “Мать” историческое значение приобрела и пьеса “Враги”. О ней написано немало и еще немало будет написано. Но пожалуй, самый интересный, хотя и сверхлаконичный и на первый взгляд парадоксальный отзыв о ней принадлежит автору пьесы.

“Почему бы Вам не поставить “Врагов”? Вещь веселая и простая…” – так писал Горький режиссеру “Петербургского театра” Николаю Дмитриевичу Красову в 1907 году.

Что же веселого в пьесе, основным положительным героям которой уготованы царским правительством тюрьма

и ссылка?

Пьеса “Враги” проникнута такой непоколебимой верой в торжество народного дела, такой свежестью и бодростью, таким здоровым народным юмором, в ней так едко высмеиваются традиции и устои господствующих классов, что, право, можно понять, почему автор назвал эту вещь “веселой”.

Но почему он назвал ее “простой”? Ведь в ней изображены сложнейшие социальные конфликты, столкновение не только классов, но и философских, политических, нравственных идей.

И все дано в движении, в борьбе; раскрываются процессы, которые под воздействием исторической обстановки совершались в сознании

разнообразнейших людей.

На редкость сложная пьеса! Сложная и вместе с тем необыкновенно отчетливая, прозрачная по своей идейно-художественной концепции. Впервые в мировой драматургии выступил художник, вооруженный подлинно научным пониманием исторического процесса.

И была какая-то весенняя радость в самом настроении Горького, который именно в те годы навсегда соединил свою судьбу с большевистской партией, особенно остро ощутил не только литературную свою зрелость, но и политическую, ощутил свою способность проникать в глубь событий и видеть их историческую перспективу. Эта радость звучит во многих его письмах тех лет.

Величайшая заслуга Горького в том, что он показал в пьесе “Враги” пролетариат как хранителя общечеловеческих духовных ценностей, как силу, непреоборимость которой заключается не только в справедливом гневе и железном натиске, но и в новой – подлинно человеческой – морали.

Не следует, однако, думать, что сущность нового – социалистического – искусства заключалась в непосредственном изображении революционного пролетария. Вслед за созданием романа “Мать” и пьесы “Враги” Горький написал такие произведения, как “Жизнь Матвея Кожемякина”, “Городок Окуров”, “Жизнь ненужного человека”, “Детство”, “В людях” и многие другие, в которых объектом художественного исследования является непро-летарская социальная среда. Однако эти произведения относятся также к направлению социалистического реализма.

Сущность этого метода заключается прежде всего в особом подходе к действительности, в художественном осмыслении, освоении ее с позиции борющегося рабочего класса, воодушевленного идеалами марксизма-ленинизма. Искусство социалистического реализма не всегда изображает революционного борца, но оно всегда изображает мир с точки зрения этого борца. О чем бы ни писал представитель литературы социалистического реализма, он все рассматривает в свете марксистско-ленинской философии, он постигает и воссоздает жизнь в ее исторической и социальной кон-кретности, в перспективе ее развития, движения, в перспективе ее революционного, социалистического преобразования.

В этом заключается самый дух социалистического реализма, этим определяется не только общая идейная направленность нового искусства, но и весь его эмоциональный строй и колорит, все бесконечное богатство его художественных стилей и характерный для него пафос – пафос исторического оптимизма.

Взглянуть с точки зрения борющегося пролетариата на недавнее прошлое и настоящее родной страны, расширить исторический диапазон ее художественного исследования, глубже постигнуть Русь и порожденные ею непростые характеры во всей их сложности, со всеми их противоречиями, всемерно способствовать художественным словом усилению революционной, творческой активности народных масс, преодолению всего косного, обломовского, что мешало движению вперед,- так можно в нескольких словах определить задачу, которая воодушевляла Горького в пред-октябрьское десятилетие.

“Очень – и все больше – люблю Русь, любуюсь талантливыми ее людьми, коих вижу немало, любуюсь ими во всех позициях, хотя частенько позиции эти талантов и недостойны”.

Взволнованное признание Горького (оно содержится в одном из его писем) относится к тому времени, когда он работал над “окуровским” циклом, состоящим из произведений: “Городок Окуров”, “Жизнь Матвея Кожемякина”, “Большая любовь”, “Записки доктора Ряхина” (две последние повести остались неоконченными). Приведенный выше фрагмент горьковского письма можно было бы поставить эпиграфом к этому циклу. В нем все дышит любовью к родной земле.

Но любовь эта не снисходительно-умиленная, а требовательная, даже суровая, проникнутая духом национальной самокритики и – главное! – соединенная с трезвым социальным анализом, с историческим подходом к жизни России.

Историзм романа “Мать” и пьесы “Враги” выражен ярко и отчетливо; все основные коллизии этих произведений самым непосредственным образом связаны с историческим процессом, с определенными политическими ситуациями в России. Историзм “окуровского” цикла не менее глубок и последователен, но проявляется он не в таких непосредственных формах; здесь история подобна отголоскам далекого грома, отблескам далеких молний; впрочем, отголоски порой приближаются, отблески порой усиливаются и даже слепят глаза обитателей окуровского царства. И духовный, нравственный облик персонажей в конечном счете определяется, оценивается в его соотношении с народными идеалами, с историческими задачами, стоящими перед страной.

Источники:

    Горький М. Избранное/ Предисл. Н. Н. Жегалова; Ил. Б. А. Дехтерева.- М.: Дет. лит., 1985.- 686 с., ил., 9 л. ил.Аннотация: В том вошли избранные произведения М. Горького: повести “Детство” И “В людях”, рассказы “Макар Чудра”, “Челкаш”, “Песня о Соколе”, “Однажды осенью”, “Коновалов”, “Бывшие люди” и др.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Роман Враги (Горький А. М.)