Роман-детектив Э. Лимонова “316, пункт “В”

В настоящее время роман-антиутопия активно осваивает современные жанровые формы литературы и других видов искусства. Так, в организации художественной структуры романа Э. Лимонова “316, пункт “В” (1998) доминируют элементы детектива. При этом в произведении присутствуют элементы и других жанров – хроники, репортажа, политического триллера, остросюжетного фильма, видео-клипа, что придает антиутопии необычайную остроту, злободневность и динамичность.

Ориентация на массовую культуру не отменяет философской насыщенности антиутопии, ее наполненности важнейшими проблемами человеческого бытия.

В произведении Э. Лимонова “316, пункт “В” нашли отражение сложные вопросы современного мира: сосуществование различных политических систем, угроза ядерной войны, демографическая ситуация на планете, дефицит энергоресурсов, развитие технического прогресса, борьба с терроризмом и др. Однако в центре антиутопии, как и прежде, оказывается частная судьба человека, его нравственный выбор в условиях тотального насилия.

Действие в романе Э. Лимонова “316, пункт “В” происходит в Нью-Йорке в 2015 году. Автор точно указывает не только год, когда происходят события, но даже период суток (день или ночь). Действие охватывает время со 2 июля 2015 года по 18 сентября 2015 года.

Что же обусловило такую подчеркнутую хроникальность произведения? Точная фиксация времени не только по дням, но и по часам, связана с ситуацией, в которой оказался главный герой романа – бывший автор полицейских романов Ипполит Лукьянов. Раньше он жил, не следя за временем, написал два триллера – “People’s Justice Society № 1” и “People’s Justice Society № 2” о приключениях интернациональной террористической организации, взявшей на себя защиту интересов не общества, не классов, а простых людей, а впоследствии, лишившись лицензии на творческую деятельность, Лукьянов жил, как и миллионы людей в стране, особо не думая ни о настоящем, ни о будущем.

Но время властно напомнило герою о себе.

Согласно закону 316, пункт “В”, все люди, достигшие возраста 65 лет, подлежали уничтожению. И Лукьянов, внезапно достигнув этой черты, остро осознал время, он теперь понял, как мало у него осталось времени, более того – он совсем по-другому начал воспринимать и себя, и весь окружающий мир.

Ипполит Лукьянов вдруг ощутил, что он человек, что он не хочет быть уничтоженным, как крыса. Если государство отняло у него право на жизнь, то он попытается отстоять хотя бы право на смерть: “Я не оспариваю их право сильного… Я только отказываюсь умирать, когда они хотят, чтобы я умер.

Я хочу умирать тогда, когда я этого захочу”. Герой словно бы проснулся от долгого сна потому, что ему угрожает физическое уничтожение. И он осмелился на бегство от Департамента Демографии, от ненавистного закона, от самой государственной системы.

А бегством противопоставил себя обществу, сразу оказавшись вне его. Таким образом, происходит трансформация героя антиутопии – из человека тоталитарного он превращается в человека маргинального.

То, что на эту роль избран человек творческой профессии, не случайно. По словам М. Фуко, такой герой оказывается “идеальным интеллектуалом”, поскольку именно таким людям “оказывается под силу оформить результаты своего экзистенциального опыта, прозрения сути происходящего, путей выхода из собственного внутреннего (а, возможно, и всеобщего идейного, культурного) кризиса”. Способность творчески мыслить противопоставляет Лукьянова другим персонажам, она же и спасает его, поскольку, хотя он давно перестал писать романы, но его креативное мышление ярко проявилось в экстренной ситуации.

Балансируя между жизнью и смертью, Ипполит Лукьянов спасается прежде всего благодаря своему писательскому дару. Он решил обратиться к мелкому гангстеру Казимиру Пуришкевичу, который когда-то стал прототипом его героя. Пуришкевич сводит его с бандой О’Руркэ, занимающейся криминальным бизнесом. И далее судьба Лукьянова складывается как в криминальном романе.

Сочинитель полицейских романов сам внезапно оказывается в центре захватывающего триллера – с погонями, борьбой криминальных кланов, покушением на президента, стрельбой, постельными сценами, двойниками, встречами с полицейскими и т. д. Узнав, что он очень похож на главу Департамента Демографии Дженкинса, воображение Лукьянова рождает дерзкий (чисто писательский) план поменяться с ним местами и таким образом сохранить свою жизнь. Как видим, Э. Лимонов реализует основополагающую формулу постмодернизма – “мир как текст” и “текст как мир”.

События в произведении Э. Лимонова разворачиваются как в остросюжетном фильме или детективном романе. Предельная концентрация событий на небольших отрезках времени, быстрая смена кадров, неожиданные повороты сюжета, напряженная интрига, стремительные переходы от одной сцены к другой – все это характерные особенности стиля Э. Лимонова, в котором нашли отражение черты современной массовой культуры. К этому можно добавить еще и примечательное разделение персонажей на власть имущих и противостоящих им гангстеров-романтиков (как О’Руркэ) или бунтарей-одиночек (как Лукьянов), и максимально приближенный к современности язык произведения, в котором русские слова вполне органично уживаются с английскими, присутствует и сленг, и ненормативная лексика. “Текст”, созданный фантазией автора, является художественным отражением современности.

Апелляция к современности подчеркивается еще и тем, что события отнесены в недалекое будущее – всего лишь на каких-то пару десятков лет вперед, поэтому все, что происходит в романе Э. Лимонова, вполне узнаваемо, а человеческие типы словно бы сошли со страниц газет или экрана телевизора, собственно, они взяты из самой действительности. Автор антиутопии предупреждает стремительно развивающийся современный мир об опасности негативных последствий технического прогресса, а главное – о губительности возросшей роли государства в судьбе человека.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Роман-детектив Э. Лимонова “316, пункт “В”