Роль хронотопа в раскрытии идейно-художественного смысла повести А. С. Пушкина “Капитанская дочка”



Предмет изображения повести “Капитанская дочка” – история крестьянского восстания под руководством Пугачева. Мир повстанцев противостоит миру дворян. Это два художественных мира, каждому из которых соответствует свой хронотоп.

Заметим, что один из миров – мир именно повстанцев, а не крестьян. Крестьяне, оставшиеся в своем традиционном положении крепостных, мирно сосуществуют с дворянами. Прачка Палашка и коровница Акулька бросаются барыне Гриневой в ноги, ища защиты, дворовая девка Палашка служит Мироновым верой и правдой,

Савельич предан Петру Гриневу всей душой, а Пугачева эти крепостные называют злодеем, пьяницей оголтелым, бродягой, разбойником.

А бунтующие крестьяне подобны разбойникам, вышедшим на большую дорогу; они разорвали связи с прежним миром и вошли в другой.

Мир дворянства и мир восставших крестьян существуют изолированно друг от друга. Эта изоляция, локальность выражается в том, что каждому из миров “присвоено” свое время года: дворянскому – осень, повстанческому – зима.

В начале повести мы знакомимся с семьей Гринева осенью: “Однажды осенью матушка варила в гостиной медовое варенье, а

я, облизываясь, смотрел на кипучие пенки. Батюшка у окна читал Придворный календарь, ежегодно им получаемый”. Время года прямо указано: это начало осени.

В главе “Поединок” дуэль Швабрина с Гриневым в Белогорской крепости происходит тоже осенью: “Я тотчас отправился к Ивану Игнатьичу и застал его с иголкой в руках; по препоручению комендантши он нанизывал грибы для сушения на зиму”; “На другой день в назначенное время я стоял уже за скирдами, ожидая своего противника”.

После взятия Белогорской крепости Гринев едет к генералу и застает его в осеннем саду: “Я застал его в саду. Он осматривал яблони, обнаженные дыханием осени, и с помощью старого садовника бережно их укутывал теплой соломой”. Время года прямо указано – осень.

Вспомним другую сцену. Маша едет выручать Петрушу к Екатерине II. “На другой день рано утром Мария Ивановна проснулась, оделась и тихонько пошла в сад. Утро было прекрасное, солнце освещало вершины лип, пожелтевших уже под свежим дыханием осени”.

C появлением Пугачева в повести наступает зима. Первая встреча с Пугачевым происходит через день, проведенный в Симбирске, когда Петруша попадает в буран: “Я выглянул из кибитки: все было мрак и вихорь. Ветер выл с такой свирепой выразительностью, что казался одушевленным; снег засыпал меня и Савельича; лошади шли шагом – и скоро стали”.

Вторая встреча с Пугачевым происходит через несколько месяцев в крепости, и описана она в главе “Незваный гость”: “Я оставил Пугачева и вышел на улицу. Ночь была тихая и морозная. Месяц и звезды ярко сияли, освещая площадь и виселицу”.

В одиннадцатой главе – “Мятежная слобода” – описано, как Гринев едет на встречу с Пугачевым. “Кибитка летела по гладкому зимнему пути…”; “Путь мой шел мимо Бердской слободы, пристанища пугачевского. Прямая дорога занесена была снегом”.

В повести замечаем странные для реального времени и пространства явления: герой стремительно перемещается во времени и пространстве.

Гринев отправляется на службу ранней осенью, когда мать варит медовое варенье. Но на следующий день Петруша уезжает зимой. “Надели на меня заячий тулуп, а сверху лисью шубу”, в дороге его настигает метель.

Добирается Гринев до Симбирска за сутки, что нереально. “В ту же ночь приехал я в Симбирск”.

При взятии Белогорской крепости Петра отпускают вместе с Савельичем и дают в дорогу овчинный тулуп (“Я надел тулуп и сел верхом”), но, прибыв в Оренбург к генералу, Петруша видит, что тот ходит по осеннему саду, осматривая яблони, “обнаженные дыханием осени”.

В “пропущенной главе” герой за короткое время (за один час) сплавляется по реке из крепости, оказываясь в родительской усадьбе. “Я погрузился в мечты воображения. Прошло около получаса. Мы уже достигли середины реки…”

В жизни подобные перемещения во времени и пространстве невозможны. Таким образом, художественное пространство и художественное время в повести “Капитанская дочка” обладают следующими свойствами: Локальностью, ограниченностью. Обе группы героев повести существуют в своем, особом художественном пространстве.

Художественному пространству каждой группы принадлежит свое художественное время. Оно неизменно, постоянно, что является признаком мифологического хронотопа. Художественное пространство и художественное время в повести “Капитанская дочка” способны сжиматься, поэтому перемещения героя так стремительны. Смена времен года, для реального времени столь нелогичная (из ранней осени в зиму, из зимы в осень), в условиях существования нескольких художественных миров повести вполне органична.

Выезжая за пределы родительской усадьбы, выходя на дорогу, герой попадает в мир чуждый, иной.

Все герои повести “Капитанская дочка” живут в определенном пространстве, являются героями замкнутого пространства. Лишь главный герой, Петр Гринев, способен находиться в обоих мирах, осваивая еще один тип пространства – линеарное, то есть дорогу. Особенность этого пространства в том, что по нему имеет право двигаться только один герой (Гринев), причем в обоих направлениях: из дворянского в повстанческий (из осени в зиму) и наоборот.

Сюжет повести завязывается на дороге и развивается на ней. Но это не только дорога из одного мира в другой, это еще и путь нравственных испытаний героя.

Выезжая из родительской усадьбы к месту службы, Петр Гринев едва не погиб в буране. Однако у него появляется проводник, “вожатый”, который чувствует себя в условиях бездорожья и метели как в привычной среде. За спасение Петр щедро одаривает незнакомца, тем самым успешно проходя первое испытание дороги.

Эта щедрость спасает ему жизнь, когда он второй раз попадает в чуждый для него мир. А жизнь Гринева действительно была в опасности, он же сам превыше жизни ставил другие ценности. “Я глядел смело на Пугачева, готовясь повторить ответ великодушных моих товарищей “Ты мне не государь, ты вор и самозванец, слышь ты!” “Целуй руку, целуй руку!” – говорили около меня. Но я предпочел бы самую лютую казнь такому подлому унижению”.

Как и Савельич, Гринев считает Пугачева разбойником, бродягой, пьяницей, так и называя его в душе и считая невозможным присягнуть новоявленному “государю”. Попав в мир повстанцев второй раз, герой проходит испытание возможностью остаться в живых, получить власть. Но он не изменяет своему долгу. “Нет, – отвечал я с твердостью. – Я природный дворянин; я присягал государыне императрице: тебе служить не могу.

Коли ты в самом деле желаешь мне добра, отпусти меня в Оренбург”.

Гринев в присяге тверд до конца: Пугачеву он даже не дает обещания не воевать против него. “Как могу тебе в этом обещаться? – отвечал я. – Сам знаешь, не моя воля: велят идти против тебя – пойду, делать нечего. Ты теперь сам начальник; сам требуешь повиновения от своих. На что это будет похоже, если я от службы откажусь, когда служба моя понадобится? Голова моя в твоей власти: отпустишь меня – спасибо; казнишь – Бог тебе судья; а я сказал тебе правду”.

Твердость и искренность Гринева так поразили Пугачева, что он с миром отпускает своего пленника, да еще одаривает лошадью и овчинным тулупом.

Этого испытания не выдерживает антипод Гринева – Швабрин, изменяющий присяге ради спасения своей жизни и обладания властью.

Отправляясь спасать Марью Миронову из плена Швабрина, Гринев в третий раз попадает во враждебный ему мир. Испытание проходят и любовь, и вера в милосердие, и честность. И третье испытание герой выдерживает с честью: “Я спокойно отвечал, что я нахожусь в его власти и что он волен поступать со мною, как ему будет угодно”; “Я отвечал, что, быв однажды уже им помилован, я надеялся не только на пощаду, но даже и на помощь”. И суровая душа Пугачева была тронута прямотой и искренностью юноши.

Он дарит ему и его любимой жизнь, желая любви да совета.

Итак, главный герой повести Петр Гринев – герой пути, герой линеарного пространства. Путь этот – путь нравственных испытаний, которые Гринев выдерживает с честью, находясь во враждебном ему мире. Таким образом, линеарное пространство – дорога – является (в отношении к этому произведению) еще и этической, нравственной категорией.

Идея повести, выраженная в эпиграфе “Береги честь смолоду”, выверяется поведением героя в двух художественных мирах и в пути между ними.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Роль хронотопа в раскрытии идейно-художественного смысла повести А. С. Пушкина “Капитанская дочка”