Результаты швондеровского воспитания Шарикова (Анализ эпизода “Из дневника доктора Борменталя” по новости М. А. Булгакова “Собачье сердце”)



Повесть М. А. Булгакова “Собачье сердце” отражает послереволюционную эпоху 20-х годов – время нэпа. Реалистическое описание советской действительности этого времени сочетается с повествованием о грандиозном фантастическом эксперименте профессора Ф. Ф. Преображенского. В результате операции на собаке с пересадкой ей гипофиза человеческого мозга профессору удается получить новое существо. Произошло “очеловечивание” собаки – пес превращается в человека.

Об этом свидетельствуют записи, названные автором “Из дневника

доктора Борменталя”. Вначале это просто “история болезни”, где описаны исходные данные “пациента” – пса Шарика, ход операции, медицинские назначения. Затем состояние больного меняется: у него выпадает шерсть, появляется голос, увеличивается рост…

Постепенно он превращается в человека, хотя и плохо развитого, но умеющего разговаривать, а затем и понимать окружающих. Как нового жильца, его берет под свою опеку председатель домкома Швондер – он закладывает основы миропонимания Шарикова (по его совету новый человек выбирает имя – Полиграф Полиграфович Шариков). Для Швондера очень

важно оказывать на Шарикова определенное влияние, ведь к профессору Преображенскому Швондер относится враждебно, считая его буржуем. Его вульгарно-социологические взгляды Шариков усваивает быстро: все определяется классовым происхождением человека.

Горничная Зинка – “обыкновенная прислуга, а форсу, как у комиссарши”. Филипп Филиппович, конечно же, “не товарищ”: “мы в университетах не обучались, в квартирах по 15 комнат с ванными не жили”. Шариков быстро усвоил, что “в настоящее время каждый имеет свое право”, но он не хочет понимать, что у него должны быть и обязанности. Поэтому он предъявляет профессору множество претензий, но не способен на элементарное чувство благодарности.

Под влиянием Швондера он читает книги, содержания которых не понимает, а все, чего он не понимает, будь то книги или театр, – это “контрреволюция”. Читая переписку Энгельса с Каутским, он “не согласен” с обоими, его мнение простое: “Взять все, да и поделить”. Швондер писал обличительные статьи против профессора, Шариков пошел дальше: он научился писать доносы.

Швондер с удивлением увидел, что Шариков выходит из-под его влияния, когда зашла речь о необходимости документов, прописки, взятия на воинский учет – Шариков согласен “взяться на учет”, но воевать отказывается категорически. Когда же Шариков пропил деньги, взятые на покупку учебников, Швондер окончательно убедился в том, что Шариков – “прохвост”. И все же социально близкий Шариков Швондеру понятнее, чем классово чуждый профессор Преображенский.

В отличие от Швондера, профессор понял, что Шариков в своей подлости и наглости пойдет гораздо дальше своего “воспитателя”, показав себя достойным “учеником”.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Результаты швондеровского воспитания Шарикова (Анализ эпизода “Из дневника доктора Борменталя” по новости М. А. Булгакова “Собачье сердце”)