Рецензия к книге Путешествие на Кон-Тики. Тур Хейердал и его исследования в океании. Часть 1. (Хейердал Тур)



Описание смелого плавания Тура Хейердала со спутниками на плоту “Кон-Тики” через Тихий океан с увлечением прочтут наши юные читатели. Но многие из них захотят, наверно, знать больше, чем написано в этой книге: их заинтересуют не только приключения смелых мореходов, но и те научные споры, для разрешения которых была совершена экспедиция на плоту “Кон-Тики”.

В чем суть научного вопроса, который пытался и пытается разрешить Хейердал?

Речь идет о большой историко-этнографической проблеме: как, когда и откуда заселялись острова

восточной части Тихого океана? Острова эти составляют так называемую Полинезию (с греческого языка: “многочисленные острова”).

Вместе с Меланезией (“черные острова”), занимающей юго-западную часть Тихого океана, и Микронезией (“мелкие острова”), расположенной севернее, Полинезия составляет обширный островной мир, так называемую Океанию.

Острова Полинезии разбросаны в причудливом беспорядке по огромным просторам океана, который давным-давно был назван “Великим” или “Тихим”. Никто в настоящее время не сомневается, что человек заселил эти острова сравнительно поздно. Хотя

в прежней этнографической литературе обитателей Полинезии иногда изображали “дикарями”, но более серьезные исследования показали, что эти народы еще до прихода европейцев (XVII – XVIII вв.) достигли сравнительно высокого уровня культурного развития: они находились уже на грани образования собственных небольших государств.

Повидимому, предки их приплыли с какой-то своей прежней родины, уже располагая достаточно развитой техникой и культурой. Все это общепризнано в науке. Единственный спорный вопрос, по которому как раз сейчас (и именно в связи с выступлением Хейердала) вновь разгорелась полемика, – это вопрос о том, откуда и какими путями пришли люди на острова Полинезии. Подавляющее большинство ученых отвечает на этот вопрос иримерно одинаково: предки полинезийцев приплыли некогда из юго-восточной Азии.

Эта мысль высказывалась еще мореплавателями XVIII века, побывавшими в Океании – Бугенвилем, Лаперузом и др., – но лишь в качестве простого предположения. В начале XIX века был установлен важный факт: родство языков народов Океании и народов Индонезии. На этот факт впервые обратил внимание Адальберт Шамиссо, участник плавания на русском судне “Рюрик” (1815-1817), а впоследствии лингвисты обстоятельно изучили связи языков Индонезии и Тихого океана – так называемой “малайско-по-линезийской семьи языков”.

Оказалось, что эти родственные друг другу по происхождению языки распространены на землях и островах, разделенных огромными водными просторами, – от Мадагаскара на западе до острова Пасхи в Тихом океане на востоке. Исходной областью распространения их была, видимо, юго-восточная оконечность Азии – Индо-Китай.

В науке прочно установилось мнение, что и предки полинезийцев выселились некогда оттуда же. Считается, что их вытеснили с островов Индонезии малайцы (индонезийцы), пришедшие с материка, и что это произошло в первые века нашей эры. Считается далее, что из Индонезии предки полинезийцев постепенно расселились, совершая далекие морские путешествия, на восток либо вдоль цепи островов юго-западной Океании (Меланезии)-то-есть вдоль берегов Повой Гвинеи, Соломоновых островов, через Фиджи,-либо северным путем, через Микронезию, то-есть Марианские, Каролинские, Мар-шалловы острова.

За последние десятилетия хорошо исследованы учеными и богатые народные предания жителей Полинезии. Эти предания, повидимому, довольно точно отражают исторические события, и по ним можно восстановить картину расселения предков полинезийцев по отдельным архипелагам восточной Океании. История этих великих морских переселений рассказана очень живо и занимательно, а в то же время и вполне научно в книге новозеландского этнографа Те Ранги Хироа “Мореплаватели солнечного восхода” (Москва, 1950).

Так простое предположение постепенно превратилось в солидно обоснованный научный взгляд, разделяемый сейчас едва ли не всеми специалистами: предки полинезийцев пришли из юго-восточной Азии. Однако в этом взгляде есть одно слабое место: не все факты он объясняет. Уже давно замечено, что в культуре полинезийцев есть много любопытных сходств и совпадений с культурой индейских племен Америки; сюда относятся, например, каменные палицы особой формы, каменные топоры-тесла с коленчатым топорищем, каменные песты, каменная скульптура, дощатые дома и проч.

Есть и общие культурные растения. Особенно замечательно, что в Полинезии широко употребляется и возделывается съедобный клубень батат, или сладкий картофель (Ipomoea batatas), – растение южноамериканского происхождения; при этом совпадают даже и его названия: у полинезийцев – “кумара”, в языке кечуа (Южная Америка) – “кумар”.

Имея в виду подобные сходства, некоторые исследователи еще в XIX веке предполагали, что заселение Полинезии шло не с запада, из Азии, а с востока, из Америки. Так думал видный знаток быта полинезийцев, английский миссионер-этнограф У. Эллис (1830-е гг.). Он ссылался, в частности, на то, что с востока, от берегов Америки, идет пассатное течение, по которому предки полинезийцев легче могли попасть на занимаемые ими теперь острова, чем плывя в противоположном направлении.

Но взгляд Эллис а не имел сторонников – господство получила “азиатская” теория.

Другие исследователи пытались объяснить сходство в культуре океанийцев и американских индейцев иначе. Например, Поль Риве, французский лингвист и этнограф, выдвинул гипотезу (1925), что само заселение Америки шло в значительной части через Полинезию. Но и эта теория не встретила признания. Большинство ученых считают теперь, что заселялась Америка иным путем – северным, через Аляску, – но что полинезийцы действительно совершали плавания к берегам Америки и обратно.

Оттуда привезли они батат-кумару и, может быть, другие культурные растения.

Но вот уже в наши дни Тур Хейердал вновь выдвинул гипотезу, казалось бы, давно оставленную: гипотезу о заселении Полинезии с востока, из Америки. Как родилась у него эта мысль, об этом он и рассказывает в своей книге. Но аргументации своих взглядов он в ней не дает. Этой аргументации посвящена его другая, обширная, чисто специальная книга “Arnerican Indians in The Pacific – “Американские индейцы в Тихом океане” (1952).

Издать эту книгу Хейердал смог только тогда, когда его смелое путешествие на плоту привлекло внимание всего мира.

Вот в самом кратком изложении содержание этой книги.

Хейердал начинает ее с критики “азиатской” теории заселения Полинезии. Полинезийцы, говорит он, по антропологическому типу совсем не похожи на индонезийцев (малайцев) и других обитателей юго-восточной Азии: они выше ростом, кожа их светлее, волосы не прямые, а волнистые. Даже по принадлежности к “группам крови” они резко отличаются: в юго-восточной Азии преобладает группа крови “В”, а в Полинезии она совсем отсутствует. Языковое родство полинезийцев с ин доиезийцами, по мнению Хейердала, не так уж очевидно; он приводит взгляды некоторых лингвистов, отрицающих исконное родство полинезийских языков с индонезийскими: сходные слова могут оказаться позднейшими заимствованиями.

В отношении же культуры Хейердал подчеркивает наличие здесь целого ряда расхождений между народами юго-восточной Азии и народами Полинезии. Он рассуждает так.

По общепринятому мнению, предки полинезийцев выселились с островов Индонезии сравнительно недавно – в первые века пашей эры. Но в ту эпоху в юго-восточной Азии, в том числе в Индонезии, существовала уже высокая культура. Там умели обрабатывать железо, знали гончарное и ткацкое искусство, ездили в колесных повозках, воздвигали постройки на цементном растворе, умели возводить арочный свод, выделывали пальмовое вино, употребляли бетель и проч.

В первые века нашей эры в Индонезии распространились принесенные из Индии буддистская и индуистская религии. И вот если принять господствующую точку зрения, то следовало бы ожидать, что у полинезийцев обнаружатся хотя бы следы всех этих культурных знаний и влияний. На самом же деле их совершенно нет. Культура полинезийцев – это культура типичного “неолитического” (то-есть новокаменного) вида, не испытавшая на себе влияний культуры металла.

Следовательно, заключает Хейердал, если предки полинезийцев и вышли действительно из юго-восточной Азии, это могло произойти только в то отдаленное время, когда там господствовала неолитическая культура, то-есть несколько тысячелетий назад. Получается огромный хронологический разрыв между временем, когда предки полинезийцев могли выйти из Индонезии, и тем поздним временем, когда они появились в Полинезии. Где же они были в течение этого огромного промежутка времени?

Хейердал признает, что полинезийцы действительно получили целый ряд культурных благ с запада, из Азии: оттуда принесена большая часть культурных растений, домашние животные (свинья, курица; может быть, и собака), лодка с балансиром… Но все это полинезийцы получили не прямо из юго-восточной Азии (Индонезии), а через соседнюю Меланезию.

Поэтому полинезийцы не знали, например, возделывания риса, разводимого в Индонезии, но неизвестного в Меланезии, поэтому же они не знали лодки с двумя балансирами индонезийского типа и проч.

Сами же предки полинезийцев, полагает Хейердал, если и переселились некогда из юго-восточной Азии, то очень давно, и направились оттуда не прямо в Полинезию, а далеким кружным путем – через Америку. Учеными доказано и признано, что Америка заселялась из Азии через Алеутские острова или Аляску. У индейских племен Северной и Южной Америки неолитическая культура сохранялась гораздо дольше,, чем в Старом Свете. В странах Центральной Америки сложились свои высокие культуры, однако тоже долго не знавшие металлов.

Вот оттуда-то, считает Хейердал, и приплыли первые поселенцы на острова Полинезии.

По полинезийским преданиям, было две волны заселения, две разные эпохи морских путешествий. Более раннюю из них Хейердал относит, на основании различных соображений, к V веку нашей эры, вторую, более позднюю, – к XI-XII векам.

Первая волна – это переселенцы с побережья Перу. Около V века на Перуанском нагорье произошло крушение одной из древних культур, предшественниц культуры инков – так называемой “культуры Тиауанако I”, центр которой был расположен к югу от озера Титикака. От этой культуры доныне остались развалины огромных каменных построек, каменные статуи, очень похожие на памятники, находимые на острове Пасхи, Мангареве, Маркизских островах.

По преданию, в Тиауанако правил вождь Виракоча, или Кон-Тики, который, как рассказывает легенда, побежденный другим вождем, ушел со своими приверженцами на север, а потом отплыл по морю на запад.

Хейердал отмечает ряд поразительных совпадений. По легендам жителей острова Пасхи – самого восточного из остро вов Океании, – предки их прибыли некогда из очень жаркой, сухой страны, где трава засыхала от солнца, люди умирали от жары. Такой страны нет нигде в Океании с ее мягким и влажным климатом, зато именно таковы условия на знойном и засушливом побережье Перу, где выпадает чрезвычайно мало осадков.

Заселение острова Пасхи происходило, согласно одной из генеалогий, пятьдесят семь поколений назад, что как раз, по расчету, указывает на V век. Предания островитян говорят далее о борьбе “длинноухих” с “короткоухими”; в перуанских же преданиях люди Виракочи (Кон-Тики) тоже именуются длинноухими. Каменные человеческие фигуры с оттянутыми мочками ушей известны и там и тут.

Имя “Тики”, означающее божественного предка, встречается по всей Полинезии.

Хейердал подчеркивает расовую близость полинезийцев и индейцев Америки. Особенно важным считает он то, что предания народов Перу говорят о каких-то светлокожих, рыжеволосых, бородатых людях, которым и приписывают возведение больших каменных построек и статуй. Изображения бородатых людей в самом деле встречаются среди памятников древнего Перу.

Подобные указания видит Хейердал и в преданиях островитян Полинезии и в рассказах ранних европейских моряков.

Наконец, — что очень существенно, – некоторые культурные растения Полинезии имеют, видимо, американское происхождение. Помимо уже упоминавшейся кумары (батата), из Америки происходят два вида тыкв, ананас, дынное дерево (папайя) и особый вид хлопка – с двадцатью шестью хромо-зомами (тогда как хлопок Старого Света – с тринадцатью большими хромозомами).

Источники:

    Тур Хейердал. Путешествие на Кон-Тики. Издательство: Детская литература. Москва.

    1957 год.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Рецензия к книге Путешествие на Кон-Тики. Тур Хейердал и его исследования в океании. Часть 1. (Хейердал Тур)