Размышления о России “Деревня” “Суходол” Бунина И. А

Бунин вошел в литературу с еще одной актуальной для начала века темой – темой нации как единой семьи. В 1910 году он создал повесть “Деревня”, которая, по словам М. Горького, “впервые заставила задуматься о России…”. “Так глубоко, так исторически деревню никто не брал”, – писал Горький Бунину в 1920 году. Вина или беда русского народа в том, что он живет такой нечеловеческой жизнью? Замыслу автора отвечал особый жанр – повести-хроники, выводящей на первый план мужиков и оставляющей на втором плане повествования свидетелей “со стороны”.

Задаче соответствовал и сюжет произведения, лишенный интриги, неожиданных поворотов, четко выраженной завязки, фабульного развития, кульминации и развязки. Все в “Деревне” погружено в стихию закоснелого быта, но каждая из композиционных частей повести открывала факты деревенской жизни (предыстория и история рода Красовых, судьбы крестьян). “Говорящим” является название деревни – Дурновка. В жизни Дурновки много алогичного, бессмысленного.

Разрываются общественные и семейные связи, рушится сложившийся уклад. Деревня быстро гибнет. Бунт крестьян не в силах приостановить умирание Дурновки и даже ускоряет этот процесс.

Поэтому так мрачен финал повести.
Для Бунина крайне сложен вопрос: кто виноват? Над ним мучительно бьется герой повести Кузьма Красов. “…С кого и взыски-вать-то? – вопрошает он. – Несчастный народ, прежде всего – несчастный!..” Сомнения не покидают его: “Рабство отменили всего сорок пять лет назад, – что ж и взыскивать с этого народа? Да, но кто виноват в этом? Сам же народ!” Именно он, а не правительство и не тяжкая история (“Татаре, видишь ли, задавили!”).

Тихон Красов упрекает брата в противоречиях: “Ну, уж ты ни в чем меры не знаешь. Сам же долбишь: несчастный народ, несчастный народ! А теперь – животное!” Кузьма и в самом деле растерян (“Ничего теперь не понимаю: не то несчастный, не то…”), но склоняется все-таки – а вместе с ним и автор – к выводу о “виновности” народа.
Главные герои повести – братья Тихон и Кузьма Красовы. Тихон всю свою незаурядную силу, свой ум употребил на стяжательство, обогащение, эксплуатацию мужиков, и в итоге пришел к духовному опустошению. Он представляет собой тип “задумавшегося” купца, пришедшего к мысли о том, что “не хлебом единым жив человек”. Кузьма с его жаждой духовной жизни и гуманностью как будто противоположен Тихону: он “наиболее положительный тип” в “Деревне”.

Но и над ним довлеет, и его порабощает “дурновская” кровь, рождает инертность и бессилие, не дает вырваться из заколдованного круга. С зоркостью, психологическим проникновением изобразил писатель и облик нового деревенского хозяина, и драму народного интеллигента. Но столь разные характеры призваны демонстрировать тяжкое общее наследие “пестрой души” (слова Тихона) русского человека.
В повести, запечатлевшей деревню в революционное время, Бунин показал, что обновление русской жизни не состоялось, что революция не изменила национальную психологию. Финал повести может быть истолкован символически: под натиском уродства гибнет красота (Евдокия по прозвищу Молодая выходит замуж за самого развращенного мужика деревни), пурга заметает жилье, под снегом исчезает русская деревня.
В следующей большой повести “Суходол” (1911) Бунин обратился к прошлому, к тем истокам, которые объясняют настоящее. В истории дворянского рода Хрущевых писатель видит судьбу всей дворянской России. Интонации здесь более сложны, чем в “Деревне”. Над автором сохраняют власть поэзия русской старины, отдельные черты немудреного быта отцов, “древней семейственности, что воедино сливала и деревню, и дворню”, чувство близости к предкам-“пращурам”.

В целом же идеализации патриархального уклада в повести нет. Мрачные картины жестокого самодурства господ и рабской покорности крепостных – в центре повествования. Впрочем, неискоренимая пассивность, рабский страх перед жизнью и чувство обреченности присущи и господам.
Со всей подлинностью, не оставляя никаких надежд, рассказал Бунин о деградации близкого ему социального мира, оказавшегося неспособным “ни к труду, ни к общежитию”. Как и в “Деревне”, социально-исторические обобщения сводятся к национальным особенностям русского народа. В творчестве Бунина в этот период основным стала, по его собственным словам, “душа русского человека в глубоком смысле, изображения черт психики славян”.

Полемизируя с современниками, например с Горьким, Бунин пытался “наметить общую историческую перспективу в жизни всей огромной страны, только что пережившей потрясения 1905-1907 годов” (О. Н. Михайлов).
Социальные потрясения обострили писательское неприятие антигуманности человеческих отношений, ощущение общей катастрофичности действительности.
С середины 1910-х годов основной идеей в творчестве Бунина стала идея страдания, которое приносит любое соприкосновение с жизнью. В этом прослеживается влияние буддийской философии, с которой писатель познакомился в Индии и на Цейлоне. Об этом рассказы “Братья” (1914), “Сны Чанга” (1916), эта идея содержится и в рассказе “Господин из Сан-Франциско”.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Размышления о России “Деревня” “Суходол” Бунина И. А