Рассказ Женщина (Горький А. М.)



Еще более сложная перекличка М. Горького с творчеством В. Г. Короленко заключена в рассказе “Женщина”. Эта перекличка имела свою предысторию. Когда в 1899 году в народническом журнале “Русское богатство” появился рассказ Короленко “Маруся” (позднее он получил название Шарусина заимка”), критики сразу же отметили, что автор затронул то самое явление, которое получило отражение во многих ранних произведениях М.

Горького: “антагонизм оседлого и бродячего типов”. Чаще всего “Марусина заимка” противопоставлялась

горьковскому рассказу “Мальва”.

Если горьковская героиня предпочитает бесшабашного босяка Сережку “хозяйственным мужичкам” – отцу и сыну Легостевым, то Маруся предпочитает работящего пахаря Тимоху похожему на Сережку вольнолюбивому бродяге Степану. Из этого критики делали вывод, что Короленко опровергал Горького. Когда же в 1912 году появился горьковский рассказ “Женщина”, в нем увидели влияние “Марусиной заимки”, свидетельство сближения “нынешнего Горького с Короленко”.

Один критик даже утверждал, что автор книги “По Руси” в трактовке крестьянства “целиком

примыкает” к народникам. Ведь героине рассказа “Женщина” – рязанке Татьяне – надоело бродяжить, надоело “шляться” по России и захотелось “хорошего жительства”, с пашней, огородом, своим хозяйством. Явные симпатии автора к этой героине показались неопровержимым доказательством его возвращения на народнические позиции, к которым он был близок в юности.

Между тем никакого попятного движения у М. Горького не было – его перекличка с В. Г. Короленко имела совсем не тот характер, какой представлялся некоторым критикам. Во-первых, “Марусину заимку” не следует слишком резко противопоставлять “Мальве”: Короленко глубоко сочувствовал “беспокойному” бродяге Степану и, еще больше сочувствуя вернувшейся к земледельческому труду Марусе, отмечал ограниченность ее маленького счастья. К тому же нельзя ставить Тимоху в один ряд с проникнутыми собственническими стремлениями Легостевыми.

А во-вторых, М. Горький показал неприязнь своей Татьяны не только к бродяжничеству, но и к “скушной” сытой жизни зажиточных крестьян, равнодушных к бедствиям голодающей массы. Он показал не просто желание Татьяны крестьянствовать, а ее мечту о “новой деревне”. Характерный факт: предлагая в конце 1912 года К. С. Станиславскому тему для театральной импровизации, М. Горький, в сущности, повторил сюжет своей “Женщины”. Он писал великому режиссеру: “Дайте девушку, которая мечтает о материнстве, о мирной семейной жизни где-то в пустынном уголке земли.

Ей кажется, что она может построить жизнь как-то просто очень и мило, по-новому, совсем по-новому” Да и разве можно забыть о трагическом финале “Женщины”, забыть о том, какой иллюзорной, утопичной оказалась мечта Татьяны построить в условиях старой России “новую деревню”, “создать какую-то новую, хорошую жизнь”! В. Г. Короленко иной раз далеко выходил за пределы народнической доктрины, и все же он оставался народником. Вот почему в творческом взаимодействии двух писателей было и притяжение и отталкивание.

Источники:

    Горький А. М. По Руси; Дело Артамоновых./Вступит, статьяnи примеч. Б. Бялика; Худо ж. А. Таран и С. Герасимов.-М.: Худож. лит., 1982.-590с – (Б-ка классики. Сов. лит-ра)

    Аннотация:

    В том вошли цикл рассказов “По Руси” (1912-1917) и “Дело Артамоновых” (1925) – произведение, рассказывающее историю трек поколений семьи фабрикантов.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Рассказ Женщина (Горький А. М.)