Раскольников и его “двойники” в романе Ф. Достоевского “Преступление и наказание”



На страницах романа Ф. М. Достоевского “Преступление и наказание” перед нами раскрывается широкая панорама Петербурга середины XIX ст. Среди персонажей этой книги много лиц, которые лишь несколько минут привлекают наше внимание, а есть люди с резко очерченными характерами, с собственными взглядами и убеждениями, которые по-разному влияют на главного героя и без которых роман просто не сложился бы. Это семья Мармеладовых, Дуня, Порфирий Петрович, Лебезятников и некоторые другие.

Особое место в романе принадлежит “сильным мира сего”

– Лужину и Свидригайлову, которых можно считать “двойниками” Раскольникова. Сводя “идейного” убийцу с этими людьми, писатель опровергает, глубже разоблачает его теорию властителя и гурьбы, антигуманную, бесчеловечную суть этой теории. Картины социального зла, гениально нарисованные Достоевским, убедительно доказывают, что “основная тайна романа заключается не в преступлении, а в мотивах преступления” (В.

Шкловский). Вся окружающая жизнь укрепляет убеждение Раскольникова в том, что задуманное им убийство не противоречит человеческим законам. Он изменяется в своем намерении не

как преступник, а как приверженец морального разврата, индивидуалистического бунта против общества (кстати, показателем является и содержание его фамилии: раскол в нем самом, раскол в сознании, морали, поведении). Об этом свидетельствуют его суждение о “типах” людей, о праве “чрезвычайной” личности на преступление, о том, как отличить “чрезвычайную” личность от “твари дрожащей”.

Но, совершив преступление, Раскольников, которого грызут мучения совести, понимает, что он не из тех, кто “имеет право”; он пренебрегает себя за эти мучения, за то, что оказался “тварью дрожащей”, однако “теория” в его сознании не разоблачена.

В эти страшные для Раскольникова дни он встречается с Лужиным и Свидригайловым – людьми, которые, не ощущая мучений совести, постоянно поднимают законы морали в своей повседневной жизни и считают, что имеют право распоряжаться чужими судьбами. Петр Петрович Лужин живет по принципу “полюби прежде всего самого себя”. Этот принцип разрешает ему, не задумываясь, принизить, потерять человека, растоптать чужую жизнь. Приобретая власть над Дуней (он называет это любовью), Лужин хочет опозорить ее брата, убедив всех, что Соня Мармеладова, которой помогает Родион, не только проститутка, но и воровка.

Тяжело забыть ужасную сцену во время поминок у Мармеладовых, когда лишь случайность спасает Соню. У Лужина полностью отсутствует чувство морали, он не знает, что такое совесть, порядочность. Его безрассудство приводит к нескрываемой подлости.

Свидригайлов – натура намного более сложная. Это не полный эгоист, как Лужин, не просто лиходей или преступник. Потенциально он человек большой совести и большой силы.

Но его поведение непредсказуемо, у него часто проявляются звериные инстинкты.

Достоевский показывает, что причина моральной, а потом и физической гибели этого человека социальная. Он приходит к выводу, что справедливость в этом мире невозможна. Отсюда его отчаяние, презрение и недоверие к людям.

В нем гибнут добрые зачатки, он делает добро и причиняет зло (вспомним его роль в судьбы Дуни) с одинаковым равнодушием – “от скуки”. Но жить без веры в истину и добро невозможно – и он гибнет, наказывает сам себя.

Сталкиваясь с этими людьми, Раскольников не может согласиться с их “моралью” и в то самое время не может не признать, что они живут по его “теории”, оправдывая ею свое презрение к “гурьбе”, к тем, кто “низший”. Ему ничем возразить утверждение Свидригайлова, что они (он и Раскольников) “одного поля ягоды” и что между ними “есть точка общая”. Более того, Раскольников сам говорит Лужину: “А приведите к следствиям то, что вы недавно проповедовали, так и выйдет, что людей можно резать”, – тем самым разоблачая теорию, с которой хотел, но не смог (“натура” победила!) жить.

Отношение героя к “сильным мира сего” показывает, что он, глядя в своих “двойников”, ощущает к ним очень глубокое отвращение и не хочет к ним присоединиться, не может принять мир людей, которые живут по его “теорией”. В этом сила “натуры” Раскольникова, его преимущество над “сильными мира сего”, над всеми лужиными и свидригайловыми. В этом – надежда на его моральное возрождение и возвращение к людям.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Раскольников и его “двойники” в романе Ф. Достоевского “Преступление и наказание”