Расцвет немецкого исторического романа



Поворот к воинствующему гуманизму наиболее ярко и всесторонне отразился в историческом романе. Расцвет этого жанра начался уже в 20-е годы.

Популярными романистами тех лет были Эмиль Людвиг (1881-1948; “Наполеон”, 1925; “Бисмарк”, 1926; “Вильгельм II”, 1926) и Альфред Ной-ман (1894-1952; “Дьявол”, 1926; “Мятежники”, 1927). Однако их психологический метод во время эмиграции обнаружил свою почти полную непригодность. Австрийскому писателю Стефану Цвейгу (1881-1942) большую славу принесли его психологические новеллы “Амок” (1922) и “Смятение чувств” (1927) и прежде всего его исторические миниатюры “Звездные часы человечества” (1927), беллетризованные биографии “Жозеф Фуше” (1929) и “Мария Антуанетта” (1932).

Удивительно быстрый рост количества книг исторической тематики, естественно, вызывал подозрение, что таким образом писатели стараются уйти от жгучих вопросов современности. Однако эти опасения были обоснованны лишь отчасти. Л. Фейхтвангер (“О смысле и бессмыслии исторического романа”, 1935), А. Деблин (“Исторический роман и мы”, 1936), Д. Лукач (“Исторический

роман”, 1937) выдвинули веские аргументы в оправдание исторического романа.

Его появление было закономерным по многим причинам.

Пребывание в изгнании мешало достоверно показать страшную действительность нацистского рейха. В историческом романе можно было ее изобразить символически. К тому же и возможность быть понятыми зарубежным читателем была здесь большей.

Прежде всего речь шла о том, чтобы на широком эпическом полотне раскрыть положительные, полнокровные образы героев современности.

Содержание и форма произведений, конечно, ни в коей мере не были однородными. В романе Л. Фейхтвангера “Лже-Нерон” (1936) подается исторический материал, на фоне которого сатирическими средствами очуждается нацистский рейх. Гитлер, Геринг, Геббельс легко узнаются в “костюмах” времен Древнего Рима.

И Брехт, как сатирик современности, обращается к истории. В его фрагменте романа “Дела господина Юлия Цезаря” (около 1937 г.) демонстрируются те прозаические законы, согласно которым “сити”,

“центр” деловых интересов, превращает ловких посредственностей в больших людей. “Сервантес” Бруно Франка вновь являет собой образец колоритного биографического исторического романа. На примере своего героя автор стремится доказать, что участие в битвах времени – исходный пункт большого искусства. Исторические фигуры европейского гуманизма привлекли внимание С. Цвейга, к ним он обращается в своих романах-эссе “Триумф и трагедия Эразма Роттердамского” (1935) и “Кастеллио против Кальвина” (1936).

В качестве антагониста фанатичного фашиста у Цвейга выступает человек, наделенный большой терпимостью, спокойным благородством и бессильным разумом, для которого мысль и действие находятся в кричащем противоречии. Их объединение в виде “воинствующего гуманизма”, напротив, является темой романов Лиона Фейхтвангера, Альфреда Деблина, а также Генриха и Томаса Маннов. Братья Манны по праву считаются в мировом общественном мнении – с разного времени и по разным причинам – ведущими представителями прогресса, потому что с их эпохой связана передовая культура “другой Германии”.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Расцвет немецкого исторического романа