“Путевые записки” в “Путешествии в Арзрум”

На “Путешествии в Арзрум” лежит печать времени его написания. Это “путевые записки”, то есть деловая проза, документ, свидетельство об увиденном в далеком, мало знакомом крае России – Кавказе, точное описание жизни, быта, обычаев грузин и армян, рассказ о военных действиях русской армии. Но этот деловой документ есть в то же время художественная проза.

Сочетание документальности и художественности отличает пушкинский художественный метод второй половины 1830-х годов.

В “Путешествии в Арзрум” подлинность описания засвидетельствована жанром (путевые записки) и тем, что их автор – Пушкин – совершил данное путешествие, Художественность же достигается отбором фактов, наблюдений и событий, нужных автору, их интерпретацией, выражением авторской позиции по отношению к описываемому, созданием образов – событий, природы Кавказа и прежде всего встречаемых на пути людей.

Отсюда характерный для пушкинской прозы последних лет парадоксальный эстетический эффект: все описанное – факт, реальность, подлинная жизнь, результат точного наблюдения, итог увиденного путешественником своими глазами. В то же время это искусство, образное постижение жизни. Эмпирический факт может оказаться случайностью, художественность гарантирует объективность, типичность, закономерность происходящего.

Художественность, опирающаяся на реальные факты, а не на, выдумки и домыслы романтического воображения, позволяет утвердить истинную подлинность жизни, событий.

Важнейшим моментом художественного начала “Путешествия в Арзрум” является реализация главного пушкинского условия: проза “требует мыслей и мыслей – без них блестящие выражения ни к чему не служат”. “Путешествие в Арзрум” – это пиршество идей, здесь пафосом является поэзия мысли. Пушкин напоминает о сложных проблемах освоения завоеванных земель народов Кавказа, высказывает свои мысли и пожелания о путях распространения просвещения, констатирует трагизм взаимоотношений завоевателей и завоеванных, пишет о развивающихся связях России и Грузии, осуждает введенную Ермоловым систему аманатов – своеобразную систему заложников (детей черкесов отбирали у родителей и держали пленниками в крепости). Пушкин вовлекает в свои размышления читателей, заставляет их думать о будущем России, доверительно делится с ними своими наблюдениями, сомнениями.

Но любимой мыслью Пушкина в “Путешествии в Арзрум” была мысль о судьбе декабристов. Мысль эта была уже оценена давно. Об изображении декабристов в “Путешествии” писал Айвазян: “Безусловно, о делах разжалованных декабристов, об их роли в войне Пушкин знал, еще находясь в Петербурге, из писем брата, Раевского, друзей, из рассказов лиц, побывавших на фронте, а на театре военных действий Пушкин воочию увидел, кому была обязана Россия славой побед в эту войну. Восстанавливая истину, Пушкин вновь выразил свою преданность освободительным идеям. “Путешествие в Арзрум” имеет важное значение для изучения идейной биографии Пушкина”

Через несколько лет об этом писал В. Шадури. “Путешествие в Арзрум” – “единственное печатное произведение этого периода, в котором поэту удалось так или иначе высказаться о декабристах”. Несмотря на запрещение упоминать в печати декабристов, “Пушкину все-таки удалось ввести в свое “Путешествие” тему героизма декабристов, рассказать о них в замаскированной, но для сведущих людей в довольно прозрачной форме. В последних главах “Путешествия”, посвященных описанию военных событий, почти на каждой странице встречаем декабристов, игравших решающую роль в кампании 1829 года”.

В книге Шадури не только отмечены все встречи Пушкина с декабристами, они и прокомментированы с привлечением других материалов, например, воспоминаний декабристов о свидании с Пушкиным на Кавказе. Фактическая сторона декабристской темы в “Путешествии” выяснена довольно подробно и полно.

Декабристская тема “Путешествия”, пожалуй, поможет понять, почему была прервана работа над ним в 1830 году и, главное, почему к ней вернулся Пушкин именно в 1835 году. Я уже говорил, что к 1835 году исчезла острота момента, теперь от Пушкина уже не требовалось немедленно го отклика на события. Прошедшие шесть лет создавали возможность спокойно рассказывать и спокойно реагировать на давние события, актуальность которых для Пушкина не только не прошла, но. как увидим, еще более возросла.

Неожиданно отличный повод к публикации давало сочинение В. Фонтанье. Им нельзя было не воспользоваться. Отвечая врагу русской политики на Востоке, агенту французского правительства, Пушкин получал возможность защищать себя. Уличая В. Фонтанье во лжи, он в качестве доказательства своей правоты приводил текст “Путешествия в Арзрум”.

В “Путешествии” говорилось об успехах русской армии, ее солдат и офицеров под командованием Паскевича.

Ответ В. Фонтанье был и ответом русским критикам. Пушкин тонко и умно подменял одну тему другой. Булгарин упрекал, что поэт не воспел политику Николая I, а Пушкин, отвергая обвинение француза, утверждал, что он не писал сатиры!

Написание “Путешествия в Арзрум” именно в 1835 году объясняется любимой – декабристской – мыслью в нем. В следующем году исполнялось десять лет со дня осуждения декабристов. Пушкин принял решение публично выступить в защиту осужденных.

При этом если в 1826 году в “Стансах” он обращался к царю с просьбой помиловать тех, кого тот осудил, то теперь речь шла о другом, не о милости.

За прошедшие годы изменились убеждения Пушкина, по-новому встал и вопрос о положении и правах декабристов. Те, кто был разжалован и сослан на Кавказ в действующую армию, своими ратными подвигами, своею кровью не только искупили так называемую “вину”, но делами, нужными отечеству, показали, каковы истинные сыны отечества, патриоты.

Пушкин – свидетель победных боев, Пушкин – поэт, показав в “Путешествии в Арзрум” декабристов в деле, утверждал перед лицом общества, перед самодержцем мысль о необходимости прекратить преследование патриотов, о необходимости и обязанности отечества воздать им должное, вернуть им имя и честь.

Запрет упоминать о декабристах вынуждал Пушкина действовать осторожно. Главная задача состояла в том, чтобы предать гласности свое “Путешествие в Арзрум”. Оттого многие имена декабристов названы не полностью, а помечены первой буквой фамилии (В.- Вольховский, М. П.- Михаил Пущий, С.- Семичев и т. д.). Раевский в одних случаях писался полностью, в других только буквой Р. Фамилия убитого героя Бурцева писалась полностью.

Теми же причинами объясняется создание образа Паскевича – командующего армией, где отличились герои декабристы.

Замысел “Путешествия в Арзрум” и его цель во многом определялись той концепцией милости, которую создал з 1835 году Пушкин, изучая историю Петра I. Эта концепция была положена в основание тогда же написанного стихотворения “Пир Петра Первого”.



“Путевые записки” в “Путешествии в Арзрум”