Публицистическая литература XVI века

Характер и содержание русской публицистической литературы, начиная с 40-х годов XVI в., определяются преимущественно борьбой восходящего дворянства и быстро клонившимся к политическому и экономическому упадку боярством, со времени учреждения в 1564 г. опричнины окончательно утратившим свои былые социальные привилегии.

Виднейшим идеологом дворянства в эпоху Грозного является Иван Пересветов, приехавший на Русь из Литвы в конце 1538- начале 1539 г. и заявивший себя с конца 40-х годов XVI в. как автор нескольких публицистических повестей и двух челобитных к Ивану Грозному. В тех и других он является апологетом самодержавного Русского государства, поддерживающего в первую очередь интересы дворянства и организованного на основе регулярно действующего чиновничьего и воинского аппаратов. На его сочинениях отразились такие произведения, как повесть Нестора-Искандера о взятии Царьграда, повесть о Дракуле, а также западноевропейские исторические сочинения. В “Сказании о царе Константине”, рисуя гибельное влияние византийского боярства на царя Константина и на судьбы Византии, Пересветов аллегорически изображает засилье боярской партии в пору малолетства Грозного.

Пересветов здесь, как и в других своих сочинениях, является сторонником царской “грозы”: “Царь кроток и смирен на царстве своем,- говорит он,- и царство его оскудеет, и слава его низится. Царь на царстве грозен и мудр – царство его ширеет, и имя его славно по всем землям”.

В Большой челобитной Ивану Грозному Пересветов, ссылаясь на волошского воеводу, уже прямо говорит о засилье в Русском царстве бояр: “Тако говорит Петр, волоский воевода про Руское царство, что велможи руского царя сами богатеют и ленивеют, а царство оскужают его, и тем ему слуги называются, что цветно и конно и людно выезжают на службу его, а крепко за веру христианскую не стоят и люто против недруга смертною игрою не играют, тем богу лгут и государю”.

В “Сказании о Магмет-салтане” в замаскированной форме пред-ставлена целая политическая программа, предвосхищающая собой позднейшие государственные реформы Ивана Грозного, в частности учреждение опричнины. “Сказание” начинается с изображения судьбы Византии. Последний византийский царь Константин был гуманным и кротким правителем. Этими качествами царя воспользовались бояре, которые лишили его силы и могущества, в результате чего Византия была завоевана турками. Магмет-салтан, покоритель Византии, считал, что в государственных делах самое важное – правда.

Эту правду он вычитал из греческих христианских книг, когда взял Константинополь, но государственная практика Магмета была совершенно иная, чем практика Константина.

Он прежде всего очень сузил, почти свел на нет боярскую власть и боярские привилегии, предоставив значительные преимущества воинству и уничтожив такую систему административного аппарата, при которой администратор брал в свою пользу налоги и пошлины, взимаемые им с населения: все налоги должны были идти в казну непосредственно, а чиновник-администратор получал определенное жалованье. Так же дело обстояло и с судебными пошлинами, чем ослаблялось царившее в государстве неправосудие. Магмет, понимая, что царь силен и славен войском, заботится о создании образцового воинства и всячески покровительствует ему. Он держит у себя 40 тысяч “янычан”, которым платит жалованье и дает “алафу (финики) по всяк день”.

Всякие правонарушения Магмет искореняет сурово и беспощадно, руководствуясь тем, что “как конь под царем без узды, так царство без грозы”. Расценивает своих подданных Магмет не по степени их знатности, а по качеству их заслуг, особенно воинских: “все есмя дети адамовы,- говорит он,- кто у меня верно служит и стоит люто против недруга, и тот у меня лучшей будет”. Занятие “смертной игрой” – высшая заслуга воина.

Магмет, наконец, является противником рабства, которое он упраздняет в своем государстве, потому что “в котором царстве люди порабощены, и в том царстве люди не храбры и к бою не смелы против недруга”. Сочинения Пересветова написаны простым, энергичным языком, почти совершенно чуждым элементов церковно-славянской речи, без обычных у его современников цитат из “священного писания”.

До приезда на Русь Пересветов долго жил на Западе – в Венгрии, Чехии, Польше, и его публицистические взгляды сложились, очевидно, в известной мере под воздействием западноевропейской политической практики. В ту пору на Западе усилившаяся королевская власть успешно боролась с феодальными порядками, и монархический принцип всюду побеждал. Исключение представляли как раз Венгрия, Чехия и Польша, где служил Пересветов, но и там делались попытки упрочения монархической власти и создавались проекты военно-финансовых реформ, очень близкие к тем, какие Пересветов рекомендовал в применении к русской действительности.

Представление об идеальном монархе-мудреце и философе, какое он себе усвоил, было обычным у европейских гуманистов.

К памятникам, вышедшим из противобоярской среды, очевидно, в 40-е годы XVI в., должен быть причислен и трактат “Благохо-тящим царем правительница и землемерие”, авторство которого с достаточным основанием приписывается священнику, ставшему ; потом монахом,- Ермолаю-Еразму, принадлежавшему к кругу s макарьевских книжников. Автор трактата обращает внимание, царя на тяжелое положение основной, по его взгляду, производительной силы страны – крестьянства, добывающего хлеб – “всех, благих главизну” и эксплуатируемого существующими его трудом вельможами. Он предлагает ввести коренные экономические реформы, сводящиеся в основном к замене всех податей с крестьян, в первую очередь денежной, натуральной повинностью в размере одной пятой урожая.

Противобоярская политика Ивана Грозного нашла отражение, и в народной исторической песне и в народной сказке, в которых Грозный выступает в качестве борца против боярского засилья.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Публицистическая литература XVI века