Прозаические произведения Николая Филипповича Павлова (1803-1864)



Шагом вперед и в отношении демократизма, и в отношении реализма по сравнению с произведениями М. П. Погодина и Н. А. Полевого была проза Н. Ф. Павлова, выпустившего в 1835 г. “Три повести”, сочувственно отмеченные А. С. Пушкиным и В. Г. Белинским. Подобно Погодину, он пришел в литературу из крестьянской среды – родился в семье крепостного и был отпущен на волю. Общественное сознание разночинца ярко выступает в повестях Павлова.

В повести “Именины” он одним из первых берет героем крепостного интеллигента. Талантливый музыкант, которому

удалось добиться высокого мастерства в искусстве, с горечью осознал весь ужас положения крепостного, полюбившего свою ученицу, внучку помещицы. Проигранный барином в карты вместе со всей деревней, герой бежит, не желая переносить неволю. Попав в солдаты, он за свое геройство получает офицерский чин.

Новая встреча с любимой девушкой, уже вышедшей замуж, приводит к трагической развязке – гибели героя на дуэли. Павлов формулирует демократический тезис о том, что “человек везде равно достоин внимания”. Однако ни здесь, ни в других своих повестях Павлов не становится выразителем революционных тенденций.

Социальный протест героя оказывается неглубоким: став офицером, он находит удовлетворение только в том, чтобы “развалиться на креслах перед чопорным барином, перед чинным богачом”,

В повести “Ятаган” Павлов критически изобразил военную среду. Кастовые предрассудки и неравенство общественного положения становятся причиной личной и служебной катастрофы героя-корнета. Развивая один из мотивов грибоедовского “Горя от ума”, Павлов высмеивает всеобщее благоговение перед мундиром, что было довольно смелым в эпоху николаевской военщины. Недаром “Ятаган” вызвал возмущение Николая I и переиздание книги было запрещено.

Павлов нападает и на свет, который “не терпит свободы”, “оскорбляется сосредоточенной думой” и т. д. Есть в повести и антикрепостнические мотивы. Автор возмущается тем, что существование помещиков обеспечивают “какие-то души, заносимые снегами, закопченные дымом”. Описывая обряд целования дворовыми руки у молодого барина, автор иронически замечает, что “человек несведущий” мог бы сказать: “Это отец, это дети!”

Менее острой была повесть “Аукцион”, но и здесь дано критическое изображение светского общества, выгодно отличающее повесть Павлова от безыдейной “светской повести” того времени, что было отмечено Белинским.

Включая Павлова в число предшественников Н. В. Гоголя, Белинский указывает и на недостаток его повестей: верность “в частях и подробностях” при отсутствии “верности целого”, типических обобщений. Белинский предоставил будущему решить вопрос о том, в какую сторону разовьется талант писателя. В дальнейшем “Новые повести” (1839) Павлова показали, что в его творчестве слабые стороны возобладали над сильными.

Социальный протест у Павлова, как и у других беллетристов-разночинцев, резко пошел на убыль.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Прозаические произведения Николая Филипповича Павлова (1803-1864)